Россия ускоряет суверенизацию капиталов

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time07 авг 2020remove_red_eye1 087

Минфин РФ начала денонсацию налогового соглашения с Кипром. На очереди – Нидерланды. Далее – все прочие. Время налоговый гаваней заканчивается.

Офшорные зоны повторяют судьбу общего процесса глобализации. Они возникли в качестве удобного инструмента анонимизации капиталов на этапе их экспансии из «первого мира» во все прочие. Но потом быстро превратились в еще более удобный способ уклонения от уплаты налогов.

Нельзя сказать, что Россия свой путь придумала самостоятельно. Еще на саммите Большой двадцатки в 2012 и потом в рамках встречи Организации экономического сотрудничества и развития в феврале 2013 была сформулирована проблема размывания налогооблагаемой базы и вывода прибыли из-под налогообложения (Base Erosion and Profit Shifting — BEPS), признанная общемировой.

После чего ведущие страны мира придумали и утвердили План борьбы с BEPS из 15 пунктов. Появилось понятие контролируемых иностранных компаний, концепция фактического получателя дохода, было введено требование обязательности раскрытия информации о трансграничных сделках с элементами налогового планирования, сформулирован уровень обязательного экономического присутствия (так называемый сабстанс) для большинства классических офшоров, таких как Британские Виргинские Острова, Сейшелы или ОАЭ.

С той лишь разницей, что большинство участников их у себя в парламентах толком не ратифицировали до сих пор, тогда как Россия методично перешла от слов к делу.

В течение последующих лет в нашей стране разработали и ввели в действие юридические ограничения по дистанционному управлению налоговым резидентством, навели порядок с КИК и особенно с действующими в России иностранными компаниями, фактически принадлежащими российским собственникам и лишь управляющимися через офшор.

В результате, вместо 2% налогов, выплачивавшихся ранее, сейчас все чаще такие бизнесы подпадают под нормальные 13% НДФЛ. Или 15% налога на дивиденды и процентные платежи, направляемые в офшоры.

Сейчас осуществляется последний этап стратегического плана – синхронизация с российским уровнем налоговых ставок с теми офшорами, кому пользование российскими деньгами интересно, и прекращение особых финансовых отношений со всеми прочими.

Например, в апреле 2020 правительству Республики Кипр было предложено довести внутренний налог поступающие из России дивиденды до российского уровня в 15% в рамках Соглашения об избежании двойного налогообложения (СИНД). Киприоты предложение отклонили. Как закономерный результат – Россия начала процедуру выхода из соглашения с Кипром вовсе.

В результате «домой, в Россию» в ближайшее время вернутся 180 млрд как бы накопленных в РФ «кипрских» инвестиций. На самом деле ранее выведенных из нашей страны и реинвестированных уже под видом иностранных. Что приводило к выводу на Остров около 10,5 млрд минуя налоги.  Это при номинальном ВВП Кипра  в 24,5 млрд долл.

Грубо говоря, 41% всех кипрских прибылей 2019 года имели прямое российское происхождение. Теперь их не будет. Люксембург и Мальта «сигнал» поняли правильно и с синхронизацией согласились. Очередь дошла до Нидерландов. Их Минфин получил из России официальную просьбу о внесении соответствующих поправок в действующее двустороннее СИНД.

Россия, неуклонно и методично, занимается деофшоризацией своей экономики. Без революций, без громкого пафоса, без истеричного рвания тельняшек на груди. Спокойно спускаясь с холма.

Средняя оценка: 5 (голоса: 11)