Юрий Баранчик: Великобритания и США хотят быть добрыми полицейскими в Белоруссии

В Белоруссии Евросоюз должен таскать горячие каштаны из огня в интересах Британии и Штатов
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time17 дек 2020remove_red_eye111
17 12 2020
 

В Белоруссии Евросоюз должен таскать горячие каштаны из огня в интересах Британии и Штатов. Об этом Юрий Баранчик, заместитель директора Института РУССТРАТ, шеф-редактор аналитической редакции ИА REGNUM, рассказал в интервью изданию Украина.ру.

На днях белорусская оппозиционерка Светлана Тихановская поделилась своим разочарованием в европейских политиках. Она отметила, что слова западных политиков о поддержке критиков "режима Лукашенко" оказались просто словами, авторы которых опасаются реальных резких действий из-за возможных осложнений отношений с Кремлем.

- Юрий, действительно ли Европа столь безучастна, как говорит Тихановская?

— Это игра с ее стороны. Евросоюз принял ряд заявлений и мер по Белоруссии, но они носят часто декларативный характер. Даже санкции к реальной экономике не имеют никакого отношения, а политически ЕС никак не может влиять на ситуацию там.

Игра Тихановской больше направлена на Британию и США, которые хотят, чтобы Евросоюз начал предпринимать жесткие действия в отношении Белоруссии и таким образом таскал каштаны из огня. Американцы и англичане будут изображать добрых полицейских и на более высоком уровне выстраивать диалог и налаживать взаимодействие.

- Белорусская оппозиция заявила, что протесты идут на спад и надо готовиться к информационной работе в зимний период. Значит ли это, что протесты до весны затихнут, и не зачистит ли Лукашенко протестный электорат за этот период?

— Протестный электорат зачистить не удастся, потому что это большая часть республики, поэтому ни у кого не должно быть иллюзий, прежде всего у белорусской власти. Естественно, что из-за погодных факторов протесты пойдут на спад. Тем не менее какое-то подобие протестной активности будет поддерживаться, и мы не будем видеть "пустых" выходных. Но как только пройдут холода, акции будут продолжены в большем масштабе.

Зимний период будет использован властью и белорусскими эмигрантами для осознания того, что произошло. Цифры, которые были получены на избирательных участках 9 августа, оказались неожиданностью и для властей, которые думали, что все под контролем, и для людей, которые думали, что дергаться не имеет смысла.

Если бы речь шла о том, что Лукашенко набрал 55-60%, народ бы смирился, но когда объявили 80%, произошел разрыв шаблона. Людей также подстегнуло неправомерное применение силы правоохранительными органами. Насилие в первые три дня протестов взорвало белорусское общество. Негативная энергия, которая накапливалась в обществе 20 лет и не имела выхода из-за отсутствия оппозиционных партий в парламенте, свободных СМИ, дискуссий на телевидении, нашла выход.

Эмоции оказались сильными и благодаря им протесты продержались три месяца. Весной это все возобновится на более высоком уровне, так как за это время народ переосмыслит то, что произошло. Кроме того, ухудшится социально-экономическая ситуация как базис для протестной активности.

- Мы часто слышим о санкциях против руководства республики. Опасается ли их Лукашенко?

— Эти санкции носят больше декларативный характер. Если бы на Западе было желание применять реальные санкции, то сделали бы так, чтобы белорусские НПЗ не смогли продавать продукцию из российской нефти. Одно решение — и белорусская экономика останавливается. Основные бенефициары этой схемы — Британия и Германия. Зачем им резать курицу, которая несет золотые яйца?

Поэтому для поддержки определенного имиджа Белоруссии в публичном пространстве санкции ЕС носят характер, который, с одной стороны, показывает усилия по защите прав и свобод граждан, а с другой, никоим образом не сказывается на экономическом положении властей. Естественно, Россия видит эту игру.

Когда граждане возмущаются тем, что РФ не поддерживает протесты, нужно понимать, что если Россия вмешается, то Британия, США и ЕС по-новому наладят белорусскую многовекторность. России это не нужно.

Москва не принимает никаких мер, которые бы шли вразрез с договоренностями двух лидеров в Сочи.

- В интервью журналу New Yorker Тихановская очень лестно отзывается о Марии Колесниковой. Есть ли у Колесниковой политическое будущее? Сама Тихановская называет ее следующим президентом Белоруссии…

— Колесникова меньше известна, чем Тихановская, в публичном пространстве, поэтому сложно говорить, что она из себя представляет как политик. Тем более эти женщины недавно появились на политическом небосклоне республики. Их больше используют, особенно Тихановскую, для отвлечения внимания.

Реальные люди, которые могут претендовать на что-то, находятся либо во властных структурах, либо в оппозиции в Британии и США. Эти люди будут обладать более реальным весом, чем эти две излишне публично надутые фигуры.

-  Насколько возможно формирование лояльной по отношению к РФ оппозиции в Белоруссии?

— Исторически белорусская оппозиция не только антилукашенковская, но и антироссийская. Националистическая оппозиция, "Белорусский народный фронт", близка к украинским радикалам. Другую часть оппозиции составляют бывшие чиновники, бизнесмены, средний класс, гуманитарная интеллигенция из Минска и крупных областных центров. Они говорят на русском языке, и у них нет ярой русофобии. Они хотят поддерживать тот же вариант капитализма, что и в России. Поэтому их союзниками были партии "Яблоко" и Союз правых сил.

Со второй частью оппозиции необходимо вести диалог, там много хороших специалистов, они здравомыслящие, в отличие от радикалов с их националистическими мантрами. Пророссийская оппозиция всегда жестко зачищалась Лукашенко, даже более жестко, чем прозападная. Все наши активисты подвергались репрессиям, наша небольшая тусовка зачищалась, выдавливалась, зачищалась и маргинализировалась.

- 8 декабря Союзному государству исполнился 21 год. Насколько этот проект можно назвать успешным?

— Ситуация давно замерла на точке бифуркации, и с этой точки не сдвигаются ни Россия, ни Белоруссия. Надо признать, что для граждан Союзного государства, россиян и белорусов, сделано много. Люди могут находиться на территории двух стран, получать работу, учиться.

Что касается продвижения интеграции на стратегическом уровне — интеграция предприятий, экономических, банковских активов, государственных функций, общей финансово-экономической политики, хотя бы на том уровне, на котором это проводится в ЕС, — то мы видим, что никаких реальных действий нет.

Проект Союзной интеграции застыл, и его главным ступором является Александр Лукашенко. Он воспринимает республику как некий участок земли, преданный ему в личное владение, который хочет передать по наследству. На самом деле это окно возможностей серьезно сузилось, если раньше горизонт планирования белорусской власти составлял два-три года, то сейчас он не превышает полугода.

- Как бы вы оценили уходящий год для Лукашенко? Кажется, что власть он удержал, но тем не менее этот кризис был самым серьезным в истории Белоруссии.

— Мне эта ситуация напоминает "Сказку о золотой рыбке", когда старуха, попросив у рыбки еще больше, оказалась в прежней позиции.

Белорусская власть не понимает геополитическую ситуацию в мире и предъявляет чрезмерные требования к главному спонсору белорусского экономического чуда, ведь если бы не помощь России, то от экономического суверенитета республики не осталось бы и следа. Сейчас белорусское руководство пожинает плоды своей политики отказа от Союзного государства. Сейчас республика оказывается в 1994 году, когда к власти пришел Александр Лукашенко.

Состояние власти очень плачевное, проект объединения славянских семей, о котором говорил Лукашенко, оказался дискредитирован. Это очень серьезное идеологическое поражение, когда белорусская власть последние годы стала брать на вооружение символы своих оппонентов из прозападной оппозиции. Это идеологический кризис, и не замечать этого невозможно.

Средняя оценка: 5 (голоса: 1)

Видео