Конкуренция между транспортными коридорами на Южном Кавказе обостряется

Джеймстаунский фонд прокомментировал доклад Института РУССТРАТ
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time19 июн 2021remove_red_eye885
print 19 6 2021
 

Призыв Москвы вновь открыть транспортные коридоры на Южном Кавказе, которые были заблокированы в течение 25 лет из-за армяно-азербайджанской войны за Нагорный Карабах, вызвал новую напряженность между этими двумя странами и новые опасения в других странах. Они касаются того, каким образом открытие этих коридоров, если оно действительно произойдет, изменит геополитику региона. Но эта напряженность и озабоченность являются лишь верхушкой гораздо большего айсберга геоэкономических и геополитических проблем: растущая конкуренция между странами региона и внешними державами, такими как Россия, Китай и Турция, за другие транспортные коридоры на Южном Кавказе. В результате, и в обоих случаях, проекты, направленные на более тесное сближение стран региона между собой и с внешним миром, могут привести к новым конфликтам. Некоторые страны рассматривают такие коридоры скорее как угрозу своему нынешнему положению, чем как решение своих собственных проблем.

Действительно, ситуация уже стала настолько серьёзной, что Московский институт политической и экономической стратегии (РУССТРАТ) в новом докладе заявляет, что “битва транспортных и коммуникационных коридоров в Закавказье” уже идет и будет расширяться в ближайшие годы (Russtrat.ru, 6 июня). Это происходит не только из-за нерешенных этнических, религиозных и политических проблем для каждого из многочисленных проектов, которые сейчас реализуются или обсуждаются в регионе, но и потому, что все внешние игроки заинтересованы в том, чтобы одни продвигались вперед, а другие терпели неудачу, потому что они рассматривают эти транспортные коридоры как часть более масштабной геополитической борьбы. Следовательно, говорит Московский аналитический центр, шансы на то, что военные конфликты в регионе вместо того, чтобы отступить, скорее всего, вырастут в течение следующего десятилетия или двух, причем основное соперничество будет между Россией и Китаем с одной стороны, и Соединенными Штатами и Турцией с другой, хотя оба этих альянса будут включать в себя другие в отдельных случаях, а также могут расколоться из-за конфликта национальных интересов между ведущими членами.

Число действующих или обсуждаемых международных транспортных коридоров на Южном Кавказе намного больше, чем многие предполагают. Некоторые из наиболее заметных, по словам РУССТРАТА, включают маршрут Баку-Тбилиси-Карс, инициативу Китая “Один пояс, один путь”, которая состоит из множества транскаспийских и транскавказских коридоров, размораживание коридоров, заблокированных армяно-азербайджанским конфликтом, строительство новых каналов между Каспием и Черным морем, а также между Каспием и Персидским заливом,  Лазуритовый коридор, связывающий Афганистан с Европой, и ТРАСЕКА между Центральной Азией и Кавказом и Европой. Некоторые из этих маршрутов были явно предназначены для обхода России, тогда  как другие планировались для её более глубокого вовлечения. Таким образом, перед Москвой стоит задача бросить вызов тем, кто подрывает ее позиции, в то же время продвигая те, которые помогают ей сделать из Южного Кавказа  как восточно-западный, так и северо-южный центр, и сделать это вопреки возражениям США и некоторых европейских государств (Об этом вызове см. EDM, 24 марта 2020 года).

Две вещи делают вопрос транспортных коридоров на Южном Кавказе особенно важным. С одной стороны, вопрос о том, будут ли они решены и каким образом, вероятно, повлияет на более широкие политические механизмы в течение некоторого времени. Таким образом, внешние стороны, включая Россию, Китай, Иран, Турцию и США, заинтересованы в том, чтобы вмешаться в него гораздо раньше, чем это могло бы быть в противном случае, чтобы другие их не опередили. Но в то же время, говорит РУССТРАТ, ошибочно полагать, что экономические транспортные коридоры сами по себе будут определять эти отношения.

Вполне возможно, что Россия и другие страны представят себе ситуацию, в которой они будут поддерживать или, по крайней мере, не будут выступать против этих коридоров и одновременно использовать другие средства для развития политического сотрудничества и сотрудничества в области безопасности. Это особенно верно для России, которая имеет ограниченные финансовые ресурсы и чей "главный кавказский интерес сейчас связан не столько с коридорами, сколько с общими политическими связями", которые могут быть использованы для блокирования дестабилизации региона, но это также может иметь значение для Китая, США, Турции и Ирана, которые имеют гораздо большие ресурсы в этом отношении и которые могут иметь разные интересы в том, что касается дестабилизации, говорит Московский аналитический центр.

То, что произойдет с этими коридорами, также определит, что произойдет на других маршрутах восток-запад и север-юг. Если Южный Кавказ станет важным маршрутом восток-запад, это снизит значение Суэцкого канала и Северных морских путей как транспортных коридоров. Если он станет крупным северо-южным маршрутом, это может привести к формированию альянса между Россией и Ираном, который заблокирует распространение турецкого и западного влияния на Кавказ и большую Центральную Азию.

"История показывает", - говорят аналитики РУССТРАТ, - что когда пространство этого региона находится под контролем одного геополитического игрока, риск конфликтов сводится к минимуму. И наоборот." СССР мог сохранять стабильность в регионе, но Россия пока не в состоянии восстановить такое господство на Южном Кавказе. Таким образом, другие игроки будут играть все более важную роль, а это означает, что будут возникать конфликты. И эти конфликты, продолжают московские аналитики, скорее всего, вспыхнут именно вдоль транспортных коридоров. Действительно, они уже начались (см. EDM, 3 декабря 2020 года и 3 марта 2020 года). Тот факт, что аналитики в Москве делают это замечание, говорит о том, что другие правительства должны быть готовы именно к такому исходу не только в случае узко очерченного армяно-азербайджанского вопроса, но и в отношении всего Кавказа и даже за его пределами.

Публикация: Eurasia Daily Monitor, The Jamestown Foundation

Автор: Пол Гобл

10 июня 2021 06:16

(источник: eurasianet.org)

Перевод - Институт РУССТРАТ

Голосов пока нет

Видео