«Белорусский майдан» грозит еще одной стране бывшего СССР

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time10 сен 2020remove_red_eye236

Еще одна страна бывшего СССР рискует столкнуться с событиями, аналогичными тем, что произошли в Белоруссии в августе, пишет «Взгляд», отмечая схожесть ситуации в странах.

Речь о Таджикистане.

В 2020 году страна столкнулась с большими экономическими трудностями в связи с закрытием границ и невозможности выезжать в трудовую миграцию, на деньги от которой живет буквально половина страны. Недовольные положением дел граждане ранее имевшие возможность прокормить семью, отправившись на заработки в Россию, вынуждены оставаться на родине без работы. Более того, даже после отмены карантинных ограничений есть риск, что места, на которых работали иностранные работники, не будут воссозданы. Безальтернативная безработица и нищета существенно увеличивает протестный потенциал.

Уже довольно скоро у населения страны появится еще и политический повод заявить о своем недовольстве ситуацией. 11 октября 2020 года в Таджикистане состоятся выборы президента. При том, что сколько-нибудь сильных конкурентов у действующего президента Эмомали Рахмона нет. Оппозиция в предстоящих выборах отказалась выдвигать своего кандидата, считая борьбу с президентом в легальной плоскости бесперспективной.

Автор также приводит целый ряд сходств Белоруссии и Таджикистана. Среди них – численность населения (более 9 млн человек), государственные строй - «президентские республики с обширными полномочиями президента, которые в реальности намного превышают формальные рамки, заданные конституцией».

Кроме того, действующие главы обеих стран впервые избрались в 1994 году, а после избавились от ограничений сроков правления. И Лукашенко, и Рахмон – аграрии по своей первой профессии, руководили совхозами, любят напоминать о том, что они родом из села.

«За годы нахождения у власти они не стали проводить рыночные реформы. Весь крупный бизнес, как правило, обязан своему существованию исключительно приближенностью к президентскому клану. Не чураются и рейдерским захватом лакомого бизнеса конкурентов», пишет «Взгляд».

Внешняя политика обеих стран характеризуется пресловутой «многовекторностью»: официальные Минск и Душанбе, заявляя о дружбе с Россией, являясь членами ОДКБ, не спешат углублять экономическую интеграцию с РФ. В частности, Таджикистан время от времени напоминает о том, что рассматривает возможность вступления в ЕАЭС, но всякий раз ссылается на то, что все еще изучает опыт вступления в союз Армении и Киргизии.

Тем временем Душанбе активно развивает экономическое сотрудничество с Китаем, выражающееся в большей степени глубиной кредиторской задолженности, что приводит к все большей зависимости от Пекина.

Одной из наиболее ярких черт автор публикации называет нескрываемое намерение Лукашенко и Рахмона вырастить преемника из собственных сыновей.

В этом деле в 32-летнего Рустама Эмомали вложено уже немало: в 29 лет он стал мэром столицы, а в скором времени и сенатором. В 2020 году он был избран спикером верхней платы парламента, что де-факто означает вторым лицом государства, который должен возглавить страну в случае смерти или недееспособности президента. А в 2016 году при внесении поправок к конституции Таджикистана был снижен возрастной ценз для кандидата в президенты страны – с 35 до 30лет. Эксперты без тени сомнения связывают этот пункт с подготовкой плацдарма для выдвижения Рустама Эмомали на пост главы государства в 2020 году. Пока его кандидатура не выдвигалась.

Тем временем издание отмечает и некоторые отличия в ситуации двух стран: если Лукашенко «пришел к власти в спокойной, экономически развитой стране, в которой экономический кризис, связанный с перестройкой и развалом СССР прошел свой пик», то Рахмон возглавил страну, которая была беднейшей и при Союзе, в ходе гражданской войны.

«Президентские выборы (в Таджикистане, – прим. РУССТРАТ) в чистом виде вряд ли способны привести к конфликту, так как оппозиция будет обращаться за поддержкой не ко всему народу, а только к представителям своего клана, который будет вынужден противостоять другим кланам. Поэтому плавный переход власти от отца к сыну не воспринимается так уж болезненно. Вот если при этом или после этого будут нарушены договоренности, тогда – да, вспомнят про «нарушение демократии». Вокруг Таджикистана нет аналогов Польши, Литвы и т. п., нет ЕС, на чью помощь можно рассчитывать. Зато есть страны, с которыми не урегулированы пограничные вопросы, неспокойный Афганистан и Китай с его территориальными претензиями», - цитирует «Взгляд» слова доцента факультета международных отношений СПбГУ Руслана Шамгунова.

Голосов пока нет