Елена Панина: Москва должна стать локомотивом проекта «3+3» в Закавказье

    Начинающаяся новая закавказская «Большая игра», которая получит продолжение в Турции в формате «3+3», - уравнение со многими неизвестными. Но количество «неизвестных» надо сокращать
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time14 апр 2022remove_red_eye515
    print 14 4 2022
     

    Президент Азербайджана Ильхам Алиев сообщил, что второе очередное заседание региональной платформы «3+3» (Азербайджан, Армения, Грузия, Россия, Турция, Иран) пройдет в ближайшее время в Турции. Первое заседание в рамках этого формата состоялось в России в декабре прошлого года.

    Напомним, что инициатива проведения таких форумов была предложена Турцией после второй карабахской войны. Она предусматривает участие перечисленных стран в создании региональной системы безопасности, но без участия США и ЕС. Тбилиси такая позиция не устраивала, он отказывался присоединяться к инициативе, предлагая взамен формат тройки Грузия – Азербайджан – Армения (без России) или «1+6» – США + Грузия, Украина, Молдавия, Турция, Румыния и Болгария, что якобы более отвечает взглядам Тбилиси на себя как на европейскую и прозападную страну.

    Как заявил Алиев, «в рамках платформы необходимо добиться конкретных результатов, иначе она потеряет свою значимость». Это предупреждение связан с тем, что никто не знает, кто из стран системного типа – Россия, Турция, Иран – конкретно занимается разработкой этого проекта и занимается ли вообще.

    Неизвестно также, будут ли интегрированы с предполагаемыми в этом формате соглашения те договоренности, которые были достигнутые в треугольнике Россия – Азербайджан – Армения по итогам второй карабахской войны, особенно по части разблокирования региональных коммуникаций. Ничего также не известно относительно возможной модели региональной безопасности, особенно по части учета интересов России – Турции – Ирана.

    Пока бросается в глаза только стремление Анкары как-то закрепиться в Закавказье. Тегеран озабочен проблемой выстраивания нового баланса сил в регионе. Не совсем очевидны и интересы Москвы, кроме заявленной поддержки инициативы Турции по созданию платформы «3+3».

    Новую ситуацию в регионе создает и развал Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Из стран-сопредседателей США и Франция покидают регион, остается только Россия. При этом одновременно идет процесс по нормализации отношений между Ереваном и Анкарой, что высвечивает повышенную роль России и Турции в регионе. В свою очередь Тегеран, публично поддерживающий формат «3+3», негласно высказывает свою обеспокоенность появлением в регионе «новых границ».

    В то же время в ситуации блокирования из-за украинского кризиса Западом коммуникационных возможностей России с Европой, придется иначе оценивать перспективы выхода на рынки Ближнего Востока и Евразийского экономического союза. Москва должна стать главным локомотивом проекта «3+3», раскладывая свой «закавказский пасьянс», чтобы расширить набор инструментов воздействия на события в этом регионе.

    Возможно, поэтому в России и Турции осторожно комментируют позицию Тбилиси, не сжигают «мостов», тогда как сама Грузии на этом направлении много недоговаривает. Так что начинающаяся новая закавказская «Большая игра», которая получит продолжение в Турции в формате «3+3», это пока еще уравнение со многими неизвестными. Но количество «неизвестных» надо сокращать.

    Елена Панина, директор Института РУССТРАТ

    Средняя оценка: 5 (голоса: 5)