The Economist: Европе в 2023 году не хватит ни нефти, ни газа

    Санкционная политика Запада против России порождает системные противоречия во всем мире, причем хуже всего придется Европе. Свежая публикация в The Economist — тому подтверждение.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time26 сен 2022remove_red_eye106 310
    print 26 9 2022
     

    Санкционная политика Запада против России порождает системные противоречия во всем мире, причем хуже всего придется Европе. Свежая публикация в The Economist — тому подтверждение.

    Нефти нет

    Станет ли западное эмбарго критическим ударом для России? Нет. Москва перенаправит минимум 75% нефти в другие регионы. ЕС и США уже сократили импорт российской нефти на 0,76 млн баррелей в сутки (мбс), но отгрузка из наших портов всё равно оказалась… на 0,5 мбс больше, чем год назад.

    В целом, эмбарго не будет иметь влияния на крупных игроков, которые могут позволить себе «самостраховку». Россия в худшем случае лишится мелких покупателей из Африки. Зато ее нефть охотно покупает Индия — 0,76 мбс и Китай — 0,9 мбс, что на 0,23 мбс больше, чем в 2021-м.

    Более того, огромные мощности Китая по хранению и переработке нефти позволяют утилизировать весь избыток нефти из России.

    А вот Евросоюз ждут проблемы. Нефть есть у Саудовской Аравии и ОАЭ — в теории они могут дать 1,8 мбс. Но арабы не хотят ронять цены и вредить России. Выходом мог бы стать Иран с 4 мбс, но, увы, Тегеран требует от США снятия санкций.

    Бензина нет

    С нефтепродуктами — те же проблемы. Европа не может заменить их поставки из России сырой нефтью. Дело в том, что переработка в ЕС была «убита» экологической повесткой, поэтому бензин приходится покупать. Здесь в выигрыше окажется Китай, где избыток перерабатывающих мощностей (примерно на 4 мбс).

    А как же Америка? Нет, она не поможет Европе. Поставки из Штатов уперлись в потолок 6,4 мбс — больше их заводы, работающие на 93% мощности вместо штатных 85%, не дадут.

    Вырисовывается «гигантское отмывание нефти», когда российское черное золото идет в Китай и Индию, а уже оттуда нефтепродукты идут в Европу, прогнозирует The Economist.

    Газа тоже нет

    Если Россия не даст газа Евросоюзу в 2023 году, тому придется где-то найти 140 млрд куб. м — это 14% всех объемов голубого топлива в мире и 27% планетарного рынка СПГ.

    Может быть, попросить Норвегию, Алжир и Азербайджан? Нет, они Евросоюзу не помощники. У первой вообще истощаются запасы, а у второго растет собственное потребление.

    Новые месторождения, например в Ираке, требуют инвестиций. Но ЕС не хочет заключать долгосрочные контракты.

    «Один производитель, который недавно разговаривал с министром энергетики ФРГ, назвал эту позицию „шизофренической“: европейцы отчаянно хотят газа, но не готовы взять на себя обязательства по закупкам после следующей зимы», — пишет The Economist.

    Что совсем плохо, в Европе — нехватка терминалов регазификации, причем в Германии их нет вообще.

    Лишь 37% СПГ в мире продаются по краткосрочным контрактам, остальное забронировано на десятилетие вперед. Сейчас Евросоюз перебивает высокой ценой поставки сжиженного газа в Азию, но конкуренция может обостриться, когда спрос в КНР восстановится после COVID-19.

    Главный вывод из анализа The Economist прост: рынок углеводородов в 2023 году будет совсем не таким, к какому привыкли в Европе. Ей придется платить больше за энергоресурсы, которое еще придется найти.

    Об этом пишет телеграм-канал Елены Паниной (Елена Панина — директор Института международных политических и экономических стратегий РУССТРАТ)

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)