Россия — Япония: «мирный агрессивный» договор невозможен

    На протяжении долгих лет с поражения милитаристской Японии и установления мира на Дальнем Востоке остается все еще открытым больной вопрос - о мирном договоре между проигравшей и победившей странами.
    Аватар пользователя Анатолий СТРОЕВ
    account_circleАнатолий СТРОЕВaccess_time04 окт 2022remove_red_eye4 415
    print 4 10 2022
     

    Речь идет о так называемом мирном договоре между Японией и нашей страной — сначала СССР, а теперь вот Россией. Казалось бы, чего проще: согласовали текст договора и поставили под ним подписи высоких сторон. И жили бы в мире и добрососедстве две страны-соседки. Но нет! И все только потому, что японская сторона упорно, без всяких на то оснований, отбрасывая очевидные перемены, произошедшие в мире после поражения ее страны в августе—сентябре 1945 года, увязывает подписание документа с передачей (о возвращении с нашей стороны речи не идет) ей наших островов — Малой Курильской гряды и Кунашира с Итурупом. Уж сколько сменилось правительств и их глав у наших соседей — сразу и не сосчитать. Но каждый новый премьер-министр обязательно в свою программу пребывания у власти включает этот, скажем так, почти мифический вопрос о возвращении наших Курильских островов, именуемых в Японии «северными территориями».

    И тут можно сколько угодно ломать перья, возвращаясь к историческим фактам и доказательствам, типа, кто первым — русский или японец — ступил на эти островные земли, чей флаг был поднят горделиво в далекие времена, возвещая о принадлежности этих территорий той или иной стране. Спор этот бессмысленный, не ведущий к пониманию истины и достижению реального мира между соседями. И как сказала одна умная молодая японка во времена перестроечного телемоста между Москвой и Токио, «давайте оставим эту проблему будущим поколениям».

    Мне как-то довелось задать вопрос представителю дипломатических кругов Японии: зачем вообще нашим странам нужен этот мирный договор? Он ответил образно: это как документ о бракосочетании между женой и мужем. Наверно, для каких-то юридических формальностей такой договор и нужен, но, как доказала историческая реальность всех десятилетий после окончания Второй мировой войны, которая и завершилась актом о безоговорочной капитуляции именно Японии в начале сентября 1945 года, можно мирно жить и без документа о «бракосочетании». Именно такой вариант и предлагала все время наша сторона, не увязывая спор о Курильских островах с подписанием мирного договора и при этом осуществляя совместные взаимовыгодные проекты именно на этих островных землях.

    Впрочем, почти нет такого обозревателя по этой тематике, кто бы не вспомнил Декларацию от 1956 года о возможности передачи Японии всей Малой Курильской гряды, которая в интерпретации даже нынешних российских СМИ фигурирует довольно странно как «Шикотан и гряда Хабомаи». Их умудряются в российских изданиях называть еще и «двумя островами», хотя даже беглого взгляда на карту Российской Федерации достаточно, чтобы разглядеть целую группу островов с понятными русскими названиями — Танфильева, Полонского, Юрий, Анучина, Зеленый. И это не считая так называемых кекуров — одиноко стоящих в море скал. Как говорят в народе: обещать — не значит жениться. Та декларация так и осталась договором о намерениях — не более того. А все потому что оккупированный в 1945 году США японский остров Окинава превратился в непотопляемый американский авианосец. Военные базы американцев позволяют им чувствовать себя хозяевами на огромной территории, прилегающей к Тихому и Индийскому океанам. Достаточно вспомнить, что именно с Окинавы самолеты США совершали налеты на Вьетнам, именно отсюда возникают военные угрозы для соседей Японии — КНР и КНДР. Что далеко ходить, вот последнее воинственное заявление нынешнего премьер-министра Фумио Кисиды, (по сообщению ТАСС): «Мы активизируем реальное рассмотрение способов, необходимых для защиты нашего народа, не исключая никаких вариантов, в том числе так называемые возможности для нанесения ответных ударов». Какое уж тут миролюбие и мирный договор! Разве что предлагается «мирный агрессивный» договор. Иначе такие заявления не назовешь.

    Мир изменился, о чем в последнее время непрерывно говорит российский президент Владимир Путин. Он ведь предлагал Синдзо Абэ: давайте подпишем этот самый договор, перевернув страницу в нашей истории, но без всяких предварительных условий. Чего, казалось бы, еще надо: отрытый жест руководителя России в адрес своего японского коллеги. И многое бы изменилось в отношениях наших стран, исчезла бы напряженность и угрожающая риторика, появилась бы возможность решить многие вопросы, связанные в том числе с хозяйственным совместным освоением тех самых «спорных» островов. Но кто же из японских премьер-министров отважится на такой шаг, когда за их спиной все время маячит устрашающая фигура пресловутого «дяди Сэма».

    Поэтому вряд ли кого удивил комментарий пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова о невозможности переговоров о заключении мирного договора с Японией в ответ на заявление японского премьер-министра Фумио Кисиды, который в программной речи перед парламентом снова декларировал о том, что Токио твердо придерживается курса решить территориальную проблему и заключить мирный договор, несмотря на сложные отношения с Россией из-за Украины. Какой уж тут мирный договор, если Япония из-за своих действий в поддержку санкционной политики Запада попала в список недружественных для России стран! Сначала, как принято говорить в России, надо достать из-за пазухи камень, а потом уже начинать вести разговор о мире.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)