Франк — Вальтер Штайнмайер: В ближайшие годы ФРГ придется пойти на жертвы

    Президент ФРГ Франк-​Вальтер Штайнмайер выступил с обращением к немецкому народу под названием «Укрепление всего, что нас связывает».
    Аватар пользователя Олег Ладогин
    account_circleОлег Ладогинaccess_time07 ноя 2022remove_red_eye7 355
    print 7 11 2022
     

    Президент ФРГ Франк-​Вальтер Штайнмайер выступил с обращением к немецкому народу под названием «Укрепление всего, что нас связывает», в котором он заявил об «эпохальном разрыве» связей между Берлином и Москвой.

    Немецкие СМИ осветили его обращение именно в этой части, Однако, стоит рассмотреть это обращение более подробно, и не только для понимания оценок текущей действительности, но и для того, чтобы взглянуть на развитие будущего глазами немецких элит.

    В начале своего обращения, Штайнмайер попытался воззвать к эмоциям сограждан и напомнить об ужасах для гражданских лиц, которые влекут развернувшиеся боевых действия на территории Украины после 24 февраля. Президент ФРГ назвал 24 февраля эпохальным сдвигом, который погрузил Германию во время неопределенности, время серьезных экономических потрясений, энергетического кризиса и резкого роста цен. Опасения, что война может распространиться по всей Европе, которые, казалось бы, давно ушли, появляются вновь.

    «Это самый глубокий кризис, который когда-​либо переживала наша объединенная Германия.» «Если мы получим понимание эпохи, которая закончилась, и новой эпохи, которая началась, — тогда, и только тогда, у нас будет более острое понимание того, что от нас сейчас требуется, и я уверен, что нам не придется встречать этот новый век испуганными или даже беззащитными.» — заявил Штайнмайер.

    Далее он заявил: «Годы, которые предшествовали 24 февраля, Германии дул ветер в спину.» «Мы полагались на международное сотрудничество и играли по правилам.» «24 февраля президент России Владимир Путин не просто нарушил правила и прекратил игру. Нет, он сбросил саму доску на пол! Жестокая агрессивная война России в Украине превратила европейский порядок безопасности в пепел».

    Тут стоить отметить, что Штайнмайер в своем обращении вообще не упоминает о предпосылках конфликта на Украине и попытках его мирного урегулирования, в которых он сам принимал участие с 2014 года. Дело в том, что именно в таком ключе подаются события, начавшиеся после 24 февраля, в центральных немецких СМИ, и ни один системный политик не может выйти за эти очерченные рамки.

    После этого, президент ФРГ подвел итог текущей геополитической обстановки в мире: «Диалог и поиск точек соприкосновения все чаще заменяются борьбой за доминирование. Стремление Китая к экономической и политической власти является ключевым фактором. Эта борьба будет определять международные отношения в течение достаточно долгого времени. К сожалению, печальная правда заключается в том, что мир находится на пути к фазе конфронтации, хотя это зависит от (международного) сотрудничества и более срочного, чем когда—либо.»

    Необходимо сказать, что это единственный раз, когда в выступлении упоминается Китай. Дело в том, что отношение к Китаю у немецких элит до конца не определено. В то же время глава евродипломатии Жозеп Боррель в своей программной речи, которую мы рассматривали ранее, однозначно поставил Россию и Китай на одну чашу весов в отношениях с Евросоюзом. И это были не просто слова — чуть позже в Financial Times появились выдержки из документа, подготовленного для стран Европы дипломатической службой ЕС, где указывается, что Китай необходимо рассматривать как «тотального конкурента с ограниченными сферами потенциального взаимодействия».

    Канцлер Германии Олаф Шольц совсем недавно посетил Китай и встречался с Си Цзиньпинем, намереваясь продолжить экономическое сотрудничество, за что получил порцию критики от немецких СМИ, которые обвинили его в «унижении перед диктатором», в то время как глава партии «Зеленых» вице-​канцлер Анналена Бербок встречалась с главами МИД G7. Поэтому вопрос: «Сможет ли Германия сохранить прежний уровень сотрудничества с Китаем?» — станет последним тестом на субъектность этой страны.

    В своем обращении Штайнмайер рассказал, что всё происходящее значит для немцев: «Мой ответ таков: грядут трудные годы. Дивиденды мира иссякли. Для Германии начинается эпоха, когда мы должны противостоять встречным ветрам. Чтобы одержать победу в это время, мы можем опираться на силу и мощь, над которыми мы работали последние годы.»

    Далее он пояснил: «Наряду с сильными сторонами, которые помогали нам на сегодняшний день, нам нужно нечто большее: мы должны научиться справляться с конфликтами, как внутренними, так и внешними. Нам нужна воля, чтобы самоутвердиться, и нам нужна сила, чтобы идти на жертвы. Нам не нужен военный менталитет, но нам нужна стойкость и дух сопротивления. Это включает в себя, в первую очередь, сильный и хорошо оснащенный бундесвер.»

    Кто бы мог подумать ещё год назад, что президент ФРГ начнет говорить о жертвенности и взывать к немецкому духу, который выхолащивали более полувека, ведь лишь половина немцев знает собственный гимн.

    «Мы — сильная страна в сердце Европы. Мы обязаны внести свой вклад в коллективную оборону — сегодня гораздо больший, чем в то время, когда другие, особенно США, взяли нас под свою защиту. Долгое время мы могли полагаться на других, и мы можем продолжать это делать, но теперь другие также должны иметь возможность полагаться на нас. Я заверяю наших партнеров, что Германия признает свою ответственность в рамках НАТО и в Европе.» — заявил Штайнмайер.

    Напомню, что в июне этого года канцлер Германии пообещал сделать армию ФРГ самой большой среди союзников по НАТО в Европе и выделить специальный фонд в 100 млрд евро при бюджете бундесвера в 50 млрд евро. Сейчас численность немецкой армии примерно 185 тысяч человек, самая большая численность армии среди натовских союзников у Турции — 439 тысяч человек.

    «Этому обществу нужен сильный бундесвер, но бундесверу также нужно общество, которое его поддерживает. По мере роста возлагаемых на нас ожиданий, будет расти и критика, с которой мы сталкиваемся. Нам придется привыкнуть к тому, что такая страна, как наша, сталкивается с критикой. Просто посмотрите на США — у них в этом много практики. США — ведущая мировая держава. Её критикуют за то, что она делает, и за то, чего она не делает. При этом не надо указывать на других или ссылаться на высшие инстанции. Нужно знать, что делать и почему.»

    «Что важно, так это укрепление Европы. Чем более неопределенным становится мир вокруг нас, тем более уверенными мы должны быть в этом общем пути. Смотреть в будущее с открытым умом означает также задавать себе сложные вопросы. После этого эпохального сдвига мир стал другим, и это означает, что мы должны отбросить старые способы мышления и старые надежды.» — заявил президент ФРГ.

    Я не случайно привел эту большую цитату немецкого политика. Именно таким взглядом смотрит в будущее немецкая элита. В этом будущем приоритет отдан не принципам демократии и международному праву, а праву сильного, критику в применении которого немецкая элита будет игнорировать самым откровенным образом, по примеру США.

    Что самое важное — всё это было сказано Штайнмайером и в контексте России: «Это особенно относится к нашему взгляду на Россию. Я знаю, что многие люди в нашей стране чувствуют связь с Россией и ее народом, любят русскую музыку и литературу. Более того, в восточной Германии есть очень разные, крайне противоречивые воспоминания о сорокалетней истории, которые все еще находят отклик сегодня. Но когда мы смотрим на сегодняшнюю Россию, там просто нет места старым мечтам. Сегодня наши страны противостоят друг другу.»

    Нам стоит осознать всю серьезность момента, как сообщает The New York Times, США создадут в ФРГ штаб на военной базе в Висбадене для поставок оружия Украине на долгосрочной основе. Германия против нас не воюет, но уже принимает непосредственное участие в организации войны.

    Далее президент ФРГ заявил, что агрессивная война России разрушила мечту Горбачева об «общем европейском доме», что является атакой на закон, на принципы отказа от насилия и нерушимых границ. «Любой, кто пожимает плечами и спрашивает: „Какое отношение война имеет к нам в Германии?“ — я считаю, что он говорит без чувства ответственности и, особенно, без чувства истории. Мы, немцы, не можем победить в Европе с таким отношением — это неправильное отношение!» — сказал он.

    Так как всё это затрагивает немцев, по мнению Штайнмайера, нет никакого способа избежать экономического давления на Россию. Санкции, разрыв контактов, поставки оружия в ходе бушующей войны, — всё это несовместимо с предыдущими представлениями немцев о мирном сосуществовании. Но «мы живем в конфликте» — пояснил он.

    Президент ФРГ считает, что в интересах Германии вместе с партнерами противостоять России, «оборвать зависимость от режима, который посылает армию против соседней страны и использует энергию в качестве оружия». В то же время, для него не менее важно то, что Германия не находится в состоянии войны. «И мы не хотим, чтобы это менялось. Любое распространение этой войны, не говоря уже о ядерной эскалации, должно быть предотвращено.» — заявил Штайнмайер.

    Конечно же, немецкие политики хотят воевать с Россией только украинскими солдатами, в то время, как часть немцев задает трудные вопросы: «Какое отношение война имеет к нам в Германии?».

    Касаемо мирных переговоров и обвинений, что Германии не хватает серьезных усилий в этом направлении, то Штайнмайер пояснил: «Мир, который закрепляет захват земель Путиным, — это не мир.» «Мир, к которому мы стремимся, должен быть справедливым миром. Мир, который сохраняет независимость и свободу Украины. Несправедливый мир — это не мир, он несет в себе семя новых войн. Более того, несправедливый мир укрепил бы всех тех в мире, чья жажда власти не знает ни законов, ни правил. Это не может быть в наших интересах.»

    Тут вновь напомню, что бывший министр иностранных дел Германии в своем обращении не указывает предпосылок к конфликту на Украине и не вспоминает о предложениях России по гарантиям безопасности с США и НАТО.

    Следующие цитаты Штайнмайера, на мой взгляд, представляют особый интерес, так как определяют хронологические рамки кризисов: «Этот эпохальный сдвиг, о котором я говорю, не меняет те ценности, которые мы отстаиваем. Но мы должны более четко определить наши цели и адаптировать их к новым вызовам. Мы хотим иметь возможность сказать через два года, что мы прошли через худший период экономического спада. Мы хотим иметь возможность сказать через пять лет, что Украина не только отстояла свой суверенитет, но и мы не должны бояться новых войн в Европе. Мы хотим иметь возможность сказать через десять лет, что мы сплотили это общество, взяв за руку и поддерживая его более слабых членов, и большинство сохранило свою веру в демократию. Мы хотим иметь возможность сказать через пятнадцать лет, что, несмотря на войну и кризис, мы обеспечили, чтобы грядущие поколения тоже могли наслаждаться хорошей жизнью на нашей Земле.»

    Из этих заявлений мы можем сделать вывод, что Германия считает, что имеет двухлетний запас на то, чтобы справиться с экономическим спадом. Для нас более интересно то, что на военный конфликт на Украине и в других частях Европы немецкие элиты отводят до 5 лет. В течении 10 лет они рассчитывают восстановить баланс стран в Европе, а через 15 лет восстановить упавший уровень жизни.

    Затем, в своём выступлении, Штайнмайер обращается к согражданам: «Да, вполне вероятно, что мы не сможем продвигать историю успеха нашей страны вперед теми же темпами, которыми мы шли в течение последних трех десятилетий.» «Очевидно, что в ближайшие годы нам придется смириться с тем, что приходится идти на жертвы. Большинство из нас уже ощутили последствия. Мы все должны вносить посильный вклад. И этот кризис требует, чтобы мы заново научились быть скромными.» «Теперь это может звучать как насмешка для ушей тех, кто уже сегодня не сводит концы с концами. Я знаю, что, хотя мы живем в богатой стране, многие не могут идти на жертвы — потому что они уже и так приносят жертвы каждый день.»

    Согласитесь, это весьма откровенное заявление для политика — констатировать, что при его правлении люди уже живут плохо и будут жить ещё хуже. Однако, президент ФРГ обещает гражданам, что правительство их не бросит, будут «пакеты помощи и специальный антикризисный фонд, меры по сдерживанию цен на природный газ, жилищные льготы и поддержка как малого, так и крупного бизнеса», «ни одна страна в Европе — и это тоже правда, не сможет сделать так много».

    Штайнмайер упомянул, что на жертвы придется идти и богатым, чтобы избежать несправедливости. «Мои собратья-​немцы, я полностью осознаю, что никто не любит идти на жертвы. Но я бы хотел, чтобы мы изменили нашу точку зрения. Вместо того, чтобы наш первый вопрос был: „кто может освободить меня от этого бремени?“ он должен быть: „поможет ли это всем нам вместе преодолеть этот кризис?“ — я надеюсь, что мы будем придерживаться такого подхода, чтобы вместе пережить зиму.» — пояснил он.

    При всём при этом, президент ФРГ предлагает не забывать и о борьбе с изменениями климата и поэтому, если общество решило резко сократить выбросы и отказаться от ископаемого топлива, то немцам нужно будет отказаться от некоторых любимых привычек, как маленьких, так и больших. «Нам нужно будет посмотреть, как — и насколько быстро — мы передвигаемся, что мы едим, как мы строим и где мы живем.» — заявил Штайнмайер. По сути говоря, — людям придется поменять свой образ жизни.

    Далее у него речь пошла об экономике в целом: «В настоящее время мы оставляем позади индустриальную эпоху, эпоху, которая была основана на ископаемом топливе и которая одновременно заложила основу для подъема Германии, как экспортной страны, и сопровождала нас во время этого подъема. И мы вступаем в эпоху сокращения потребления угля, нефти и газа, эпоху, в которую Германия должна будет самоутвердиться и действительно самоутвердиться заново.»

    В этом Штайнмайер видит большие возможности для Германии, реализовать которые сейчас должны инженеры и разработчики, бизнесмены и лица, принимающие политические решения, заложив новый фундамент для развития. Действительно, немецкое Deutsche Welle внушает гражданам, что множество фирм будет закрываться из-за роста цен на энергоносители, но эта трансформация экономики была неизбежна и лишь оттягивалась низкими ценами на российский газ.

    В заключении президент ФРГ призвал граждан к сплоченности, так как раскол между западными и восточными немцами ещё ощущается, молодежь обвиняет стариков в разбазаривании природных ресурсов, бедные обвиняют богатых в несправедливости — и всем этим, разумеется, может воспользоваться российский президент, чтобы внести больший раскол в немецкое общество.

    Естественно, причины раскола в немецком обществе куда глубже озвученных. Как рассказал в интервью Die Zeit известный немецкий социолог Вильгельм Хайтмайер, граждане Германии вынуждены бороться за материальное выживание, что порождает неравенство и раскалывает общество. Граждане всё больше хотят влиять на свою жизнь и многие в ФРГ сейчас убеждены, что либерально-​демократический строй лишает их такой возможности.

    Издание Spiegel со ссылкой на октябрьское исследование Центра мониторинга, анализа и стратегии (Cemas), сообщает, что 40% опрошенных полностью или частично согласны с утверждением, что спецоперация России была безальтернативной реакцией на многочисленные провокации со стороны НАТО. Это на 11% больше, чем в апреле. Также отмечается, что почти вдвое увеличилось число тех, кто верит в необходимость смены режима на Украине.

    44% опрошенных по всей стране согласились с утверждением, что президент России Владимир Путин действует против глобальной элиты, которая дергает за ниточки на заднем плане. В предыдущем опросе CEMAS, проведенном в апреле, этот показатель составлял 12%.

    Учитывая такой рост одобрения действий России, немецким элитам действительно есть о чем беспокоиться. К тому же активность протестных акций в немецком обществе просматривается с момента ввода антикороновирусных ограничений, которые серьёзно подорвали доверие к правительству.

    На мой взгляд, данное обращение весьма откровенно показало то, как видят будущее немецкие элиты, но в нем не было главной составляющей — откуда возьмется финансирование этих гигантских проектов по перестраиванию экономики, субсидиям гражданам и даже увеличения численности бундесвера, в частности. В мире бушует долговой кризис, просто печатать евро уже невозможно, инфляция в еврозоне и так бьет рекорды, соответственно все эти планы могут остаться лишь прожектами.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 9)