США накануне президентских выборов: скандалы, баррикады и переформатирование мира

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time11 сен 2020remove_red_eye1 017

Предстоящие 3 ноября 2020 года президентские выборы в США – это не просто вопрос власти на ближайшие четыре года. Президентская гонка – лишь видимая часть стратегической развилки, перед которой цивилизация замерла в режиме «stand by».

Речь идёт о необратимых глобальных изменениях в связи с утратой США доминирующей мировой роли вне зависимости от сценария разрешения интриги президентских выборов. В этом масштабировании от того, под кем окажется кресло в Овальном кабинете Белого дома в Вашингтоне, зависит прежде всего скорость и характер набирающего силу процесса мировой деглобализации.

Оба претендента фактически борются за незавидную роль укротителей хаоса и сражаются за штурвал Титаника. Это позволяет делать уверенный вывод о ключевой роли суперсубъектных факторов в американском электоральном процессе 2020 года.

Налицо – столкновение теряющих эффективность инструментов глобализационного проекта с набирающими мощность акторами и факторами новых центров глобальной силы. Глобализация, исчерпав интеграционный ресурс, вводит сложившуюся после крушения СССР однополярную мировую систему в активную фазу дезинтеграционных процессов.

В этом ключе сценарии исхода президентской гонки в США задают стратегические тенденции способов лишения Соединённых Штатов роли замкового камня в глобальной политико-экономической архитектуре: либо плановый демонтаж, либо лавинообразное обрушение конструкции.

 

Сценарий «победа Трампа»

Демократическая партия в случае поражения попытается реализовать отрепетированный на Украине (дважды) и в других постсоветских республиках сценарий цветной революции.

Демократы, вероятнее всего, применят опробованный инструментарий технологии делигитимизации законной власти: подконтрольный медиакомплекс и социальные сети, несанкционированные митинги, стержневая идеологическая повестка демократических свобод и справедливости, сакральная жертва, эскалация протеста, провоцирование органов защиты правопорядка на силовое противодействие, апелляция к отечественному и мировому общественному мнению.

Очевидно, что при разработке этого сценария для США учтён опыт технологических сбоев майданной технологии во Франции («желтые жилеты»), Венгрии и Белоруссии. Ключевым моментом этих срывов явилось то, что, в отличие от украинского майдана 2013-2014 годов, не удалось десакрализовать и демонизировать силовые органы, которые сохранили свою функциональность и лояльность действующей власти.

Первый вывод из этого урока уже сделан. Полиция США – на коленях перед митингующими. Характер глобальной франшизы – попытки провести эту операцию в других странах мира – свидетельствует о том, что движение BLM и мобилизация ультралевых на уличные протесты организованы с гораздо более высокого уровня, нежели руководство Демпартии США.

Оно лишь приняло подачу и вписало её в отработанную технологию цветной революции. При этом, в развитие этой наступательной инициативы, кандидат от Демократической партии Джо Байден в июне сделал заявление, которое фактически является ультиматумом Трампу в случае его победы:

«Я абсолютно убеждён, что военные оперативно выведут его [Трампа] из Белого Дома. Наибольшее беспокойство у меня вызывает то, что президент пытается украсть эти выборы», - заявил Байден в эфире телепрограммы The Daily Show.

28 августа Хиллари Клинтон подогрела интригу: «Джо Байден не должен сдаваться ни при каких обстоятельствах. Думаю, процесс [подсчёта голосов] затянется. Но я верю, что если мы не уступим ни на йоту, будем такими же целеустремлёнными, как наши соперники, то в конечном итоге он одержит победу».

В ответ на эту риторику Глава Объединённого комитета начальников штабов Вооружённых сил США генерал Марк Милли направил в конгресс письмо с разъяснением позиции армии в предстоящем избирательном процессе. В нём Милли отметил:

«В случае споров относительно какого-либо аспекта выборов, их, согласно законодательству, должны урегулировать американские суды и конгресс США, а не вооружённые силы. Я не вижу в этом процессе никакой роли для ВС США».

Генерал Марк Милли также констатировал: «Каждый военнослужащий, включая меня, приносит клятву поддерживать и защищать Конституцию Соединённых Штатов, а также исполнять законные приказы в соответствии с иерархией командования. Мы не станем идти против Конституции США».

Но сам факт обсуждения перспективы участия ВС США во внутриполитическом процессе свидетельствует о крайней нестабильности ситуации и угрозе перехода элитарного раскола после голосования в стадию масштабного общенационального конфликта. Повод, по которому он может быть развязан, уже обозначен – почтовое голосование.

Вполне вероятно, что негативная позиция Трампа по возможности удалённого голосования по почте будет использована для его импичмента и отказа признать результаты выборов. Также поводом для непризнания итогов выборов в случае поражения кандидата демократов будет использована уже опробованная в предыдущих выборах тема зарубежного вмешательства в новой модификации.

Ссылаясь на данные спецслужб США Джо Байден заявил, что "русские пытаются лишить легитимности наш электоральный процесс". Опираясь на информацию, «которую он поучает», Байден уточнил: "Китай и другие также участвуют в действиях, направленных на то, чтобы мы потеряли уверенность в результатах».

С другой стороны, это даёт Трампу серьёзный повод провести атаку против Байдена и назначить расследование – на каком основании гражданское лицо вне системы государственной власти располагает и оперирует в публичном пространстве разведывательными данными стратегического характера.

В качестве политического рычага силового захвата власти в случае обострения политического конфликта вокруг «украденных выборов» вероятнее всего будет применена технология массового протеста.

Для этого будет достаточно легко перевести поддержанные демократами и подконтрольной им прессой движения BLM и Antifa с антирасистской на прямую антитрамповскую повестку. Ряд штатов уже сократил финансирование полиции, а сенат Вирджинии 26 августа представил на подпись губернатора принятый закон, отменяющий минимальное тюремное заключение на срок шесть месяцев за нападение на сотрудника полиции.   

Вопрос – удастся ли «дотянуть» волну массовых волнений до 3 ноября цинично упирается в финансирование «стихийного» протеста. Ответ в том, что, согласно опубликованным результатам независимого журналистского расследования, 18 ведущих американских корпораций собрали 5 млрд долларов в протестный фонд.

Фактически, на фоне риторики о зарубежном вмешательстве в электоральный процесс, сами США в ходе президентской избирательной кампании подверглись технологической атаке изнутри - подобно стране третьего мира. Только в роли Госдепа, финансирующего подрывные технологии в неугодной стране, спонсорами сценария протестного силового захвата власти в США выступают доморощенные киты бизнеса.   

В любом случае, следует анализировать тенденции развития ситуации, отталкиваясь не от итогов президентских выборов в США, а от того, кто одержит победу в послевыборном конфликте.

В случае победы Трампа в стратегической перспективе следует готовиться к  продолжению его антиглобалистской политики государственного изоляционизма и протекционизма.

Во взаимоотношениях с Европой очевидно углубление многоуровневого конфликта между США и Германией, а также вовлечение в это противостояние всё больших членов ЕС. Система введённых администрацией Трампа санкций против участников проекта «Северный поток–2» и ряда ведущих германских производителей, протекционистская война между авиаконцернами – американским Боингом и европейским Эйрбас очевидно будет усилена активностью администрации США, направленной на политический раскол Европы по линии «Север – Юг», разделяющей «новичков» и грандов Евросоюза.

На фоне критического изменения мировой конъюнктуры на энергоносители Соединённые Штаты под администрацией Трампа усилят меры продвижения экспорта сжиженного газа в Европу и параллельно расширят санкционное давление на российские добывающие компании.

Помимо прямой протекционистской санкционной политики в Европе США продолжат использовать инструменты политического давления на китайские инвестиционные и технологические позиции в Европе. Возможно, под политические антикитайские санкции попадёт ряд масштабных инвестиционных объектов КНР в ЕС уровня шведского Volvo и словенской Gorenje. Не исключено, что США удастся расширить список стран Евросоюза, отказавшихся от китайской элементной базы в сфере hi-tech и 5G.

Общая стратегия Трампа, направленная на предельное ослабление Евросоюза и изменение торгового баланса с ЕС в пользу американского экспорта, может получить своё продолжение в поддержке европейских ультраправых, выступающих за вывод своих государств из Евросоюза.

При этом следует ожидать логичных парадоксов: традиционно поддерживаемые США «Зелёные» окажутся в опале администрации Трампа как глобалисты, что неизбежно скажется на дальнейшем падении их популярности и размывании обозначенных в 2019 году шансов занять место СДПГ в ряду ведущих партий Германии.

При этом стратегия Трампа в отношении к НАТО останется в статусе «замороженного равнодушия». Главная причина – его продолжит раздражать ведущая роль Германии в европейском сегменте Североатлантического альянса, а также схлопывание НАТО как емкого рынка сбыта американских вооружений на фоне послековидных экономических трудностей.

В целом за ближайшие четыре года в случае победы Трампа НАТО ждёт дальнейшая деградация как эффективного политического альянса и фактора европейского единства, а также субъекта единой военно-стратегической политики ЕС.

На Азиатском направлении антикитайская риторика, к которой Трамп прибегает в ходе избирательной кампании для создания эффектного образа врага, сменится реальной прагматикой. Его действия в функции переизбранного президента США в отношении Китая будут продиктованы продолжением доктрины раздела мира на сферы влияния, зафиксированной в январе 2020 года подписанием первой части американо-китайской торговой сделки.

Принципиальным моментом станет ревизия предварительно согласованных позиций сторон по второй части торгового соглашения, которая предусматривала фактический раздел сфер глобального контроля на высокотехнологических платформах. К этому моменту Трамп, действуя в предсказуемой логике, предельно сыграл на повышение ставок и по факту разоружил Китай системой санкционных мер против китайских IT-флагманов.

Вполне вероятно, что Трамп продолжит блефовать угрозой эскалации напряжённости в акватории Южно-Китайского моря. Она вероятно будет использоваться в качестве фактора блокирования китайских морских торговых коммуникаций и последующих системных проблем экономики КНР.  

В целом сценарий «победа Трампа» будет означать дальнейшую обвальную фрагментацию постглобалистского мирового пространства, демонтаж глобальных инструментов международной безопасности и систем международного права, углубление политической и экономической конфронтации с традиционными союзниками и блоковыми партнёрами США.

 

Сценарий «победа Байдена»

На внутриполитическом контуре в случае победы Байдена у Трампа крайне высокие шансы мобилизовать свой электорат на акции протеста и организовать перехват власти по майданной технологии. За него готовы выступить ВАСПы, реднеки из центральных штатов США, многосоттысячная армия байкеров и парамилитарные формирования южных и западных штатов. Не говоря и подразделениях Национальной гвардии и армии.

Одним из первых внутриполитических шагов администрации Байдена станет инициатива расследования коммерческой деятельности Трампа и попытка привлечения его к суду за налоговые махинации.

В публичной риторике правящего кабинета США будет муссироваться тема политического сговора Трампа с лидерами России и Китая. При этом градус самой антикитайской риторики будет снижен, а антироссийская истерика будет набирать силу.

Вся политика кабинета демократов будет строиться на принципе «отрицания трампизма». Будет подвергнут принципиальной ревизии весь комплекс изоляционистских мер Трампа.

Администрация Байдена предпримет усилия для восстановления остановленных Трампом проектов Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрства. С этой целью наиболее вероятна частичная отмена протекционистских антиевропейских санкций. В этой связи возникнет интересная интрига вокруг проекта «Северный поток–2».

Возможно, отмена пакета блокирующих мер, введённых администрацией Трампа против участников проекта – прежде всего европейских – приведёт к расколу в рядах демократической партии. Но ядро будет стремиться к этому, прежде всего, как к развязыванию конфликтного узла с Германией как ключевым субъектом ЕС и НАТО.

Будет предпринят ряд мер, направленных на предотвращение эрозии и консолидацию Североатлантического альянса. В качестве мобилизующего фактора Байден может прибегнуть к своему modus operandi.

Завесу над этой стратегической перспективой приоткрыл сенатор-республиканец Рэнд Пол. Он сделал заявление, в котором предсказал, что Байден втянет США в войну: «у Байдена чудовищный послужной список. Это поддержка войны в Ливии, Сирии, Сербии и Ираке». Сенатор-республиканец подчеркнул, что Б»айден будет проливать кровь американского народа и расходовать деньги американцев».

Характерно, что Рэнд Пол указал на то, что именно Дональд Трамп ставит перед собой цель прекратить все войны: «В своей политике он стремится разрешать существующие вопросы мирным путем».

Вопрос, где США при президентстве Байдена будут пытаться развязать военные конфликты, открыт. Но текущие тенденции дают основание предполагать, что администрация Байдена нацелится на три проблемные точки военной напряжённости. В логике консолидации НАТО это – Восточное Средиземноморье. Трамп принципиально дистанцируется от конфликта Греции и Турции в греческих территориальных водах.

То, что в военное противостояние уже вовлечены силы ВМС Франции, Италии и Греции – с одной стороны – и боевые корабли Турции – с другой, является сильным аргументом для вмешательства американского флота на стороне антитурецкой коалиции. Это будет означать жесткий размен: консолидация НАТО под лидерством США, «отстаивающих» интересы ЕС, Египта и Израиля в Восточном Средиземноморье взамен на угрозу исключения Турции из НАТО.

Не исключено, что этот сценарий предвидит президент Турции Эрдоган. Косвенным подтверждением является его намерение осуществить крупномасштабную закупку российских истребителей СУ-35. Де факто это является серьёзным политическим демаршем против принятого стандарта вооружений блока НАТО.

Но более важным аргументом в пользу такого сценария является то, что Турция в случае успеха в средиземноморском «углеводородном конфликте» станет наряду с Россией ещё одним мощным конкурентом США на энергетическом рынке Европы и таким образом сможет ослабить американское политическое влияние в ЕС.

Второй критической точкой потенциальной военной эскалации может стать размороженный конфликт на Юго-Востоке Украины. Это может позволить Байдену достичь одновременно нескольких целей.

Первое – это продолжение милитаризации постмайданной Украины как проекта республиканской администрации Барак Обамы и профит на поставках американского летального вооружения. Второе – вовлечение в территориальный военный конфликт в центре Европы России. Одновременно это позволит создать мобилизующий и консолидирующий антироссийский фактор для Евросоюза.

В качестве блокирующего фактора поддержки Россией ЛНР/ДНР администрация Байдена, опирающаяся в русле своей монетаристской идеологи на поддержку ФРС, может прибегнуть к ультиматуму отключения России от системы долларовых международных расчётов. К выводу о том, что российские банки рискуют лишиться доступа к расчётам в долларах США, пришли аналитики Fitch Solution.

Законопроект об ограничениях для банковской системы России был внесён в Конгресс США ещё в 2018 году. Республиканцы в случае своей победы и возможного получения большинства в Сенате могут активизировать эту законодательную инициативу. Не исключено, что для обоснования этого может быть использован прежний аргумент финансового давления на РФ – обвинения во вмешательстве России в президентские выборы 2016 года на стороне республиканцев.

Одновременно это может стать политическим реваншем Демпартии США на провал импичмента Трампу, инициированного по тому же поводу. По мнению конгрессменов Боба Менендеса и Линси Грэма крупнейшие банки России Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк, финансируют «подрывную деятельность кремля» и должны быть лишены возможности проводить операции с американскими контрагентами.

Во взаимоотношениях с Китаем для администрации Байдена будет велико искушение перевести конфликтный узел в Южно-Китайском море из игры Трампа в «ничего личного, только бизнес» на повышение ставок в противостоянии с КНР в реальный вооружённый конфликт. Прецедент к такой трансформации был создан срывом многолетнего процесса корейско-корейского процесса мирного урегулирования через обстрел южно-корейских судов боевыми катерами неизвестного подчинения.

Для масштабного вооружённого конфликта в акватории Южно-Китайского моря уже создана гремучая смесь противоречий во взаимоотношениях Китая с соседями по региону – Японией и Вьетнамом. Перспектива эффективного разрешения военной эскалации в этой проблемной акватории в интересах США, помимо тихоокеанского флота американских ВМС, опирается ещё на два мощных ресурса.

Это обладающая прекрасной боеготовностью и богатым боевым опытом (в отличие от ВС КНР) армия Вьетнама, который в последние годы совершает серьёзный политический дрейф в сторону США.

Второй фактор – превращённая в «непотопляемый авианосец» авиабаза США на японском острове Окинава. Не исключено, что повод болезни для недавней отставки премьера Японии Абэ не более чем способ не обременять политическую карьеру возможной причастностью к открытому конфликту с КНР.

На Западе Китая вполне вероятно обострение вооружённого конфликта с Индией. Ситуация на индийско-китайской границе в районе союзной территории Ладакх обострилась в начале мая и привела к открытым боестолкновения индийских и китайских военностужащих.

В настоящее время этот пограничный конфликт находится в режиме «активного ожидания», но с приходом Байдена к власти он может быть переведён в массированное вооружённое столкновение. Готовность Индии к такому сценарию косвенно подтверждается отказом Дели от участия в международных учениях «Кавказ-2020», которые пройдут в сентябре в России.

Характерно, что заявленный повод – пандемия и связанные с ней логистические трудности не остановили намерений Китая и Пакистана принять участие в этих манёврах. 

Выводы.

1. Обе стороны президентской гонки в США фактически являются факторами раскола американского общества как результата глубокого раскола властных элит. Стержневые философии избирательных кампаний республиканцы – восстановление экономической мощи США, демократы – восстановление демократии, представленные как взаимоисключающие фактически повторяют архитектуру онтологического кризиса СССР накануне его крушения.

В таком состоянии раскола политической нации, затрагивающего все уровни и страты американского общества, США лишаются стратегической перспективы глобального доминирования.

2. Одновременная внутриполитическая трансформация США с сохранением инерции влияния на мировые процессы чревата внутренним надрывом чревата всё более выраженным и эффективным противодействием новых глобальных субъектов силы. Это может стать катализатором глобальных трансформаций и резкого усиления полюсов противодействия американскому доминированию.

3. Экономическое ослабление США и внутренние деструктивные явления сопровождаются отсутствием внятной долгосрочной стратегии властных элит и рефлекторной реакцией на краткосрочные политические вызовы и раздражители. Уже в ближайшей перспективе угроза внутренней дестабилизации и финансовый кризис США станет доминирующим фактором. При этом для традиционного решения экономических и социальных проблем путём их переноса на внешний контур (к примеру, «маленькая победоносная война») у Соединённый Штатов остаётся всё меньше возможностей и ресурсов. Пример провальной попытки переворота в Венесуэле – это яркий индикатор такой тенденции.

4. В описанной парадигме следует готовиться к глобальным последствиям системной деградации США как мирового центра силы однополярного мира. В сценарии победы Трампа закладывается перспектива относительно мирного демонтажа существующей политико-экономической мировой системы путём её фрагментации на региональные кластеры и поступательного транзита влияния к новым центрам силы и альянсам. В случае победы Байдена эта трансформация будет катализирована эскалацией прямых военных угроз и массированным применением гибридных технологий.

5. Для России оба варианта сценария американского властного транзита являются выбором из двух зол. Администрация Байдена в игре с Россией будет очевидно держать в рукаве фатальные для РФ козыри отключения от долларовых международных расчётов и системы SWIFT и эскалацию военных конфликтов на периферии зоны российских национальных интересов. Трамп продолжит меры системного ослабления мировых конкурентов американской экономики, что создаёт определённые возможности манёвра в условиях нарастания глобальной неопределённости.             

Средняя оценка: 5 (голоса: 3)