Изменит ли Джо Байден Ближний Восток?

Каких конкретно изменений в политике США на Ближнем Востоке можно ожидать в случае победы Байдена?
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time08 дек 2020remove_red_eye473
8 12 2020
 

К моменту подготовки этой статьи в США еще не озвучены на официальном уровне итоги президентских выборов, хотя лидеры многих государств уже поздравили Джо Байдена с победой. В этой связи мировое аналитическое сообщество стало активно переключать внимание на будущего 46-го президента США, которому, возможно, если он докажет свою чистую победу, предстоит в ближайшие четыре года творить, прежде всего, американскую и, конечно, мировую историю.

При этом многие эксперты исходят из того, что Байден, в отличие от бизнесмена Дональда Трампа, имеет огромный опыт государственной деятельности: с 1972 по 2009 годы был сенатором, а с 2009 по 2017 – в паре с президентом Бараком Обамой избирался на пост вице-президента США.

Он слывет знатоком международной политики и имеет огромный опыт в этой сфере деятельности: работал в сенатском комитете по международным отношениям и неоднократно возглавлял его. Будучи восемь лет вице-президентом США также непосредственно и активно занимался внешней политикой.

На основе этого делается обоснованный вывод, что он лично будет пытаться реализовывать свой политический потенциал именно на внешнеполитическом направлении, хотя хорошо известно, что далеко не все, о чем заявляют в США кандидаты в президенты, находит практическое воплощение.

Наследство на Ближнем Востоке Байдену от Трампа досталось неоднозначное, с которым предстоит сложная работа. Главное, на наш взгляд, будет заключаться в том, как Байден и члены его команды станут оценивать и распоряжаться политическим и геополитическим багажом, которое уходящая администрация оставляет на Ближнем Востоке, реанимируют ли они политику Обамы в этом регионе мира и будет ли выбор внешней политики США основываться на реальности, а не идеалистических амбициях.

Следует напомнить, что, несмотря на все свои слова и угрозы, Трамп не начал ни одной новой военной кампании на Ближнем Востоке. В списке президентов США за последние два десятилетия таковым отметился только он. Да, Трамп приказал убить иранского генерала Сулеймани, но ведь и администрация Обамы убила Усаму бен Ладена и расправилась с лидером «талибов»* муллой Мансуром.

Трамп вышел из иранского ядерного соглашения, стал вводить против Тегерана жесткие санкции, отказавшись следовать курсу Обамы, пытавшегося таким образом противопоставить Иран на Ближнем Востоке набирающей силу Турции. Возвращение Ирана за стол переговоров с США стало невозможным и Тегеран выскочил из американской орбиты влияния.

Непростая политическая и геополитическая дуэль была развернута между Трампом и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, который стал дрейфовать в сторону от США, да и Запада вообще, стал запугивать Европы беженцами, закупил у России С-400, продолжал войну в Сирии и вступил в войну в Ливии.

Одновременно явным стал произраильский курс США. Иерусалим был признан столицей Израиля, равно как признан израильский суверенитет над Голанскими высотами. Был подписан Авраамский мирный договор с Израилем — план экономического и военного сотрудничества — с ОАЭ, Бахрейном и Суданом, что раскололо арабских мир и вывело проблему палестинского урегулирования в подвешенное состояние.

Более того, сложился такой расклад сил, при котором многие арабские страны стали усматривать угрозу теперь не в Израиле, а в Турции и Иране. В регионе начал меняться баланс военных и политических сил. Одновременно было заявлено о выводе войск США из Афганистана и Ирака и было окончательно позабыто о проекте создания на Ближнем Востоке «лиги демократий» с целью изолировать там Китай и Россию.

Так что Байдену придется сделать выбор. Многое станет ясно в тот момент, когда пройдут назначения на ключевые государственные посты в его кабинете. В то же время, суды могут признать, что на президентских выборах в США наблюдались масштабные нарушения, а СМИ назвали победителем не того человека, на самом деле победил Трамп.

В любом случае мандат нового главы государства, кем бы тот ни был, будет оспариваться обеими сторонами, в политическом плане в ближайшие четыре года он будет ослаблен, в том числе и в сфере внешней политики.

И все же каких конкретно изменений в политике США на Ближнем Востоке можно ожидать в случае победы Байдена? Большинство аналитиков сходятся во мнении, что этот регион не станет, по крайней мере, на первое время, приоритетом команды Байдена. Но без внимания Ближний Восток все же не останется.

Пока от Байдена исходили в основном указания на «грехи» Трампа во внешней политике, особенно на Ближнем Востоке. Это не случайно, ведь Байден хорошо знает этот регион мира, будучи вице-президентом при Бараке Обаме он принимал непосредственное участие в подготовке ядерного соглашения с Ираном. Но и тут не столь все однозначно. Американские эксперты указывают на то, что на предвыборном сайте Байдена ближневосточному региону было посвящено всего несколько строк.

Это ставшие уже традиционными обещания «положить конец вечным войнам в Афганистане и на Ближнем Востоке» и вернуть американские войска домой, сосредоточиться только на борьбе с террористическими группировками «Аль-Каида»* и «Исламское государство»*. Кроме того, предполагается прекратить американскую поддержку «возглавляемой Саудовской Аравией войны в Йемене», а также сохранять твердую приверженность безопасности Израиля.

Отметим также и то, что Байден изначально скептически относился к некоторым грандиозным идеям Белого дома по трансформации в регионе, включая способность США контролировать последствия «арабской весны».

«Если повезет, то Байден осуществит мечту многих своих предшественников – уделить Ближнему Востоку не больше внимания, чем он того заслуживает», - пишет в журнале Foreign Policy научный сотрудник Центра международного сотрудничества Нью-Йоркского университета Джеймс Трауб.

Он считает, что в целом США по-прежнему «будут стремиться сохранить значимую роль в этом регионе мира при оптимизации собственных издержек вовлечения, одновременно вырабатывая механизмы, когда ближневосточные страны окажутся способными самостоятельно справляться с основными вызовами».

Но, подчеркнем, что это пока только одни прогнозы. Никто не может точно сказать, как изменится глобальная стратегия США, если изменится вообще. Существуют только методологические основы общего характера по ближневосточной политике, вокруг которых вертится сейчас вся экспертиза.

Острые дискуссии между республиканцами и демократами ведутся о степени поддержки Израиля, отношениях с Саудовской Аравией и мерах по недопущению создания Ираном атомного оружия. Стратегия, выбранная демократами, предполагает поиск компромисса.

Республиканцы, напротив, делают ставку на давление на Тегеран с целью довести его до безоговорочной капитуляции. То есть Иран стал стержнем политики США на всем на Ближнем Востоке, вокруг которого вертелось почти все: Израиль, Сирия, Ирак, Саудовская Аравия, одна из близких Ирану сил — «Ансар Аллах» или хуситы Йемена.

В запутанном переплетении интересов участвующих в игре в этом регионе местных и внешних игроков любой ход оборачивался чуть ли не геополитическим цунами для всех. Если побеждает Иран, то проигрывают некоторые из его соседей по региону, причем именно те, кто выстраивает доверительные отношения с США.

Ясно, что Вашингтон будет следить, чтобы на Ближнем Востоке ситуация не вышла из-под контроля. Есть основания предполагать, что подход к этому региону не будет непредсказуемым, волюнтаристским или даже странным.

Можно предположить, что администрация Байдена будет нацелена на восстановление всего того, что было создано дуэтом Обама – Байден вместе с другими странами в 2008 – 2016 годы и впоследствии разрушено Трампом. В этом ряду находится ядерное соглашение с Ираном – наиболее яркий успех на международной арене. Но рядом с ним расположился «успех» Трампа: выстраивание антииранского альянса, основанного на укреплении отношений между Израилем и арабскими монархиями Персидского залива.

На исходе своего президентского срока Трамп выступил главным инициатором «Соглашений Авраама» - между Израилем, с одной стороны, Бахрейном и ОАЭ, с другой, а также на счету президента нормализация израильско-суданских отношений. Ожидалось, что в случае переизбрания Трампа к «Соглашениям Авраама» присоединятся еще несколько арабских стран, в частности, Саудовская Аравия.

Байден приветствовал нормализацию отношений между Израилем и арабскими странами, но осудил израильский крен Трампа. Сейчас Израиль видит, что создание антииранского альянса перестает быль целью номер один для Вашингтона.

Отметим следующие особенности ситуации. Первое: то, что Байден снова возвел Россию на первое место среди врагов Запада, меняет и роль Москвы в контексте ближневосточных проблем.

Можно предположить, что продолжится политика не только ограничения в этом регионе российского влияния, но и будет налаживаться с Россией какой-никакой диалог, придется совместно разбираться с целым рядом проблем. В частности, администрации Байдена придется что-то делать с российским присутствием в Сирии, Ливии, а теперь уже и в Азербайджане и Нагорном Карабахе.

Москва же практически наверняка будет придерживаться курса на сближение с Китаем на фоне роста напряженности в отношениях между Вашингтоном и Пекином. Из-за такого расклада Байден стоит перед стратегической дилеммой: Россия и Китай не союзники, однако они преследуют общие цели по уменьшению международного влияния США на Ближнем Востоке, что дает им основания для сотрудничества.

Второе: Новый президент США будет восстанавливать гуманитарную и экономическую помощь палестинской администрации и вновь откроет представительство Организации освобождения Палестины в Вашингтоне, закрытое в сентябре 2018 года.

Однако вряд ли новая администрация пересмотрит решения Трампа о признании суверенитета Израиля над Иерусалимом и Голанскими высотами и вернет американское посольство обратно в Тель-Авив. При этом не исключены осложнения США с Израилем из-за Ирана и возврат к традиционным подходам к урегулированию палестино-израильского конфликта.

Третье: вряд ли Байден изменит отношения США и Саудовской Аравии, но он может выставить более жесткие требования для продолжения американской поддержки демократических реформ, хотя риск возникновения конфликта между Саудовской Аравией и США минимален.

Байдену нужна Саудовская Аравия для продвижения новой сделки с Ираном, борьбы с терроризмом, стабилизации нефтяного рынка и решения израильско-палестинского конфликта. Но Иран и война в Йемене станут первым тестом для Эр-Рияда и новой американской администрации.

Трампу удалось стать главным лоббистом отношений с Саудовской Аравией ради двух целей — контрактов на вооружение и антииранского альянса. Со своей стороны Эр-Рияд полностью поддерживал политику США на Ближнем Востоке, в том числе курс на сближение с Израилем, опять же ради противостояния Тегерану.

Теперь может случиться так, что США станут негативно реагировать на удары арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией по Йемену, в повестку дня может вернуться вопрос об оружейном эмбарго в отношении Эр-Рияда, чему всячески противился Трамп.

Вместе с тем Байден подчеркивает важность сотрудничества с Саудовской Аравией в рамках сдерживания Ирана и борьбы с терроризмом. Как отмечают американские СМИ, Байден откажется от одного из основных элементов политики Трампа: закрывать глаза на автократию и нарушения прав человека в пользу грубой реальной политики.

Четвертое: изменится подход к палестинскому урегулированию. Байден никогда не скрывал, что поддерживает решение о создании двух государств. Он и его советники неоднократно говорили об этом во время избирательной кампании. Они также выступали против расширения еврейских поселений. В то же время президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса должен будет смягчить антиизраильскую риторику и возобновить переговоры с Израилем, который должен будет прекратить строительство новых поселений.

Пятое: может также измениться политика США в отношении Турции. Байден уже обозначил некоторые конкретные намерения насчет Турции. Одно из них – ограничения авторитаризма Эрдогана через поддержку сил оппозиции. Трамп закрывал глаза на действия Эрдогана, считая, что действия Турции ослабляют позиции России.

Настороженно к политике Байдена относятся в Турции в вопросах, к которым она особенно чувствительна. Речь идет, конечно, о курдах. В Сирии США будут продолжать оказывать поддержку курдам и оппозиции, усилят критическую риторику в отношении Дамаска.

Времена меняются. Скорее всего, Байден будет стремиться «сбросить» часть ближневосточного груза, чтобы сосредоточиться на более крупных внешнеполитических вопросах, таких, как отношения с Китаем. К тому же Ближний Восток не оправдал ожиданий США, как традиционно доминирующей державы в регионе, в прошлом. Быстрых решений ждать не следует.

Байдену потребуется несколько месяцев, чтобы сформировать новую команду, сформулировать первоначальный внутри- и внешнеполитический курс, определить направления межведомственного взаимодействия прежде всего с Конгрессом США, найти с ним точки соприкосновения.

Команда Байдена очень разношерстная, идеологически разнородная. Среди кандидатов называют помощника по национальной безопасности в администрации Обамы и постпреда США при ООН Сюзан Райс и бывшего замминистра обороны Мишель Флурной. Они обе поддержали войну в Ливии.

По мнению экспертов, в целом США по-прежнему будут стремиться сохранить значимую роль на Ближнем Востоке при оптимизации собственных издержек вовлечения, одновременно вырабатывая механизмы, при которых страны региона будут сами справляться с основными вызовами.

Но пока многие лидеры стран Ближнего Востока воспринимают ход событий настороженно и с определенным беспокойством, вычисляют соотношение республиканцев и демократов в Сенате и Палате представителей Конгресса США. По предварительным данным, республиканцам, по всей видимости, удалось сохранить контроль над Сенатом, а демократам – над Палатой представителей.

При этом республиканцы в Сенате смогут, когда это им необходимо, заблокировать законопроекты Байдена. Поэтому его демократической администрации придется работать с оглядкой на Конгресс, развивая и расширяя сотрудничество и взаимопонимание с республиканцами, что является насущной необходимостью Белого дома в процессе выработки и реализации политики на Ближнем Востоке.

Утверждают, что администрация Байдена планирует предпринять некоторые шаги в этом регионе уже в первые недели пребывания у власти. На Ближнем Востоке американская армия все еще участвует в некоторых неразрешимых гражданских войнах.

Если администрация Байдена пожелает выправить положение внешнеполитического корабля, ей следует преследовать более скромные цели. Например, отказаться от политики максимального давления на ряд стран и вывести вооруженные силы с Ближнего Востока, ведь этот регион уже не так важен для безопасности и процветания США, как десятилетия назад.

Посмотрим, как будут дальше развиваться события там на самом деле, и сможет ли Вашингтон хотя бы немного восстановить свою подмоченную репутацию.

* Организации, деятельность которых запрещена в России

Средняя оценка: 5 (голоса: 3)

Видео