Корейская война: первый стратегический проигрыш США

    Усиление военного сотрудничества России и КНДР может повлиять на ход противостояния Россия-Запад: Северная Корея вполне способна организовать в зону проведения СВО поставку снарядов и РСЗО для российских войск.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time01 авг 2023remove_red_eye196 685
    print 1 8 2023
     

    Прошедшие праздничные мероприятия в Пхеньяне по поводу 70-летия заключения перемирия в Корейской войне 1950–53 годов, в которых принял участие министр обороны РФ Сергей Шойгу, возбудили большой международный интерес в связи с присутствием главы российского оборонного ведомства.

    Интерес оправдан, поскольку усиление военного сотрудничества России и КНДР может повлиять на ход противостояния Россия-Запад: Северная Корея вполне способна организовать в зону проведения СВО поставку снарядов и РСЗО для российских войск. С другой стороны, в Индо-Тихоокеанском регионе вполне возможно появление самолетов, систем ПВО и подводных лодок, сделанных в РФ.

    Церемониальный повод визита Сергея Шойгу напрасно недооценивается. Заключенное перемирие в Северной Корее отмечается как День Победы в Великой Отечественной освободительной войне.

    Для такого определения есть все основания. Корейская война оказалась первым конфликтом, в котором США присвоили себе право действовать силовым путём от лица всего мира — и по факту проиграли данный конфликт. Историческое значение корейских событий аналитиками большинства стран недооценено, особенно по части modus operandi Запада во время подобных конфликтов и до их начала.

    Большая война настигла корейцев через несколько лет после завершения 35-летней японской оккупации — под контролем Токио «Страна утренней свежести» находилась с 1910 по 1945 год. В ходе разгрома японского империализма Корейский полуостров по примеру Германии был разделен на две зоны, подконтрольные СССР и США — границей стала 38 параллель.

    Изначальный план был в воссоздании единой Кореи, но она с большой вероятностью стала бы социалистическим государством. Симпатии к социалистическим идеям были сильны не только на севере, но и на юге: это косвенно подтверждала позиция Кима Гу, тогдашнего председателя Временного правительства Республики Корея в эмиграции. В отличие от многих других «лидеров правительств в изгнании», Ким Гу действительно имел серьезную политическую легитимность и был готов на компромиссы ради единства страны.

    Проведенная в 1946 году на Севере земельная реформа оказалась успешной. Аграрный Юг мог только мечтать об изъятии земли в госсобственность с дальнейшей передачей тем, кто её обрабатывает. Другие социальные реформы Севера тоже добавили в народной среде симпатий к коммунизму. Понимая это, Ким Гу до конца пытался спасти единую Корею — к примеру, он отправился в Пхеньян на переговоры с правительством Ким Ир Сена, что, впрочем, никаких результатов не дало.

    Единая коммунистическая Корея соответствовала интересам США не больше, чем единая социалистическая Германия. Поэтому, видимо, не случайно Ким Гу был застрелен офицером южнокорейской армии прямо в рабочем кабинете. Смерть Кима Гу была максимально выгодна Ли Сын Ману, жившему в Нью-Йорке политэмигранту, который и стал президентом «Республики Корея» со столицей в Сеуле.

    В ответ на севере полуострова была провозглашена КНДР. Ким Ир Сен первым делом обратился к СССР, но не с просьбой о военной помощи — наоборот, КНДР попросила вывести войска с территории суверенного государства. Аналогичная просьба была отправлена властями КНДР и в адрес США.

    Просьба прозвучала в середине сентября 1948 года, советские войска были выведены в декабре. Американские покинули Корейский полуостров лишь в середине следующего года. Но, как показали события, покинули недалеко — они передислоцировались в Японию, и ненадолго.

    В июне 1950 года размещенный в Японии американский контингент посетила группа, в состав которой вошли военный министр США Луис Артур Джонсон, начальник штаба армии США генерал Омар Брэдли и небезызвестный Аллен Даллес, в те времена замдиректора ЦРУ.

    После Японии Даллес отправился в Южную Корею и проинспектировал стоящие на границе войска, обещав местному руководству всяческую поддержку. За неделю до начала боевых действий, 19 июня 1950 года, Аллен Даллес выступил в Национальном собрании в Сеуле, заверив присутствующих в будущей поддержке США.

    Начавшиеся 25 июня 1950 года боевые действия показали, что без США Южная Корея действительно не стоит в военном плане ничего. К сентябрю 1950 года 95% территории Южной Кореи контролировалось КНДР, а проведение на южных территориях аграрной реформы и восстановление самоуправления только подкрепили поддержку коммунистов.

    Спасти режим Ли Сын Мана смогли только США, организовавшие высадку в Корею «контингента ООН», который на 90% представлял собой военные части американской армии.

    Экспедиционный корпус США составлял 326 863 человека — больше, чем вся армия КНДР (266 600 бойцов). Ещё 602 тысячи бойцов выдвинула Южная Корея, остальные государства дали на порядки меньше.

    При таком соотношении сил, уступая противнику в численности почти в четыре раза, армия КНДР сражалась героически. К примеру, 20 июля силы Южной Корее полностью уничтожили 24-ю пехотную дивизию США.

    «Контингент войск ООН», который вводился на полуостров как миротворческий, сразу же выступил в поддержку Сеула. Многократное превосходство Запада в живой силе, технике и ресурсах привело к тому, что войска КНДР были отброшены почти на границу с Китаем. Все изменилось в тот момент, когда на территории военных действий появился знаменитый «миллион китайских добровольцев» — их было 1 450 000 человек — и советские военные специалисты с техникой.

    У Китая были, помимо «солидарности», серьезные причины для помощи Северу. Публичные заявления генерала Макартура о том, что он хотел распространить корейскую войну на Китай и вернуть к власти Гоминьдан добавили мотивации КНР. Макартур был непосредственным военным куратором правительства Ли Сын Мана, так что его позицию Пекин воспринял всерьез.

    Тот же Макартур, после вступления в игру Китая, открыто рассматривал возможность применения ядерного оружия против внутренних районов Китая или Северной Кореи, намереваясь создать «зоны радиоактивных осадков», чтобы прервать китайские цепочки военной логистики.

    Корейская война кроме готовности США к огромным человеческим жертвам на чужой земле и применению ядерного оружия вдали от собственных границ продемонстрировала всем также англосаксонскую мораль, подразумевающую, что «постоянных врагов и друзей не бывает».

    Макартур предлагал перевооружить Японию, чтобы дать ей возможность открыть «второй фронт» против Китая — и это всего спустя 5 лет после подписания Токио капитуляции.

    Против «ядерных» планов Макартура выступили остальные американские генералы. Генерал Омар Брэдли напомнил коллеге, что на Дальнем Востоке находилось около 500 000 бойцов Красной Армии, совсем недавно разгромивших Квантунскую армию. Он пояснил, что если нападение США на Китай заставит СССР направить-КА в бой при поддержке 85 советских подлодок, то в этом случае «линии снабжения Кореи» точно окажутся перерезанными.

    При поддержке Китая и Советского Союза КНДР смогла отбить свою территорию и сохранить тот строй, который выбрало население этой страны. Америке пришлось отступить. После окончания Второй Мировой войны это было первое геостратегическое поражение Вашингтона: Соединенные Штаты не смогли захватить весь Корейский полуостров и снести неугодный американским властям режим.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 7)