Большая Игра 2: США воскрешают русофобские союзы в Центральной Азии

    Речь идет о многоуровневой атаке на российские интересы в Евразии.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time01 мар 2024remove_red_eye95 945
    print 1 3 2024
     

    Аналитики Хадсоновского института из США опубликовали план так называемого «дипломатического наступления по всей Евразии». Под чем подразумевается системное вытеснение российского геополитического присутствия с заполнением возникшего «вакуума» американским влиянием. Для чего аналитики советуют Вашингтону вдохнуть новую жизнь в действующие в регионе объединения — кажется, неважно какие, лишь бы они своим существованием усложняли жизнь России.

    Примечательно, что соавтором этого плана числится закоренелый русофоб Люк Коффи — первый не-британец, ставший советником британского минобороны, что говорит об уровне вреда, который Коффи способен нанести. А степень его русофобии понятна из преамбулы документа, где объясняется: под Евразией приходится понимать «территорию, слабо ограниченную Черным морем на западе, Алтайскими горами на востоке, Гиндукушем на юге и Северным Ледовитым океаном на севере» за неимением лучшего термина. Ведь «евразийство» — это империалистический российский термин, использовать его авторам больно, но приходится.

    Коффи призывает вспомнить про ГУАМ — организацию в составе Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии, основанную в 1997 году со штабом в Киеве. «В настоящее время все четыре страны имеют российские войска на своей территории — и все четыре хотят, чтобы русские ушли», обозначает перспективное направление геополитического давления Hudson Institute. Последняя встреча США и ГУАМ на уровне министров иностранных дел состоялась в 2017 году, так что госсекретарю Блинкену рекомендуется немедленно запросить проведение саммита США-ГУАМ в Вашингтоне для изучения путей активизации сотрудничества.

    Отметим, что в этом квадрате Грузия выглядит откровенно слабым для США звеном — судя по действиям грузинского руководства, снова таскать для Вашингтона руками каштаны из огня в Тбилиси не планируют. Азербайджан тоже не такой простой объект для воздействия, Баку чувствует себя вполне комфортно в маневрировании между Ираном, Турцией и Россией. Реализация Азербайджаном планов Вашингтона требует по меньшей мере серьезного встречного подарка.

    Рекомендуют у Хадсона обратить внимание на Организацию тюркских государств (ОТС), которая была основана как Тюркский совет в 2009 году на встрече четырех членов-основателей — Турции, Казахстана, Кыргызстана и Азербайджана. Узбекистан присоединился к этому совету в качестве полноправного члена в 2019 году. Туркменистан, Венгрия и Турецкая Республика Северного Кипра вошли в ОТС как наблюдатели. Другие страны со значительными тюркскими меньшинствами, такие как Молдавия (гагаузы) и Украина (крымские татары), выразили заинтересованность в работе ОТС.

    За исключением Турции, подчеркивают аналитики, все члены ОТС когда-то были частью Российской Империи и СССР, но сейчас «пытаются разорвать свои многовековые, навязанные Россией связи со славянской культурой. Вместо этого государства ОТ стремятся продвигать свои тюркские корни, культуру и общую историю».

    Не стоит тратить время на объяснения, почему многовековые связи со славянской культурой это, по мнению Hudson Institute, плохо. А многовековые тюркские связи — в данном случае, наоборот, хорошо. Страны ОТС представляют собой относительно небольшую, но все более важную часть мировой экономики и расположены в регионе, богатом природными ресурсами, включая нефть, газ и редкоземельные минералы, дополнительно подчеркивают составители доклада. О логистических путях подробно не говорится — но они наверняка имеются в виду.

    Стоит отметить богатый — и негативный — опыт США по части взращивания различных этнически-религиозных общностей, из которых в конечном итоге получаются более или менее радикальные движения, через непродолжительное время атакующие уже США. Так было с запрещенными «Талибаном», «Аль-Каидой», ИГИЛ и прочими. Обычно реализация подобных проектов США оборачивается крупными неприятностями для «проектных» регионов.

    Аналитики предлагают оживить и формат С5 — объединение, в котором состоят Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Добавив в него, в формате +2, Азербайджан и, почему-то, США — чье присутствие необходимо при любых транзитных проектах в Центральной Азии, идущих в обход российской территории. Реанимация Транскаспийского газового трубопровода тоже обозначена Hudson Institute как приоритетное направление.

    Не прошло и трех лет с момента бегства Соединенных Штатов из Афганистана, как американо-британские аналитики призывают заняться страной снова. Здесь точкой приложения американских усилий должен стать Национальный фронт сопротивления (NRF), оппозиционный правящим талибам, которые по-прежнему находятся под санкциями ООН. «Афганский» координационный центр предлагается разместить в Таджикистане, в Душанбе.

    В европейской части Евразии предлагается оживить инициативу Трёх морей — в основном для строительства инфраструктуры по приему не-российского, желательно, американского СПГ. Звучат призывы возродить «Арктический совет», фактически прекративший своё существование в 2022 году после антироссийских санкций и прекращения участия России в данной организации.

    Отдельное внимание уделяет Hudson Institute проамериканской пропаганде в Евразии, которой должно быть много.

    Русофобский вектор всех озвученных планов очевиден, но Россия тут не единственная цель. Чем ближе к востоку регион, который обсуждают в Hudson Institute, тем чаще упоминается и Китай. Например, в посвященном пропаганде разделе плана подчеркивается необходимость распространения информации на уйгурском языке, для работы с Синцзян-Уйгурским АО Китая.

    Опубликованная Hudson Institute аналитика — это предложение очень длинного проекта, реализация которого должна создать вокруг России крайне недружелюбную обстановку, с одновременной экономической и инфраструктурной изоляцией. Сложно сказать, хватит ли у США денег, политического влияния, интеллекта и, главное, времени, чтобы реализовать этот план в целом. Но они явно будут пытаться, так что проще в ближайшие 15–20 лет готовиться к круговой геополитической обороне.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)