Foreign Policy: Россия провела экономическую разведку боем для Китая

    У Пекина появился мощный рычаг непрямого давления на Тайбэй.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time15 апр 2023remove_red_eye866
    print 15 4 2023
     

    Было проведено множество исследований, какие уроки мог извлечь Пекин из конфликта на Украине, пишет Foreign Policy, но большинство из них касалось военных аспектов глобального противостояния.

    Существует более тонкий — и, возможно, более важный — элемент стратегии Москвы в конфликте, который Китай мог бы адаптировать в своих усилиях по поглощению Тайваня. Основной удар Запада по России лежит в плоскости экономики и финансов, и Пекин, не теряя времени, применяет «украинские» наработки России для усиления собственных рычагов влияния на Тайвань.

    Во-первых, Пекин должен учитывать потенциальную военную поддержку Тайваня со стороны США в оказании помощи тайваньскому сопротивлению в случае, если Пекин попытается восстановить контроль над островом военными средствами. Среди очевидной группы сторонников Тайваня будут в том числе Япония и Австралия.

    Горы оружия, которые отправились на Украину, в известной степени смогли задержать продвижение России. Второй элемент стратегии США — попытка изоляции России от международной системы, особенно в экономическом плане — был гораздо менее успешным.

    В то время как США и ЕС ввели санкции против энергетического импорта России большинство незападных стран не последовали их примеру. Китай, Индия, государства Персидского залива и даже член НАТО Турция, расширили экономические и особенно энергетические связи с Россией с начала конфликта в начале прошлого года. Уже на этом этапе достижение экономического или политического коллапса России стало невозможным.

    Экономический поворот России произошел не внезапно, констатирует FP. Москва начала последовательно расширять экономические и дипломатические связи на Востоке почти десять лет назад, с 2014 года.

    Россия активизировала свое экономическое взаимодействие с Китаем, расширив связи в энергетической сфере и запустив трубопровод «Сила Сибири» для отправки природного газа на экспорт на восток. Фактическое спасение Сирии позволило России занять место за многими дипломатическими столами на Ближнем Востоке. Россия расширила связи в области безопасности с государствами Африки и Латинской Америки, «оппортунистически выстраивая отношения с правительствами вне прозападной парадигмы», жалуется Foreign Policy.

    Большинство стран за пределами Запада не готовы жертвовать своими экономическими связями или связями в области безопасности с Россией, несмотря на уговоры и угрозы со стороны США. Следовательно, у Москвы больше возможностей для маневра на украинском фронте, несмотря на постоянное давление США и сателлитов.

    Именно эта часть плана действий России по Украине может оказаться особенно актуальной для Пекина. Принимая во внимание последствия прямого военного вторжения на Тайвань, Китай мог бы вместо этого стремиться достичь своих целей, связанных с Тайванем, более тонкими способами.

    Полезно иметь группу стран, которые были бы, по крайней мере, нейтральными в случае любого вида интервенции на Тайване. И здесь Китай уже заложил значительную основу для своего глобального экономического и дипломатического взаимодействия, достаточно напомнить об инициативе «Пояс и путь».

    Китай идет по пути России, укрепляя связи с незападными государствами. Китай в начале марта обеспечил достижение соглашения между Саудовской Аравией и Ираном, в основе которого лежали экономические договоренности. Это кроме усиления и без того беспрецедентного партнерства с Россией.

    Примечательно, что переговорные партнеры Китая являются ключевыми поставщиками энергии на Тайвань, при этом Саудовская Аравия выступает в качестве крупнейшего экспортера нефти на острове, а Россия - угля и природного газа. Тайвань на 98% зависит от импорта энергии (и связанного с этим производства полупроводников).

    В обоих случаях Пекин может рассчитывать на нейтралитет Москвы и Эр-Рияда в случае интервенции на Тайване или на сотрудничество в перенаправлении поставок энергоносителей с Тайваня через китайские порты в качестве средства давления на Тайбэй, считает FP.

    «Пекин берет страницу из российского плана», — резюмирует FP.

    Есть одно важное дополнение. Фактическим началом санкций против России были вовсе не СВО и даже не Крым. Санкции вводились всякий раз, когда Россия пыталась проводить независимую политику, а единственным периодом, когда рестрикций почти не было – были печально известные 90-е. «Почти», потому что поправка Джексона-Вэника действовала с 1974 до 2012 года, пока её не сменил Акт Магнитского.

    Многополярность, которую выстраивают Россия и Китай, она не про Тайвань или Украину. Она про возможность всему миру развиваться так, как будет сочтено уместным коллегиально, с учетом мнения всех стран и народов. А не только англосаксов и их пособников.

    Средняя оценка: 4.6 (голоса: 7)