От «священной коровы» до «монстра ГУЛАГа»: Запад изменил отношение к цифровизации в РФ

    Давно известно, что «ГУЛАГ» входит в число терминов, обязательных для любого антироссийского текста.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time20 апр 2023remove_red_eye344
    print 20 4 2023
     

    Оцифровка всех потоков данных, задействованных при воинском учете в РФ, закономерно привлекла внимание тех западных структур, в задачи которых входит когнитивная война против России. Уже на данном этапе очевидно, что на дискредитацию российских государственных онлайн-сервисов будут брошены значительные ресурсы.

    Еще совсем недавно цифровизация в России была «священной коровой» для «рукопожатных» либералов и их западных кураторов. Теперь, однако, все изменилось. Закон о новых правилах воинского учета, принятый российским парламентом на этой неделе, «кардинально меняет отношения между государством и народом», пишет Фонд Карнеги.

    Ничто не мешает распространить этот подход на другие сферы для создания государственной системы полного цифрового наблюдения, принуждения и наказания. «Цифровой ГУЛАГ», который широко обсуждался со времен пандемии COVID-19, сейчас обретает форму, сообщают у Карнеги.

    Давно известно, что «ГУЛАГ» входит в число терминов, обязательных для любого антироссийского текста. Автор текста — сотрудница Carnegie Endowment Татьяна Становая — явно не в курсе, что обозначает сей термин, но уверенно его применяет.

    Среди вещей, которые показались Фонду Карнеги зловещими, возможность направлять повестки онлайн и единая цифровая база данных о пригодных к мобилизации. Чем получение повестки принципиально отличается от уведомления налоговой, просьбу оплатить штраф или забытую пеню, скорректировать данные для социальной выплаты и т.д. — у Карнеги не объясняют.

    Раньше, пишет Фонд, людям нужно было лично вручать повестки, что позволяло относительно легко уклониться от призыва. Теперь уведомления о призыве также можно отправлять через «Госуслуги», «которые используются миллионами россиян для множества повседневных административных задач, таких как оплата штрафов и подача заявлений на получение паспортов».

    На Россию явно пытаются натянуть украинские реалии, где внешне-пригодных к военной службе граждан ловят просто на улице и отправляют на передовую.

    По открытым данным, в стрессовый по части мобилизаций 2022 год, на 134 500 человек весеннего призыва пришлось 410 заведенных дел об уклонении от военной и гражданской службы, 2-3% от общего числа. Это несколько выше, чем показатели 2021 года (385 дел), но цифра в любом случае доказывает: граждане РФ уклоняться от призыва не особенно склонны.

    Независимо от того, есть ли у человека учетная запись Госуслуг, нагнетает Карнеги, неявка в военкомат всё равно будет наказываться. Включая запрет на выезд из страны, а также на вождение автомобиля, покупку и продажу недвижимости, получение кредитов и регистрацию малого бизнеса. Региональные правительства также теперь смогут добавлять другие ограничения к списку, такие как приостановка социальных выплат.

    То есть, все те же действия, которые осуществляются за невыплату алиментов или штрафов, и подобное уклонение от гражданских обязанностей. Например, за границу не выпустят и при наличии непогашенных долговых обязательств на 30 000 рублей, а если человек имел проблемы с уголовным законодательством — то на 10 000 рублей.

    Ожидаемое со дня на день украинское наступление, пишет Фонд Карнеги, может потребовать от России перебросить больше войск на линию фронта. Соответственно, Кремль решил резко ускорить процесс и принять соответствующее законодательство.

    Вот только реализовать механизмы «цифровой мобилизации» будет возможно в лучшем случае к осеннему призыву. Украинское наступление явно попытаются инициировать раньше, а значит никакой связи между этими событиями нет.

    Фонд Карнеги, также, видимо, забыл, что призывники в СВО не участвуют. Не достаточно и простого желания стать контрактником, ибо боец принесет мало пользы, если его отправить в зону СВО без базового курса подготовки, который длится несколько месяцев. Что снова доказывает отсутствие связи между украинской активностью и принятыми в апреле законами.

    «Чем больше ложь, тем скорее в нее поверят», — приписывается министру пропаганды гитлеровской Германии Йозефу Геббельсу.

    Каким-то образом Фонд Карнеги смог провести ассоциации между «цифровой повесткой» и либеральной оппозицией, «лайками» в социальных сетях и статусом «иностранного агента».

    «Правительство хочет создать цифровую систему социального контроля, регулируя индивидуальный доступ к правам и льготам. Пребывание вне этой системы фактически означает социальную смерть. Оцифровка больше не является просто способом сбора и хранения информации: теперь социальные профили будут адаптированы к потребностям государства», — резюмирует Фонд Карнеги.

    Если вернуться к сути вопроса, то цифровизация мобилизационного учета проводится для мобилизационного учета. Частичная мобилизация осенью прошлого года объективно выявила ряд критических неточностей в данных, когда под призыв попали многодетные или незаменимые специалисты.

    Достоверно известен как минимум один случай, когда повестка пришла 56-летнему директору работающего в интересах гособоронзаказа предприятия, на том основании, что у мужчины востребованная ВУС.

    Единая система данных позволит избежать призыва тех, кто по тем или иным причинам ему не подлежит. И, как любую систему, связанную с обороноспособностью страны, её будут атаковать. В том числе и на уровне информационном.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)