Stratfor: Оборонный пакт России и КНДР призван отвлечь ресурсы США от Украины

    А ведь есть ещё и Китай — его реакции на договор между РФ и КНДР яйцеголовые из Stratfor уделяют отдельное внимание.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time21 июн 2024remove_red_eye10 404
    print 21 6 2024
     

    Договор о всеобъемлющем стратегическом партнёрстве между РФ и КНДР оказался важнейшей темой для обсуждения практически во всех мозговых центрах США. Не стал исключением и Stratfor: его традиционно безымянные аналитики прямо называют договор «оборонным пактом» и приводят любопытные оценки того, как он сдвигает баланс сил в регионе и во всём мире.

    «Визит Путина в Пхеньян и подписание им нового оборонного пакта направлены на разжигание опасений по поводу нового конфликта на Корейском полуострове, который может подтолкнуть США и их региональных союзников к сокращению поддержки Украины», — выдвигают неожиданный тезис яйцеголовые из Stratfor.

    Их логика такова. Военное сотрудничество Москвы и Пхеньяна, с обменом оборонных технологий на артиллерийские боеприпасы, началось ещё в прошлом году. Оно не требовало ни визита Путина, ни нового соглашения. Однако теперь новый договор «укрепляет решение КНДР отказаться от усилий по нормализации отношений с Южной Кореей». Тем самым Москва создаёт новую стратегическую угрозу для Вашингтона и его партнёров в далёком от Европы регионе, полагая, что это — в точности как война Израиля с ХАМАС — усилит глобальную конкуренцию за скудные военные ресурсы США.

    И хотя Stratfor считает это, по большей части, блефом Москвы, его аналитики, похоже, допускают, что такой блеф может побудить ряд американских конгрессменов пересмотреть приоритеты. Особенно если Ким Чен Ын, «по тайному сговору с Путиным», предпримет в ближайшее время ряд провокаций в отношении южного соседа.

    А ведь есть ещё и Китай — его реакции на договор между РФ и КНДР яйцеголовые из Stratfor уделяют отдельное внимание. Хотя Пекин, по их мнению, не поддержит публично углубление связей между Москвой и Пхеньяном, всё же именно КНР является «основным гарантом северокорейского режима».

    «Действительно, в апреле Пекин дал сигнал о своём желании более открыто принять Северную Корею, отправив в страну члена своего влиятельного Постоянного комитета Политбюро, что ознаменовало дипломатический визит самого высокого уровня в Пхеньян с 2019 года», — отмечает Stratfor, подразумевая, очевидно, визит главы Всекитайского собрания народных представителей Чжао Лэцзи.

    В долгосрочной перспективе России, Китаю и КНДР ничего не остаётся, кроме как постепенно наращивать военное и другое сотрудничество, чтобы более эффективно противодействовать действиям США и их региональных союзников, полагают американские аналитики. Что касается реакции Южной Кореи, то она никак не способна повлиять на внешнюю политику Москвы, обусловленную «долгосрочными стратегическими движущими силами противостояния Западу и углубления отношений с Китаем».

    В этом взвешенном анализе от Stratfor хорошо показано, почему, выражаясь словами Сталина, «логика обстоятельств сильнее логики намерений». Именно первая из них формирует альянсы, несмотря на все субъективные детали, вроде «личной неприязни Си Цзиньпина к Ким Чен Ыну», о которой пишут американцы.

    Точно так же стремление США запрячь весь Глобальный Запад, включая Южную Корею, в поддержку Украины оборачивается усилением военно-политического давления на саму Южную Корею, чья столица Сеул расположена всего в 25 км от военной демаркационной линии.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)

    Похожие темы