«Этнографический материал» для ЕС

    Граждан Украины, сбежавших в Европу, не вышлют обратно – на фронт. С большой вероятностью их отправят служить в армии НАТО
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time24 Май 2024remove_red_eye139 333
    print 24 5 2024
     

    Данные социологического опроса, который 20-26 апреля 2024 года проводил Киевский международный институт социологии (КМИС), достаточно характерны. Сформировавшаяся в последние годы «новая диаспора» не хочет идти на фронт. Опрос выявил следующие результаты: лишь 23 процента опрошенных поддерживают законопроект о мобилизации. С другой стороны, возвращаться на родину украинские мигранты не хотят не только из-за боевых действий, но и по причинам социального характера.

    При самом оптимистичном прогнозе вернуться на Украину может лишь половина беженцев – так звучит один из выводов, которые озвучивает КМИС, оценив результаты опроса. Однако, это значение нужно корректировать в сторону понижения, с учетом тех ответов, которые респонденты дают относительно своего интереса к украинским событиям. Реалистичный прогноз иной: 70 процентов украинцев, уехавших на Запад после начала СВО, останется в Европе.

    Отчуждение от «Нэньки» в среде переселенцев постоянно растет. Всего 56% респондентов ответили, что получают информацию об Украине. Среди оставшихся 11% затруднились с ответом (что, в частности, является формой уклонения от социально неодобрительного поведения), а 34% прямо ответили, что не интересуются информацией об Украине. При этом, среди 56% респондентов именно из украинских источников получают информацию 42%, а остальные 14% полагаются исключительно на зарубежные источники.

    Ещё одним подтверждающим рост отчуждения фактором оказываются ответы на смежный вопрос – такой, как готовность голосовать на парламентских выборах на Украине, если бы те были объявлены. Желание голосовать выразил 31% (из них однозначно высказались 12%) - что снова согласуется с возникающей из других ответов долей в треть беженцев, интересующихся украинскими делами в степени, которая может считаться практически-значимой.

    Есть ряд специфических деталей. Среди респондентов 57% - во всяком случае, по их заявлениям - дома общаются преимущественно на украинском языке. Преимущественно на русском языке общаются 19%, а в одинаковой степени на украинском и русском языках общаются 21%. Еще 3% общаются на языке страны, где сейчас проживают. Такое соотношение, среди прочего, подчеркивает преимущественное число беженцев из западноукраинских регионов.

    С большой вероятностью мы можем прогнозировать в замещение в западных областях галичан жителями Восточной Украины, говорящими на русском языке, это произойдет в недалеком будущем, и это необходимо учитывать при составлении прогнозов на средне- и долгосрочную перспективу.

    Результаты опроса показывают, что значительная часть украинских беженцев либо уже потеряли, либо теряют связь с «исторической родиной». Изучая специфику развития украинского конфликта и его итоги, очень редко в поле зрения аналитиков возникает вопрос – каким именно будет украинское общество после завершения этого конфликта.

    Уже сегодня можно утверждать, что демографические показатели Украины, как внутренние – баланс рождаемости и смертности, средняя продолжительность жизни, качество медицины и т.д., так и внешние – количество беженцев, их состав и доля готовых вернуться обратно – не оставляют Украине шанса на существование в качестве состоявшегося государства.

    Нет сомнений, что Западная Европа в будущем «переварит» миллионы украинцев, как уже произошло с болгарами, и, в первую очередь, поляками. Это классический пример того, как представители одной этнокультурной группы, в данном случае – славян, превращаются в то, что 150 лет назад Н.Я.Данилевский назвал «этнографический материалом» для других цивилизаций.

    По всей вероятности, ни одна страна Западной Европы (Литва и даже Польша – не в счет) не выдаст украинцев режиму Зеленского с целью мобилизации и отправки на фронт.

    При этом исторический опыт галицийских диаспор (Канада) требует тщательного анализа проблемы украинских беженцев в Западной Европе. Которые, с одной стороны, сохраняют внедренные «бандеровские» идеологические установки, а с другой – намерены продолжать жизнь в европейских странах.

    Вероятно, очень скоро «избранные» потомки украинских беженцев будут продвигаться глобальным капиталом на высокие посты в странах пребывания (яркий пример в Канаде: вице-премьер Христя Фриланд, чьи предки служили Третьему Рейху), а украинские диаспоры станут важным фактором антироссийской мобилизации в Европе.

    Именно «новые граждане» украинского происхождения первыми встанут в строй после перехода стран НАТО к призывному порядку формирования своих армий.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)