Успех России на Ближнем Востоке пугает Запад

    «Неспособность изолировать Россию» не результат, а симптом глобальных изменений.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time25 дек 2023remove_red_eye2 950
    print 25 12 2023
     

    В начале декабря президент России Владимир Путин в сжатые сроки провел переговоры сразу с тремя крупнейшими региональными игроками Ближнего Востока. Сначала он посетил Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию, а затем провел саммит в Кремле с президентом Ирана Ибрагимом Раиси.

    Многие на Западе справедливо воспринимают подобную внешнеполитическую активность Москвы как демонстрацию неспособности Запада изолировать Россию. А также, что важнее, как яркий признак подъема региональных игроков, уже способных влиять на решения крупных геополитических центров.

    Подобное положение дел явно нервирует тех, кто пытается выстраивать стратегию сдерживания России, Китая, Ближнего Востока и любых других центров силы, кроме США. Нервирует в том числе и потому, что на ход мировых событий начинают влиять державы, которые, например, Центр Стимсона, именует «средними» державами. В эту категорию заносятся указанные Иран, Саудовская Аравия и ОАЭ — при всей абсурдности такого утверждения. Потому что очень сложно именовать «средними» те страны, от которых зависит мировой рынок нефти, а значит и структура глобальной экономики.

    Именно эта устаревшая парадигма мешает Западу правильно расставить приоритеты. Например, суть переговоров с Ираном Atlantic Council видит исключительно как нужду Тегерана в поддержке России по международным вопросам, в том числе по части кризиса в секторе Газа. Переговоры Владимира Путина с ОАЭ и Саудовской Аравией большинство западных аналитиков сводят к повышению цен на нефть, потому что «именно от них зависят военные усилия Москвы на Украине» и необходимости противодействовать дипломатическому влиянию Украины на Глобальный Юг.

    То есть, проблема российской дипломатии для Запада сводится к неким тактическим вещам, вроде формирования нужной позиции по конфликту на Украине, точечного повышения цен на нефть или ряда оружейных сделок.

    При этом, на полях отмечаются куда более значимые вещи. Например, такие, как отсутствие прогресса в урегулировании в Газе и фактический карт-бланш на насилие, полученный Израилем. Упомянутые обстоятельства не могут быть исправлены в рамках существующего миропорядка, и это подталкивает страны Ближнего Востока к проведению диверсифицированной политики.

    Без должного внимания пишут и о том, что для урегулирования многих вопросов региональной безопасности США уже не нужны. Иран и Саудовская Аравия смогли самостоятельно решить ряд проблем, минимизировав риски от третьих сил — йеменских хуситов и ориентирующихся на Иран военизированных группировок. А ведь это очень тревожный признак: десятилетиями влияние США в регионе базировалось на тезисе о безопасности, за которую страны Ближнего Востока должны в той или иной форме платить.

    Вовсе походя отмечается сенсационный, на самом деле, вывод: ближневосточные державы руководствуются в первую очередь своими собственными национальными интересами. Точнее, было бы правильно сказать — впервые за долгое время у ближневосточных держав появилась возможность заниматься своими интересами. И оказалось, что США для этого не только не необходимы, но многие вещи без вмешательства Вашингтона получаются даже лучше.

    Вашингтон и Лондон продолжают пытаться манипулировать Ближним Востоком as usual. Например, обозреватель Института Хадсона Люк Коффи, плотно вовлеченный в политику британского правительства, призывает Саудовскую Аравию и другие страны Ближнего Востока дружить против России даже в Арктике. Но получается это всё хуже, потому что совокупный потенциал не-Запада уже больше, чем могут предложить ЕС и США, а технологических и прочих ноу-хау у Вашингтона всё меньше.

    Традиционный механизм «разделяй и властвуй» тоже теряет свою эффективность. Центр Стимсона отмечает, что ради противоборства с Западом Ближний Восток отложил давние обиды, а противоречия между Россией и Ираном уже не кажутся такими непреодолимыми. В ходе визита президента Ирана в Москву был согласован транспортный коридор Север-Юг, а по словам спикера МИД РФ Марии Захаровой Россия и Иран активно работают над соглашением о стратегическом партнерстве.

    С позиций силы Запад на Ближнем Востоке реализовывать свои интересы уже не может. Честную сделку, которая бы позволила стать Ближнему Востоку альтернативой вариантам, которые предлагает Россия и Китай, Запад предложить тоже не в состоянии. А комбинация, где Россия, Китай и Глобальный Юг оказываются по одну сторону баррикад, а Запад с другой — является настоящим геополитическим кошмаром для США.

    Ресурсы противодействия этому у Запада есть, хотя их меньше, чем раньше. События в секторе Газа показали, что Ближний Восток способен отложить в сторону разногласия на фоне активности США. А значит, единство Ближнего Востока необходимо торпедировать изнутри.

    Пространство для деструктивных действий существует. Например, хуситы в Йемене уже потребовали от Саудовской Аравии пропустить десятки тысяч джихадистов через свою территорию до Иордании и Палестины, чтобы дать хуситам возможность воевать с Израилем. Это ставит Саудовскую Аравию в двойственное положение, где нужно либо усугубить отношения с хуситами, с которыми совсем недавно договорились о перемирии (хуситы небезуспешно наносили удары по нефтяной инфраструктуре Саудовской Аравии), попутно разрушив свою репутацию защитника мусульман, либо вступить в конфликт с Израилем.

    Есть и другие «болевые точки». Можно начать давить на Россию, требуя выбирать между Израилем или Ираном, под видом хуситов нанести удар по китайскому судну и т. д. Противопоставить этому можно то, что Россия делала все эти годы: честный и открытый диалог, без посредников в виде США или Британии.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)