Рокфеллеровский CFR: Конфликт на Украине можно урегулировать «по-североирландски»

    Поиск мирного решения — это, конечно, похвально. Но аналогии с Северной Ирландией насквозь ложные. Если бы Белфаст 10 лет вооружало всё НАТО, причём именно с целью войны с Лондоном, то переговоры шли бы, мягко говоря, куда сложнее.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time29 апр 2023remove_red_eye349
    print 29 4 2023
     

    Идеи урегулирования украинского конфликта начали выдвигать самые неожиданные персонажи, например архитектор перемирия Британии и Северной Ирландии Ричард Хаасс. Сейчас он возглавляет американский Совет по международным отношениям (CFR).

    Хотя ни одна из сторон в Северной Ирландии не достигла всего, чего хотела в ходе тех переговоров, каждая фракция смогла реализовать часть того, к чему стремилась — и больше, чем кто-либо мог надеяться достичь путём боевых действий, описывает свою стратегию Хаасс.

    На переговорах по Северной Ирландии стороны не стремились решить всю проблему целиком, объясняет американский дипломат. Наоборот, вопросы «окончательного статуса» подчёркнуто избегались, и прежде всего — вопрос о том, станет ли Северная Ирландия самостоятельной или в составе Британии.

    Та же готовность избегать сложных вопросов о статусе Тайваня и его отношениях с КНР позволила Вашингтону и Пекину нормализовать отношения и помогла сохранить мир в Тайваньском проливе на протяжении полувека, подчеркивает Хаасс.

    Миротворчество, считает он, должно принимать цели меньшие, чем полный мир. 25 лет спустя Северная Ирландия остаётся разделённой политически и социально. Тем не менее, политическое насилие в основном отсутствует. Эти же механизмы работают на Корейском полуострове и на Кипре.

    К числу переговорных ноу-хау в таких делах Хаасс относит возможность участия в политическом процессе тех, кто санкционировал или сам осуществлял акты насилия. Также должны быть сведены к минимуму предварительные условия переговоров.

    Так что же именно предлагается по Украине?

    Дальнейшие боевые действия сторон украинского конфликта приведут лишь к незначительным территориальным изменениям, уверен дипломат. В итоге, дескать, Москва и Киев поймут, что дорогостоящая война того не стоит, причём это случится, возможно, уже в 2023 году.

    Ясно, что Киев будет настаивать на «границах 1991 года», тогда как Москва — как минимум на территориальном статус-кво. «Для разрешения этих разногласий вполне могут потребоваться десятилетия (и новое руководство в Москве)», — пишет Хаасс.

    Предлагаемый подход к прекращению войны на Украине далёк от идеала, но его по-крайней мере можно реализовать, резюмирует «человек от Рокфеллера».

    Поиск мирного решения — это, конечно, похвально. Но аналогии с Северной Ирландией насквозь ложные. Если бы Белфаст 10 лет вооружало всё НАТО, причём именно с целью войны с Лондоном, то переговоры шли бы, мягко говоря, куда сложнее.

    К тому же, Украина — не субъектна. Значит рассматривать её как самостоятельную сторону торга нет никакого смысла.

    Но главное в другом. Позиция Москвы известна: это гарантированное устранение угроз России с территории Украины, демилитаризация и демонтаж нацистского киевского режима. Для РФ это экзистенциальный вопрос. Поэтому не стоит ожидать смены настроений в Кремле даже в случае гипотетической «смены руководства».

    И не нужно выдумывать никаких аналогий. Чтобы прекратить войну на Украине, Западу всего-то надо перестать создавать из неё угрозу против России. Для этого даже переговорная площадка не нужна — достаточно пары телефонных звонков в Киев. И, возможно, десятка выстрелов на Банковой.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)