Зависимость России от импорта реально опасна

    Американский Центр Вильсона предлагает максимально использовать этот фактор против РФ.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time05 ноя 2023remove_red_eye653 175
    print 5 11 2023
     

    Необходимость импортозамещения для России, хотя эта тема всё чаще упоминается с упором на сферу СВО, остается безусловно-приоритетной задачей для страны. Многие ведущие западные think-tank начали призывать к разработке действий, которые, во-первых, изолируют Россию от технологий, доступных на глобальном рынке, а во-вторых — обеспечат максимум трудностей для создания собственных российских технологий и тем более их превосходства перед западными.

    Так, в Foreign Affairs опубликована статья авторства Научного центра имени Вудро Вильсона с конкретным названием «Как использовать зависимость России от западных технологий».

    Задача, которой посвящена статья, к сожалению, имеет вполне благоприятные условия решения. После 1991 года Россия практически полностью стала зависеть от западных технологий и таких корпораций, как Google, IBM, Microsoft или Nokia, что ежегодно обогащало последние на миллиарды долларов. Только в 2013 году Microsoft, IBM, SAP, Oracle, HP и Cisco получили более 6 миллиардов долларов дохода по российским государственным контрактам.

    К 2021 году Apple отчитывалась о годовой прибыли в России в размере 5,1 миллиарда долларов, Google — 1,8 миллиарда долларов, а SAP — 0,5 миллиарда долларов. Доля российских настольных компьютеров, использующих операционную систему Microsoft Windows, составила 94,8%, еще 3,7% приходится на Mac OS. Intel и AMD полностью контролировали российский рынок микросхем. Доминирование западных технологий было очевидно во многих отраслях российской промышленности. Хотя в России есть собственное производство пассажирских самолетов, подавляющий объем пассажирских авиаперевозок в России в 2021 году был осуществлен на самолетах, приобретенных у Airbus и Boeing.

    Западные технологии стали доминировать во многих российских промышленных и наукоемких секторах. В 2012 году операционная система Windows была установлена на 76,9% новых российских серверов, а в 2013 году Cisco занимала 75% долю рынка маршрутизаторов в России.

    Риск зависимости от западных технологий впервые прорезался после 2014 года, а новый уровень открылся после февраля 2022 года, когда России пришлось столкнуться с попыткой ввода против неё обрушивающих санкций. Выдержать этот удар, помимо собственных срочных мер, помогло обращение к Китаю. В 2022 году доля продаж китайских смартфонов на российском рынке составляла 55%; в 2023 году она составляет 70%. Доля продаж китайских ноутбуков также значительно возросла, китайская компания Hikvision продолжает доминировать на российском рынке видеонаблюдения. Китайские автомобильные бренды в настоящее время составляют почти 50% новых предложений автомобилей на российском рынке.

    Но это решение безусловно временное и неполное: Китай сам не освоил целый ряд значимых технологий. Кроме того, само понятие технологического суверенитета предполагает отсутствие фактической зависимости от любого, пусть даже максимально дружественного партнера в целом ряде направлений.

    Китайские компании сами ориентируются на западные технологии и поэтому уязвимы для западных санкций. Опасаясь стать мишенью Запада, некоторые китайские компании почувствовали себя вынужденными ввести ограничения на свой экспорт (Huawei, DJI). Китай опасается экспортировать передовые чипы Loongson в 2022 году из-за их стратегической важности и военной «специализированности».

    Во многом, это говорит не о враждебности Китая, а о страхе вторичных санкций. Введение санкций США в 2020 году привело к тому, что ведущий китайский производитель микросхем SMIC столкнулся с трудностями при производстве самых современных чипов, поскольку он отрезан от необходимого западного оборудования.

    По мнению западных советчиков, «окно возможностей» для сдерживания России в сложившихся условиях будет существовать ещё лет 10. К 2030–35 годам технологические решения Китая сравняются по качеству с западными, а значит использовать технологическую «заморозку» не получится ни против Китая, ни против России.

    На Западе предлагают максимально использовать этот период для технологического сдерживания России. Для чего нужно ограничить потенциал тех технологий, которые Россия может получить либо через посредников, параллельным импортом и «серыми схемами», либо их китайские версии.

    В качестве решения наши оппоненты предлагают обязать частные компании, производящие нужные России технологии, напрямую ограничить пространство использований этих технологий. А именно, ввести «этические границы», вроде «запрета на использования диктатурой для задержания лидеров оппозиции и активистов».

    На компании предлагается возложить обязанности контроля над использованием их технологий Россией, а средством давления будут «общественное мнение» и Комиссия по ценным бумагам и биржам США.

    Если технологии той или иной компании обнаружат в России, то предлагается лишить эти компании прав участвовать в госзакупках на территории США и пользоваться дипломатической поддержкой Госдепартамента. То есть, проще говоря, останутся без государственного лоббизма.

    Вероятность того, что попытки технологического удушения России станут полноценной политикой США очень велики. И нужно быть к этому готовыми — вот только у нас вряд ли есть 10 лет. Даже 5 лет при нынешнем технологическом укладе — это гигантская пропасть, так что занявшись вопросом через 10 лет мы рискуем отстать просто критически.

    России в любом случае придется строить технологический суверенитет. И лучше бы заняться этим сейчас, пока есть относительно благоприятные возможности: чем больше мы медлим сегодня, тем сложнее будет разгоняться потом. Время в данном случае работает против нас.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 7)