«Страна-агрессор»: Британия – рекордсмен по захвату чужих земель

    Собственная территория Британии 242 500 квадратных километров, заморских владений – в 9 раз больше.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time16 июл 2023remove_red_eye43 767
    print 16 7 2023
     

    Термин «страна-агрессор», который в последние десять лет трудами западных медиа активно внедряется в отношении России и других недружественных Западу стран, с куда большим основанием относится к тем, кто его придумал. Британия принадлежит группе наиболее ярых обвинителей России в «агрессивности» — хотя достаточно посмотреть на карту, чтобы наглядно убедиться в том, кто агрессор на самом деле.

    Общая площадь Британии как таковой составляет 242 500 км² — если говорить об Англии, Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии. Вместе с тем, Британия распространяет свой суверенитет на семнадцать территорий, которые в её состав не входят — это 14 Британских заморских территорий и три Коронных земли. Заморские территории суммарно занимают 1 727 527 км², это Ангилья, Бермуды, Британская территория в Индийском океане, Британские Виргинские острова, Гибралтар, Каймановы острова, остров Монтсеррат, острова Святой Елены, Вознесения и Тристан-да-Кунья, остров Питкэрн, Теркс и Кайкос, Фолклендские острова, Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова, а также суверенные военные базы на Кипре.

    Есть ещё Британская Антарктическая территория, о которой разговор особый.

    Коронные земли принадлежат непосредственно британскому монарху — это баллеи Нормандских островов Джерси и Гернси в проливе Ла-Манш и остров Мэн в Ирландском море.

    Формально всё вышеперечисленное считается самостоятельным — но правительство Британии отвечает за внешнеполитические и оборонные вопросы, а британский парламент имеет право издавать законы от имени территорий. Вместе с другими ограничениями, такое управление территориями делает их формальный суверенитет чисто декларативным.

    Существует Содружество наций, из названия которого в 1946 году по политическим причинам убрали слово «Британское». В него входят 56 стран, включая Канаду, Индию и Австралию. Хотя контроль в данном случае менее ощутим, он имеется как минимум в форме отсутствия конкуренции и тем более военных трений.

    Идеологическая основа в данном случае заключается в принятой Декларации Бальфура (1926 год), согласно которой государства Содружества имеют «равный статус и не являются зависимыми одно от другого, в каком бы то ни было аспекте своей внутренней или внешней политики, несмотря на то, что их сближает общая верность Короне». То есть, суверенитет простирается ровно до тех пор, пока не противоречит интересам британских монархов.

    В Содружество наций входит группа Королевств Содружества из 15 государств, в которых Карл III является монархом и выступает как глава государства. В Австралии он именуется, например, «Карл III, Божьей милостью Король Австралии и его других королевств и территорий, Глава Содружества».

    В каждом из государств король Британии по представлению местного премьер-министра назначает генерал-губернатора в качестве своего представителя. Также король назначает губернатора в каждом из штатов Австралии и лейтенант-губернатора в каждой из провинций Канады. Эти должностные лица обладают почти всей полнотой власти конституционного монарха и имеют так называемые королевские прерогативы.

    Почти десяток территорий Британии оспаривается другими странами — причем оспаривается справедливо. Все они были заняты Британией на весьма слабых юридических основаниях, а некоторые стали трофеем в агрессивных войнах.

    Гибралтар был попросту захвачен в 1704 году у Испанской империи британской эскадрой под командованием адмирала Джорджа Рука. В 1713 году состоялась легитимация приобретения путем Утрехтского мирного договора, который был навязан Испании Англией и Францией. В 1830 году Гибралтар был официально объявлен колонией Великобритании и с тех пор Лондон держится за него зубами: значение Гибралтара старо неизмеримым после открытия в 1869 году Суэцкого канала, так как контроль за морским путем из Индии в Европу давал стратегическое преимущество.

    В той же категории идут военные базы Акротири и Декелия, которые находятся на территории Кипра. Кипр избавился от статуса колонии в 1960 году, но Британия оставила за собой два эсклава на территории острова. Их важность для Великобритании также обусловлена стратегическим положением Кипра в Средиземном море, близостью к Суэцкому каналу и Ближнему Востоку.

    О том, что существует Британская территория в Индийском океане (или Чагос) полезно помнить тем, кто пытается обвинить Россию или Китай в якобы неправомочном восстановлении национальной территории. Чагос возник в 1965 году, в результате выделения островов из группы Маврикия и Сейшельских Островов. Его удержание Британией не признаётся международным сообществом; в документах ООН архипелаг фигурирует как часть Маврикия.

    Одной из наиболее сильно пострадавших от британского агрессивного колониализма является Аргентина. Британия оккупирует сразу две аргентинские территории: Мальвинские или Фолклендские острова и Южную Георгию с Южными Сандвичевыми островами.

    Мальвинские острова были законным образом приобретены Испанией у открывших их французов, но Британия, хотя и явилась туда второй, заявила свои права на территорию. Попытки окончательно присвоить Мальвинские острова Лондон предпринимал в XVIII, XIX и XX веках, кульминацией чего стала Фолклендская война 1982 года, по итогам которой Британия вновь оккупировала острова и контролирует их до сих пор. Контролирует вместе с Южной Георгией и Южными Сандвичевыми островами, которые имеют небольшое географическое — но огромное стратегическое значение.

    Причина посягательств на чужие территории тут стандартная для большинства британских эскапад: Мальвинские острова — это важный перевалочный пункт на пути из Атлантического океана в Тихий, «сидя» на котором можно контролировать всю Южную Атлантику.

    У Мальвинских островов, Южной Георгии и Сандвичевых островов есть важное свойство — вместе с Южными Оркнейскими островами, Южными Шетландскими островами и Землёй Грэма они позволяют Британии претендовать на целый сектор Антарктиды. А именно на «все острова и любые территории между 20° и 50° западной долготы, расположенные южнее 50° южной широты; и все острова и любые территории между 50° и 80° западной долготы, расположенные южнее 58° южной широты».

    Этот сектор включает в себя Южные Шетландские острова, Южные Оркнейские острова, Антарктический полуостров, побережье моря Уэдделла, а также территории Антарктиды, расположенные южнее, до самого Южного полюса.

    Согласно Договору об Антарктике от 1961 года, претензии на территории, находящиеся южнее 60° южной широты, бессрочно заморожены. Так что эта «зона потенциальной оккупации» Британией придерживается «на потом» — вопреки вопросам со стороны не только Аргентины, но и Чили, которой британское понимание принадлежности островов арктической зоны обошлось в значительную часть собственного сектора Антарктики — хотя Чили имела на него значительно большие основания.

    Несмотря на формальную либерализацию, Британия сохраняет империалистическое присутствие во многих ключевых регионах планеты, не останавливаясь перед прямой оккупацией территорий — в том числе, осуществленной в результате неоднократных попыток захвата чужих земель.

    Средняя оценка: 4.4 (голоса: 9)