Миграционная ловушка: исламисты строят «параллельное государство»

    Опрос ФАДН : более 43% мигрантов хотят жить по законам шариата
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time04 окт 2023remove_red_eye26 150
    print 4 10 2023
     

    В последнее время тема миграции и ее последствий вышла в топ медийной повестки. Проблема не новая, но ситуация настолько обострилась, что стала предметом разговора на Совете Безопасности России.

    На днях специалисты Федерального агентства по делам национальностей провели анонимный опрос среди мигрантов и выяснили, что более 43% хотели бы жить на территории РФ не по законам России, а по законам шариата. При этом 15% готовы принимать участие в незаконных политических акциях мигрантов.

    По данным МВД только за 2022 год на миграционный учет в РФ встало 9,2 млн граждан Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, а значит существует как минимум миллион радикальных исламистов, к которым потенциально могут присоединиться еще несколько миллионов мыслящих в аналогичном ключе земляков.

    Откуда же берутся в нашей стране эти исламские радикалы?

    Во-первых, мигранты из стран Средней Азии часто симпатизируют радикальным исламистам изначально. Это не означает, что среднеазиатские государства приняли радикальный исламизм в качестве государственной идеологии. Напротив, все государства региона идут по светскому пути развития, а противники официального курса находятся под жёстким прессингом.

    В то же время в этих странах существует значительная прослойка населения, не приемлющего светские порядки и ставящего законы шариата выше принятых государством норм. И именно она выдавливается в Россию, где может позволить себе многое из того, что запрещено дома. Например, подпольные молельные дома. Неформальные общины экстремистов, так называемые «джамааты», давно существуют в России, даже в местах лишения свободы, где конкурируют с уже сложившейся криминальной иерархией.

    По факту, радикалы медленно и последовательно создают в России свое «параллельное государство».

    Во-вторых, множество мигрантов попадает под влияние «джамаатов» уже в самой России. В первую очередь, мигранты нелегальные. Они вливаются в иерархически организованные земляческие структуры — «диаспоры», которые изначально преследовали коммерческие и лоббистские цели (например, поставка кадров для строек и подсобных работ), а сейчас всё сильнее идеологизируются, сплетаясь с «джамаатами».

    Конечно, каждый приезжий, работающий на стройке, не является идейным радикалом. Однако в «час Х» такому иностранцу предложат оплатить «братскую» поддержку участием в незаконных политических акциях.

    Надо признать, что комплексной миграционной политики, реализованной в конкретных организационных и практических шагах, в России на сегодня нет. Главное управление по вопросам миграции в структуре МВД занимается в основном вопросами миграционного учета и организацией рейдов по ловле нелегальных мигрантов, что является нереализуемой задачей с учетом их многочисленности.

    ▪️Нет ответственной политики, когда в одних руках были бы сосредоточены все нити управления миграционными потоками (рекрутинг рабочей силы в иностранных государствах, адаптация в России семей мигрантов, жесткое пресечение попыток их использования в экстремистских целях). Силовики реагируют лишь на наиболее вопиющие проявления опасных тенденций, но это верхушка айсберга. Системного подхода к ситуации не прослеживается.

    Сейчас большинство мигрантов, в том числе и нелегальных, сосредоточено в московском регионе. Такая ситуация политически взрывоопасна. Тогда как для реализации, к примеру, инфраструктурных проектов в Сибири и на Крайнем Севере мигранты действительно нужны.

    Со «свободным рынком» иностранной рабочей силы и использованием услуг диаспор в качестве «кадровых агентств» пора заканчивать.

    Президент России поставил задачу — выбирать из числа мигрантов тех, кто действительно необходим для развития нашей страны. Добавим — в обязательном порядке фильтровать контингент иностранных работников на предмет возможных угроз безопасности России. Ни один сторонник радикальных исламистов не должен иметь возможность пересечь границу Российской Федерации.

    Средняя оценка: 4.5 (голоса: 19)