Интервью Путина — лекция для «золотого миллиарда» об истинном мироустройстве

    Сам факт этого разговора в стенах Кремля является мощнейшим посланием Москвы: Западу не удалось «отменить» Россию — как и не удастся отменить законы Истории.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time09 фев 2024remove_red_eye8 325
    print 9 2 2024
     

    Сам факт этого разговора в стенах Кремля является мощнейшим посланием Москвы: Западу не удалось «отменить» Россию — как и не удастся отменить законы Истории.

    До всякого анализа тех или иных высказываний президента РФ, сделанных им в интервью Такеру Карлсону, подчеркнём главное. Сам факт этого разговора в стенах Кремля является мощнейшим посланием Москвы: Западу не удалось «отменить» Россию — как и не удастся отменить законы Истории.

    Без преувеличения, интервью уже стало медийной бомбой № 1 для всего мира, и не только западного. Если самый популярный в США журналист берёт двухчасовое интервью без купюр у президента РФ, то это означает только одно — информационная блокада Запада провалилась. А его попытки эту блокаду поддерживать, в том числе через нападки на Карлсона и «разборы» на CNN, уже привели к «эффекту Стрейзанд»: об интервью говорят всё громче и громче.

    Для российского уха Путин сказал мало что нового — его слова зачастую звучали как прописные истины. Но впервые за два года Западный мир получил возможность прикоснуться к этой истине не через пропагандистскую камнедробилку глобальных СМИ. Это серьёзный прорыв для нас — и оглушительный провал для западных элит. Они за два года открытого вооружённого конфликта с Россией успели лишь окончательно закрыться в шорах собственной предубеждённости от объективных исторических процессов — неизбежных, как восход Солнца.

    Суть всего, о чём два часа говорил Путин, сводится именно к этому: Историю не остановить, её законы неумолимы. Гегемония Запада завершится тем же, чем закончилось господство Римской империи, — только гораздо быстрее. На смену нынешней «империи» Pax Americana уже идёт многополярный мир. Единство Русского мира, временно разделённого из-за козней исторических пережитков, будет восстановлено — и это тоже неизбежно.

    Так устроен мир. Урок об истинном мироустройстве Западу придётся так или иначе усвоить. И если он не послушает Путина, то он будет иметь дело с самой Историей.

    Зачем понадобился экскурс в историю России?

    Как признался сам Такер Карлсон, его, как американца, поразило, что вместо ответа на первый же вопрос интервью — про 24 февраля 2022 года — Путин дал огромный экскурс в тысячелетнюю историю России. Начиная с 862 года и крещения Руси и дальше, через период раздробленности — к литовским униям, воссоединению с левым берегом Днепра, войнам Екатерины II, Первой мировой, Великой Отечественной и развалу СССР.

    Уже по окончании интервью Карлсон понял, зачем понадобилась эта историческая лекция. Тысячелетняя история России — сама по себе ответ и основание не только всей сегодняшней политики Москвы, но и её долгосрочной стратегии.

    Для гражданина США, государственности которых меньше лет, чем Большому театру, это может быть непонятно. Для жителя же России история его страны, содержащая генезис всех нынешних конфликтов, доказывающая неразрывную связь русской и украинской части единого народа, — до сих пор предельно актуальна.

    Чего стоит, скажем, описанная Путиным политика ополячивания населения Малороссии в XVI-XVII веках, с последующим обращением к Москве об объединении Левобережья с Россией. Ведь это выглядит прямой аналогией многих событий на Украине после 2014 и даже 2004 годов!

    Или взять разорение раздробленной Руси монголами, о котором также упомянул президент. Дальше по ходу интервью Путин не преминул напомнить не только о предложениях экспертного сообщества США «создать на этой территории [России] несколько квазигосударственных образований и их уже подчинить себе в разделённом виде», но и о незавидной судьбе прежних захватчиков — империи Чингисхана...

    Столь же важным представляется объяснение Путина о том, что у жителей России, в отличие от переселенцев в Новый Свет, нет больше никакой другой родины, большой или малой. И это, конечно, тоже История.

    ...Если подумать, то в стенах Кремля с американским журналистом, а через него — с той частью Западного мира, у которой ещё остались уши, — два часа подряд беседовала сама Русская история. Её можно не знать и не любить. Но спорить с нею невозможно.

    «С кем там разговаривать?» — главный вопрос в интервью был задан Путиным

    Ещё один мощный месседж, прозвучавший в интервью президента РФ Такеру Карлсону, касался признания нынешней неспособности Запада договариваться по-хорошему. Причём недоговороспособность эта комплексная.

    Европейские элиты мало того, что лживые, — в силу своего статуса американских сателлитов они просто неспособны выполнить взятые на себя обязательства. «На них, видите ли, „нажали“, они согласились. А потом они говорят: Украина же не будет в НАТО, ты знаешь. Я говорю: не знаю; я знаю, что вы согласились в 2008 году, а почему в будущем не согласитесь? „Ну тогда нажали на нас“. Я говорю: а почему завтра на вас не нажмут — и вы опять согласитесь. Ну чушь какая-то. С кем там разговаривать, я просто не понимаю. Мы готовы к разговору. Но с кем? Где гарантии? Никаких», — описал «состоятельность» элит Старого Света Путин.

    Но и гегемон в лице США немногим лучше. Американские элиты, хоть и принимают решения весьма мудрёным образом, — столь же лживы, а вдобавок не очень-то умны. И если ложь Вашингтона выражалась в вопросах, болезненных для России: расширение НАТО, госперевороты на Украине, «Минск-2» и т. п., то глупость — в стратегических просчётах самих США: от использования доллара как оружия до попыток нанести России поражение на поле боя. Попыток, за которыми стоит полное непонимание Вашингтона: «Россия будет бороться за свои интересы до конца».

    Пожалуй, единственные на Западе, с кем сейчас возможен диалог, это специальные службы. Они, за рамками вмешательства своих политических элит, способны решать вопросы «тихо, спокойно, на профессиональном уровне». Фактически Путин прямо обращается к американским консерваторам вроде Карлсона: все проблемы США — от некачественного политического руководства.

    Что из этого услышит рядовой американец, избиратель Трампа? То, что наш президент, человек, с уважением относящийся к истории и религии, лидер крупнейшей в мире страны, от которой много что зависит, готов к конструктивной работе, которая позволила бы Штатам сохранить лицо. Но для этого нужна другая администрация в Вашингтоне и — исправление ошибок с её стороны. «Они совершили, пусть исправляют».

    Кто-то уже назвал это интервью «прорубанием окна» в США, но это верно лишь отчасти. Перед нами — ещё и прорубание окна Овертона. Многие в Штатах воспримут саму идею Путина: ссориться необязательно, есть и другой путь, а пока займитесь лучше своими проблемами — госдолгом, например. И это уже хороший аргумент для предвыборной кампании Трампа.

    Могла ли Россия вступить в НАТО и создать с ним совместную ПРО?

    Важное место в интервью президента РФ Такеру Карлсону занял рассказ о том, как он предлагал Биллу Клинтону рассмотреть вопрос о вступлении России в НАТО, а обоим Бушам — о создании вместе с США и Европой совместной глобальной ПРО.

    На оба предложения американцы ответили отказом. Клинтон заявил: «Нет, сейчас это невозможно». А Буши просто отклонили российскую идею.

    В чем же заключался смысл тех предложений Кремля? Надо понимать, что в начале своего президентства Путин таким способом на самом высоком уровне выяснял в первую очередь, каковы стратегические планы США в отношении России.

    Очевидно ведь, что если Вашингтон не идёт на сотрудничество в столь чувствительных сферах и, более того, даже не начинает их обсуждать, пусть даже ради отвлечения нашего внимания и маскировки своих намерений, значит его планы по России уже свёрстаны — и не подлежат изменению. И планы эти были явно нацелены не на сотрудничество, а на поглощение и втягивание нашей страны в военно-политическое пространство Запада.

    Та же фраза Клинтона «Нет, сейчас это невозможно» говорит о том, что «возможным» это будет только тогда, когда Россия превратится в западную колонию — и войдёт в НАТО на правах сателлита США. Ведь НАТО, как таковое, — это «США+», то есть важнейший механизм Вашингтона по управлению европейскими вассалами на основании формальных процедур.

    В случае вхождения в НАТО подчинённой России альянс превратился бы в нечто вроде «военной ООН» — планетарного надзирателя с ядерной дубинкой, нависшей над Китаем, о чём до сих пор так мечтают на Западе. В том числе когда выступают с идеями реформирования самой ООН с целью лишить Россию права вето.

    Американцы ни на минуту не забывали, что Североатлантический альянс создавался в 1949 году для борьбы с Советским Союзом. А Россия — правопреемница СССР. То есть противник нашей стране достался «по наследству», образно говоря. С подобной нацеленностью США на Россию как на врага — независимо от того, что заявляется публично, — никакое создание совместной ПРО также не было возможным. Первый же вопрос у Москвы возник бы ещё на стадии планирования размещения позиционных районов. Если данная система декларируется США и НАТО как защита против ракетных угроз со стороны Ирана, то почему стартовые позиции расположены по периметру границ РФ?

    Всё это прекрасно просчитали и в Вашингтоне, поэтому даже не стали дальше обсуждать тему, опасаясь, что это поставит под вопрос их графики развёртывания своей системы ПРО против России. К моменту, когда президент РФ ставил указанные вопросы перед Клинтоном и Бушем, истеблишмент США уже принял решение (ещё в 1996 году) продвигать и американскую, и натовскую военную инфраструктуру к границам России.

    Фактически, Путин до последнего предлагал американцам одуматься. Ведь то, что происходит сейчас — СВО, глобальное повышение угрозы ядерной войны, — было заложено Вашингтоном в середине 1990-х. Так что ещё раз публично заявить об этом на западную аудиторию было совершенно нелишне.

    «Вопрос о Польше»

    Отдельной темой, на которой Путин в интервью Карлсону не раз заострял внимание, стал «польский вопрос». Звучал он не только в связи с далёкой уже историей, хотя и уния с Литвой, и ополячивание малороссов с внедрением идеи «украинства» — всё это важно. Но всё-таки настоящей «гиеной Европы» Польша стала уже в Новейшее время.

    Во-первых, довоенная Польша, в преемственности к которой расписывается нынче Варшава, повинна в коллаборации с нацистами:

    «В 1939 году, после того как Польша посотрудничала с Гитлером, а Польша сотрудничала с Гитлером, и Гитлер предлагал — все документы у нас в архивах есть — с Польшей заключить мир, договор о дружбе и союзничестве, но требовал, чтобы Польша отдала назад Германии так называемый Данцигский коридор, который связывал основную часть Германии с Кёнигсбергом и Восточной Пруссией. <…> Гитлер упрашивал их отдать мирно — поляки отказались. Но тем не менее сотрудничали с Гитлером и вместе занялись разделом Чехословакии».

    Это очень хорошее напоминание от Путина, особенно на фоне попыток Варшавы переписать историю, обвинив СССР в развязывании Второй мировой войны наравне с Третьим рейхом.

    Во-вторых, из слов Путина следует, что именно жестокая политика поляков на Западной Украине привела к созданию там движений нацистского толка, к Бандере и Шухевичу:

    «…Когда эти территории находились в составе Речи Посполитой, Польши, украинцев достаточно жестоко преследовали, изымали, пытались уничтожить эту идентичность, вели себя очень жестоко, это всё осталось в памяти народа. Когда началась Вторая мировая война, часть этой крайне националистически настроенной элиты [на Западной Украине] начала сотрудничать с Гитлером, полагая, что Гитлер принесёт им свободу…»

    То и другое — серьёзные обвинения сами по себе. Но они превращаются в обвинительный приговор об исторической вине Польши в контексте лейтмотива всего интервью — денацификации Украины. И не только Украины, кстати. Какой разительный контраст с Венгрией, которая тоже претендует на часть территории «незалежной»!

    На этом фоне по-особенному смотрится ответ Путина на вопрос Карлсона, не собирается ли Россия нападать на Польшу.

    «Только в одном случае: если со стороны Польши будет нападение на Россию, — ответил президент. — Зачем нам это? У нас просто нет никаких интересов [в Польше]. Одни угрозы».

    То есть угрозы точно имеются. Что касается нападения на Россию, то в рядах ВСУ, как опять же заметил Путин, «больше всего наёмников из Польши».

    «Венгерский» фрагмент

    В интервью Такеру Карлсону среди имеющих к украинской проблематике соседей Владимир Путин упомянул, кроме Польши, Румынию и Венгрию. Причём вторую особенно — как пример того, что люди с венгерской (не украинской!) ментальностью жили на Украине ещё во времена СССР.

    «Я где-то в начале 80-х годов на машине из тогдашнего Ленинграда поехал просто в путешествие по Советскому Союзу — через Киев, в Киев заехал, а потом поехал на Западную Украину. Въехал в город, Берегово называется, а там все названия городов, посёлков на русском и на непонятном для меня языке — на венгерском. На русском и на венгерском. Не на украинском — на русском и на венгерском», — поделился воспоминанием Путин.

    Президент РФ подчеркнул общеизвестную вещь: сегодня венгерское меньшинство в Закарпатье систематически ущемляется киевскими властями. Хоть и в меньшей степени, чем русские.

    Но главное — и Карлсон, хочется верить, это понял: Россия, в статусе ли Российской Федерации или Советского Союза, — действительно уникальное государство, где комфортно жили и живут представители самых разных этносов, относящиеся друг у другу со взаимным уважением. Тогда как современное нацистское государство Украина представляет собой полную противоположность этой синергической конструкции.

    Украина, как объединение территорий с разными языками, религиями и, что главное, моральными ориентирами, могла бы сохраниться как нейтральное и не нацистское государство. Сейчас же распад Украины просто неизбежен. Если киевский режим намерен задавить всех, кто не ходит в шароварах и не говорит на мове, то это только вопрос времени, когда Закарпатье поведёт себя так же, как Крым. А то и как Донбасс.

    При этом Будапешту, как и Москве, не придётся кого-то принуждать или тем более оккупировать. Достаточно просто принять своих людей обратно, когда те громко и однозначно попросят об этом.

    Россия исчерпала лимит жестов доброй воли

    Показателен ответ Владимира Путина на предложение Такера Карлсона в качестве жеста доброй воли освободить американского журналиста Эвана Гершковича, который с поличным попался в России на шпионаже:

    «Мы столько сделали жестов доброй воли, что, мне кажется, мы исчерпали все лимиты. Нам никто на жесты доброй воли аналогичными жестами ни разу не ответил».

    Такие вопросы, как обмен шпионов, всегда решаются в ходе переговоров спецслужб — и без публичной огласки. Но раз подобный вопрос был задан, президент РФ, как профессиональный разведчик (а разведчики бывшими не бывают), использовал удобный момент и рассказал одну историю:

    «Сидит в одной стране-союзнице Соединённых Штатов человек, который из патриотических соображений ликвидировал в одной из европейских столиц бандита. Во время событий на Кавказе знаете, что он [бандит] делал? Не хочется говорить, но тем не менее скажу: он выкладывал наших солдат, взятых в плен, на дорогу, а потом машиной проезжал по их головам. Что это за человек и человек ли это? Но нашёлся патриот, который ликвидировал его в одной из европейских столиц».

    Тем самым Путин, вероятно, опосредованно назвал условие обмена Гершковича. Условие, озвученное на таком уровне, станет императивом для переговорщиков с российской стороны. Американцы, конечно, не идиоты, и тоже всё прекрасно поняли. Пусть думают, как это лучше устроить. Германия — колония США, там не должно быть проблем с обменом.

    Средняя оценка: 4.7 (голоса: 10)