Олег Царёв: украинские власти понимают только силу

    Если оставить в руках Киева хоть один рычаг для манипуляций, проект «Украина» не закроется никогда
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time02 июн 2022remove_red_eye10 980
    print 2 6 2022
     

    Украинский политик, бывший депутат Верховной рады, получивший реальный срок из-за публичной пророссийской позиции. Оценивал события на Майдане как искусственно созданный политический кризис и преступную провокацию, устроенную руками западных спецслужб. Призывал к силовому разгону протестующих и заявлял, что «ни одна власть не должна вести переговоры с бандитами и экстремистами». Считает нынешний киевский режим нелегитимным. Является сторонником интеграции и тесного сотрудничества России и Украины.

    В интервью Институту РУССТРАТ Олег Царёв рассказал о нынешнем противостоянии на Украине, первоочередных политических и хозяйственных задачах, которые нужно решать на освобождаемых территориях, а также о том, каким он видит дальнейший путь двух наших народов.

     

    Новые законы для освобождаемых территорий

     

    - Олег Анатольевич, большой резонанс и поддержку вызвала ваша идея о создании военно-государственных администраций на освобождаемых территориях. Она была поддержана политическим руководством России, которым были даны необходимые поручения. Как вы видите эту работу, в чем ее основные задачи?

    Я не могу сказать, что это моя личная идея. Другой схемы работы на территориях, которые освобождаются русскими войсками, просто нет. Логично, что военная комендатура, которая по самому своему названию не занимается гражданскими вопросами, конечно, должна организовать структуру, которая как раз и станет заниматься вопросами мирной жизни. Такая схема была на всех территориях, которые освобождала Красная, а потом советская армия, это логичная и отработанная схема. Она реализовывалась и в Европе, и в Чечне, и в Афганистане. В любых «горячих точках». Так что ничего другого тут не нужно придумывать.

    Поскольку я около месяца провел под Киевом, а там не было ни комендатур, ни военно-гражданских администраций, всё это не было структурировано, то было очевидно, что нужно делать. Поэтому, приехав из-под Киева, я поставил вопрос, что нужно срочно этот процесс формализовать. Как и многие процессы, которые сейчас на уже наших территориях не формализованы. А это делать необходимо, причем оперативно. От таких решений зависит быстрый возврат людей, которые там живут, к обычной спокойной мирной жизни.

    Когда мы работали над созданием Луганской и Донецкой народных республик, мы провели референдум, мы создали парламент, парламент принял законы и по ним республики стали развиваться. А сейчас что происходит? На сегодняшний день у нас пока некий правовой вакуум на освобождаемых территориях. Мы создаем милицию, мы создаем военно-гражданские администрации, мы начинаем хозяйственную деятельность, но по каким законам – пока непонятно. Жить по украинскому законодательству этим людям сейчас было бы, мягко говоря, глупо даже по формальным причинам. По украинскому законодательству всех наших военных – если следовать букве украинского закона – надо было бы срочно арестовывать и передавать в руки украинскому суду.

    Потому что наши ребята по их законам – враги или изменники Родины. Поэтому я, конечно, поддерживаю единственно разумную точку зрения. Нам нужно имплементировать на этих территориях российское законодательство, потому что пока там работает милиция непонятно по каким законам. Что называется, по «законам совести», а она у всех разная, тем более там сейчас люди оказались в тяжелейших обстоятельствах. И материальных, и эмоциональных, что уж тут скрывать. А когда у человека есть власть, должно быть четко прописано, что он должен и обязан делать, а что – никогда и ни при каких обстоятельствах. Хорошо, что сейчас там у нас люди в основном порядочные, понимающие и честные, но наличие единых норм и законов, конечно, необходимо.

    - То есть первые шаги – это срочное введение полноценных органов власти?

    Сейчас главный шаг – это введение на освобожденных территориях военных комендатур и организация судов-трибуналов. У нас есть для этого люди – здесь, в России, которые могут туда поехать и организовывать там нормальный закон. А следующий шаг – это организация хозяйственного права и хозяйственной деятельности. Это тоже нужно оперативно организовывать, вы же понимаете – хозяйственная деятельность там уже есть. И дальше начнутся поставки, неизбежные недопоставки, взаимные претензии и прочее. Людям нужно дать механизм для решения хозяйственных отношений. А то знаете, в такие времена все нервные. Так что не нужно провоцировать людей на решения вроде «взять в руки палку и разобраться». Решать так хозяйственные споры – это никуда не годится.

     

    Восстановление обоюдного доверия и возврат к добрососедству

     

    - Помните ли вы свои первые ощущения, когда вы вместе с подразделениями российской армии и ЛДНР оказались на освобожденных территориях?

    Когда я пересекал границу Украины – вы знаете, это сложные ощущения. С одной стороны такая очень короткая радость, что я опять на Украине, а с другой… После этого мы ехали в колонне, попали под обстрел, у нас погибли люди. И были раненые. Это всё настолько острые и противоречивые ощущения, что их, наверное, просто нельзя как-то сформулировать. Гибнут люди. С обеих сторон гибнут простые мирные люди, гражданское население. Так нельзя, это не может быть нормой, это немыслимо и противно природе человеческой, такие вот ощущения.

    - Олег Анатольевич, восстановление доверия и взаимопонимания между жителями Донбасса, Запорожской и Херсонской областей и Россией – это длительный процесс? Как он будет строиться?

    Да я думаю, не будет никаких особенных проблем. Я там периодически бываю, заезжаю на территории и Запорожской области, и Херсонской области. Там многие нас ждали. Многие благосклонно нас восприняли. Часть людей смотрела, во что это всё выльется, и сейчас они тоже меняют свою точку зрения. Люди же просто делают выводы из поступков украинской власти. Они сейчас обстреливают Херсон, бьют по гражданскому населению. Было бы понятно, если бы там стояли воинские подразделения, так ведь нет. Там – и это все стороны знают – мирные жители. Ну как люди после такого будут относиться к Украине? Да, интенсивность обстрелов Херсона не так высока, как в случае Донецка, но по факту это все равно обстрелы. Украинская власть уже выкинула этих людей из числа своего населения, и мстит, считая врагами.

    Вообще, как только у людей на Украине появляется возможность получать альтернативную точку зрения, а не чудовищную пропаганду, которой простых украинцев кормят изо дня в день, люди начинают переосмысливать происходящее. И пропаганда перестает работать.

    - Если мы говорим о тотальной, разрушительной для людей пропаганде, ведущейся украинскими властями, то до какой степени она может дойти?

    До самой крайней степени, мы это видим. Лучше не станет, с текущим киевским режимом может стать только хуже.

    Очень долго на Украине целый ряд всем известных политиков и журналистов проводил эту линию, разводящую нас по разные стороны. Что украинцы - не русские, что русские – враги.

    Население Украины на тех территориях, что ещё под киевскими властями, в это действительно верит. И само не отдает себе отчета, насколько чудовищными категориями их заставляют мыслить. Да, человека убивать нельзя, но русских – можно, потому что они не люди.

    А ведь на Украине народ везде хороший. Когда мне в ответ говорят, мол, ну как же, ну Западная Украина нас не любит, я говорю, что школу заканчивал в Тернополе. Поверьте мне, народ действительно хороший. Политики, которые целенаправленно ссорят людей и поддерживают радикализацию – другое дело. Убрать этих политиков, и всё будет хорошо. Народ везде на Украине простой и трудолюбивый. К войне приводят политики. И вот их – да, их надо расстреливать.

    Посмотрите, что произошло? Русские войска весь мир тогда, когда в Россию вернулся Крым, называл «вежливыми людьми». Потому что русские ребята правда такие. На моих глазах точно так же вежливо вели себя русские войска под Киевом. А нам говорят, что русские воруют унитазы, что организовали Бучу – кто в это может поверить, кроме тех, кто о русских слышал только по телевизору? И что интересно – в Буче, значит, русские всех расстреляли, а в Херсонскую и Запорожскую области что, зашли какие-то другие русские? Ну это же не выдерживает никакой критики. Как только к событиям прикладываешь логику – всё, ложь рассыпается на глазах. Потому что это ложь. Долго она не живёт.

     

    До какого рубежа идти России

    - Олег Анатольевич, в свете вами сказанного - до какого рубежа стоит идти России?

    Я хорошо понимаю логику Зеленского. Он из Кривого Рога, днепропетровский, я родился в Днепропетровске и эту ментальность изучил неплохо. Знаете, наверное, такое слово – «хуцпа»? Такая бесшабашная, безграничная супернаглость. Так вот, если нынешнему киевскому режиму оставить хоть пятачок территории, он будет стрелять по мирным людям, воссоединившимся с Россией. Если оставить хоть сантиметр газопровода – он будет торговаться, тянуть одеяло на себя, выкручиваться, изворачиваться и бесконечно лгать.

    И, поверьте, этого не прекратить никакими соглашениями и договоренностями, Минские соглашения тому доказательство. Выход один - только суд и только тщательный и беспристрастный разбор того, что нелегитимные киевские власти в стране наворотили.

    Эти люди, уже совершившие невероятное количество преступлений, понимают только один довод – силу. И только она способна их переломить.

    До тех пор, пока будет оставаться хоть небольшая территория под названием Украина, она будет действовать в своей уже обычной, откровенно фашистской и террористической логике. Там будет насаждаться ненависть. Оттуда будут выходить диверсанты. Тамошнее общество будет помогать режиму деньгами. И их требования не прекратятся. Они будут требовать вернуть территории, ответить по их невменяемым законам, заплатить какие-то контрибуции или что они ещё там придумают. Придумают, кстати, всё что угодно, самое невероятное, чего невозможно представить.

    А вот когда некому будет требовать назад территории, тогда вопрос сам собой и закроется. Это произойдет тогда и только тогда, когда все русские земли войдут в состав России. Уверен в этом и убежден.

    - Спасибо вам за беседу и вашу позицию!

    Средняя оценка: 5 (голоса: 21)