Между рекой Иордан и Средиземным морем должно быть только одно государство

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time13 июл 2020remove_red_eye746

Это слова, если по-нашему, главы муниципального поселенческого совета. Но они отражают то, что официальные лица Израиля говорить не могут. Но к чему еврейское государство неуклонно стремится.

Западный берег реки Иордан евреи называют землей Иудеи и Самарии, считая ее еврейской по историческому праву. Сейчас под свой контроль им удалось вернуть всего 15% территории. На их взгляд, это неправильно. Эти земли являются святыми для евреев со времен задолго до прихода туда арабов. И вообще, согласно британской «декларации Бальфура» под еврейское национальное государство обещалось отдать существенно больше территории, чем это установила декларация ООН от 1947 года.

Примерно в таком ключе, а местами и вообще непосредственно в таких выражениях выдержано интервью главы регионального поселенческого совета Гуш Эцион – Шломо Неэмана газете «Коммерсант».

Можно согласиться с правом любого человека на собственное мнение по острому вопросу. Однако нельзя не признать, что политика Израиля на протяжении всей новейшей истории его государственности фактически стремится к достижению именно этой цели.

И это стремление, надо признать, не только несгибаемо, скорее всего, в предстоящие 30 лет Тель-Авив своей цели добьется. Причин к тому три.

Во-первых, потому что в регионе его больше никто не сдерживает, включая Россию и Соединенные Штаты. Последние так вообще сегодня прямо заинтересованы в обострении обстановки в регионе для отвлечения международного влияния от внутренних американских проблем.

Во-вторых, потому что арабский мир раскололся, и после встряски цветными революциями второго десятилетия XXI века еще очень долго будет восстанавливаться до материально-технического и организационного уровня, дающего шанс противостоять Израилю хотя бы на равных. Теоретически ближе всего к этому состоянию находится Иран, но его усиление встречает активное сопротивление всех прочих игроков Ближнего Востока.

В-третьих, потому что палестинцы за прошедшие 73 года успели надоесть решительно всем. Получая в среднем 1,2 млрд долл в год различной международной безвозмездной финансовой помощи, с разного рода прочими программами поддержки, в сумме Палестина имеет ВВП в 12,7 млрд долл или по 2,5 тыс. долл на человека.

Это больше, чем в Никарагуа, и практически равно аналогичному показателю Египта. Но в египтяне государство у себя построили, а палестинцы – нет. В конечном итоге вся получаемая ими иностранная помощь полностью уходит на войну. И эта война серьезно достала даже других арабов, во всяком случае их суннитскую часть.

Отсюда и получается, что противостоять израильским претензиям в регионе просто некому. Более того, полное поглощение им всех палестинских земель, как бы парадоксально такое ни звучало, может оказаться как раз серьезным стабилизирующим фактором для всего Ближнего Востока.

Это может нравиться, может нет, но объективная тенденция складывается именно так.

Средняя оценка: 5 (голоса: 3)