Пришла пора подумать о будущих границах Турции

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time13 июл 2020remove_red_eye2 847

Турецкий президент совершил очень громкий и не менее далеко идущий шаг. Его указ о превращении храма Святой Софии в мечеть означает не только возврат к пантюркизму, но и неизбежность войны с основными соседями.

В целом смысл решения Эрдогана понятен. Стратегическая цель Ататюрка по интеграции Турции в западный мир провалилась. Вступление в Евросоюз по-прежнему остается недостижимой мечтой. Да и, по большому счету, сильно утратившей былую притягательность в связи с нынешним состоянием и перспективами Единой Европы.

Почти 70 лет членства в НАТО также не обеспечили Анкаре гарантии, что могучие в военном отношении союзники придут к ней на помощь для решения вооруженным путем собственных турецких внешних проблем. Или хотя бы выступят надежными гарантами от возможного вторжения на ее территорию в случае конфликта с каким-нибудь сильным противником, вроде России.

Более того, с рядом членов общего Альянса, в частности, с Францией и Грецией дело вообще балансирует на грани войны. Афины уже второй месяц открыто стягивают свои танки к турецкой границе. Нападать греки, безусловно, не собираются, но даже сам факт того, что турецкую атаку они считают достаточно реальной, ставит крест на идее усилиться в регионе через участие в международном военном союзе.

Таким образом, в Турции возник идейный вакуум основ государственности, заполнить который Эрдоган пытается перенаправлением страны на путь пантюркизма. А так как страна собственными ресурсами небогата, то строить его он может лишь в формате имперской экспансии. Что в сущности очень похоже на стратегию развития Германии 30-х годов. Особенно после прихода там Гитлера к власти.

Хотя поверхностной причиной подписания указа о разрешении мусульманам молиться в Софийском соборе в Стамбуле является демонстрация якобы силы лидера, в момент, третьего подряд стратегического поражения во внешней политике, на самом деле речь идет об очень знаковом событии.

Храм с 1934 года не просто был памятником зодчества, частью мирового культурного наследия и историческим музеем. Он знаменовал собой доминирование Западной Традиции. ЮНЕСКО историю лишь называет мировой или всемирной. В действительности она основана, прежде всего, на западноцентричном мировосприятии.

Тем самым Эрдоган публично продемонстрировал культурный разрыв со всем европейским историческим и религиозным наследием. Как бы показывая, что с момента подписания распоряжения Турция, и как государство, и как нация, и как Традиция, намерена безоговорочно «следовать своим курсом».

Вот только без расширения собственной зоны влияния, в том числе на ресурсные регионы, проводить такой курс невозможно. А любая экспансия всегда приходит к необходимости прямой войны с соседями. Остается лишь понять – с кем именно.

Парадокс заключается в том, что ближайшей неизбежной целью окажется как раз Греция. Просто потому, что без победы над ней невозможна реализация турецких претензий в Восточном Средиземноморье. И НАТО как организация ей тоже не сможет, да и не захочет помочь. Остаются только отдельные союзники. Например, Франция, или Россия. В случае Франции речь идет о распаде НАТО. И Эрдоган это понимает – что Франция с ее все возрастающим мусульманским населением вряд ли рискнет на такой шаг.  Но это если она будет одна. А если снова возникнет Антанта?

Думай-те, Эрдоган, думай-те – хотелось бы сказать, но уже поздно. Логика внутреннего развития Турции, в представлении Эрдогана, уже запустила совершенно определенные сценарии развития событий. Хочет этого Эрдоган или нет.   

Эта война вспыхнет далеко не завтра, однако геополитически ее возникновение уже становится просто вопросом времени.

Средняя оценка: 4.7 (голоса: 14)