Китайская перспектива Ирана

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time13 окт 2020remove_red_eye759

Усиление американских санкций против финансового сектора Исламской Республики Иран фактически активно толкает ее в китайский экономический кластер: посетивший Пекин глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф обсудил с министром иностранных дел КНР Ван И перспективу заключения договора о всестороннем сотрудничестве на предстоящие 25 лет.

На первый взгляд, все выглядит неизбежным процессом дрейфа Тегерана в сферу китайских интересов. Хотя бы потому, что торговать с внешним миром иранской экономике жизненно необходимо, а доминирующая западная система эти попытки блокирует.

Причем, не просто по политическим мотивам, а просто потому, что Америке остро необходима какая-нибудь дежурная макивара. Победить которую возможно без прямого военного вторжения, армейских сил на которое у Пентагона явно недостаточно. В принципе, в мире еще существуют Россия, Северная Корея и Китай, но в противостоянии с ними позиция США еще слабее. Из-за чего Иран остается для Вашингтона единственным кандидатом в крайние.

Другой вопрос, что подобные представления формируются на несколько ошибочной западноцентричной понятийной основе, предполагающей, как безоговорочный постулат, что любая империя по умолчанию стремится к бесконечному раздвижению границ. С включением в свой состав даже откровенно чуждых территорий, принципиально различающихся по базовым принципам самоорганизации.

В отличие от Пакистана, иранское государство основано на нормах шариата, что в корне отличает его от конфуцианского Китая по базовым мотивам и мировосприятию. Что делает ирано-китайский союз в значительной степени вынужденным. От того заведомо временным, не позволяющим ожидать какого бы то ни было прочного вхождения Ирана в систему китайского Срединного государства.

Особенно учитывая отсутствие у КНР каких бы то ни было эффективных методик управления отдаленными территориями дальних геополитических регионов. Управление ими предполагает активную внешнюю политику, в том числе, при особой необходимости, силовую в адрес особо непослушных бузотёров. У современного Китая ее нет.

Возможно, ближе к 50-ым годам текущего века что-то такое неизбежно у него и сложится, но до тех времен еще нужно дожить. Свою систему Пекин формирует не из покоренных земель, а из территорий, где складывается вакуум силы, и которые признавать китайское над собой доминирование в принципе согласны. Что позволяет решать задачу чисто экономическими методами предоставления кредитов, не связанных с какими-либо политическими условиями.

Во всех остальных случаях китайская стратегия буксует. Несмотря на вроде как подходящие условия, Красный дракон не сумел закрепиться в Афганистане, где экономическая стратегия самым непосредственным образом нуждается в военной поддержке. Та же судьба ожидает и сотрудничество с Ираном, который временно прислонится к Китаю в надежде пережать американскую санкционную бурю.

Оно будет временным, до появления в регионе новой силы, реально способной не только встроить территории в свою политико-экономическую систему, но и, при необходимости, удержать ее в ней. В том числе, с обеспечением следования в кильватере свой генеральной линии.

Раньше таковой являлся коллективный Запад. Сегодня он слишком деградировал для гегемона. Россия на Ближнем Востоке пока также далека от лидерства. Турция от него отстоит еще дальше. Вот в возникшей пустоте Тегеран и тянет к Пекину.

Средняя оценка: 5 (голоса: 6)