Интервью Владимира Путина для NBC

Или что показывает проверка боем
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time16 июн 2021remove_red_eye7 528
print 16 6 2021
 

Обычно интервью со значимыми лицами является попыткой узнать их мнение по актуальным вопросам, так сказать, из первых рук. В особенности, когда его удается взять у людей, для международной политики ключевых. Диалог Кира Симмонса из телекомпании NBC с президентом России Владимиром Путиным оказался принципиально иным.

Он произвел два сильных впечатления, прямо противоречащих друг другу.

Для российской аудитории американец предстал откровенным хамом, малообразованным, чванливым, забронзовевшим в неоспоримости своего превосходства над любыми другими народами, что рядовыми, что их вождями. Российский лидер, с тонкой иронией и делающей честь истинным аристократам культурой, размазал американского журналиста, что называется, тонким слоем глины по рингу.

И это правда. Только далеко не вся, потому что так картина выглядит только в нашем мировосприятии и в нашем культурном коде. С той стороны линии фронта она воспринимается принципиально иначе.

Поведение журналиста NBC показало, как себя позиционирует и воспринимает западное общество. Особенно американское, безоговорочно убежденное в неоспоримости, даже божественности, их мессианства. Кир Симмонс пытался вести диалог не как журналист иностранной телекомпании, искренне интересующийся взглядами своего собеседника, а как верховный судья, великодушно дающий обвиняемому как-то оправдаться в досудебном порядке. Но чтобы претендовать на снисхождение, «обвиняемый» обязан признать свою вину по всем пунктам обвинений, как бы бредово и тенденциозно они бы ни звучали.

А самое главное, обвиняемый заведомо не имеет права как бы то ни было уравнивать себя с судьей даже там, где судья пытается обвинять за поступки, которые сам же и совершает. Это для нас порядок одинаков для всех, для них судья безгрешен по определению, что бы он сам ни совершал и как бы себя ни вел. Просто потому, что он судья.

И вот с этой точки зрения, в мировосприятии западной аудитории, Симмонс вел себя активно, ставил острые актуальные вопросы и наступал. В конце концов, что плохого в невыполнении обещаний, которые не закреплены контрактом? Это же основы «правильного» бизнеса! Чем «этот русский» еще недоволен? Чем он вообще может быть недоволен, когда ВВП его страны составляет всего 1,4 трлн долларов, а ВВП США – 20,8 трлн? Словом, это плохой тоталитарный диктатор, проявления какого бы то ни было снисхождения не заслуживающий.

Таким образом, интервью получилось не разовым товарищеским матчем за жестяной кубок, а полноценной проверкой боем. Ни для кого не секрет, что в коллективном «совете неизвестных отцов», захватившем сейчас верховную власть в Соединенных Штатах происходит естественный раскол, типичный для подобных случаев после первоначального успеха.

Каждая из четырех известных группировок на стратегию проведения предстоящей встречи Байдена и Путина в Женеве имеет собственные взгляды. Вариантов четыре, как минимум. Как максимум некоторые эксперты в этом «совете неизвестных отцов» насчитывают до семи разных кланов.

Целью разведки являлось прояснить для себя – какой из них в большей степени обеспечит гарантию успешного решения ключевой задачи – блокирования процесса геополитического возрождения России, и ее отодвигания на обочину главного для Америки дел – надвигающегося принципиального и решительного столкновения с Китаем.

Саммит G7, а также итоги саммита НАТО более чем убедительно показывают: Запад решительно переориентируется с просто «Востока» (предполагавшего противостояние с СССР и, потом, по инерции, с Россией) на конкретно «Азию» (предельно конкретно предполагающую именно Китай).

Разведка показала, что мы с ними, как и они с нами, договориться ни о чем не можем. Не потому, что разговаривать не о чем. Проблема в другом: мы с Западом достигли принципиального цивилизационного расхождения в фундаментальных смыслах базовых императивов – нравственность, религия, этика, гендер, вера и т.д.. Причем, если их мотивы мы понять хотя бы пытаемся и можем, то стремиться понять нас оппонент не считает нужным априори. Как в классической поговорке: у него есть два мнения, одно – его, остальные неправильные.

Отсюда следует, что в Женеве лидеры двух держав будут не искать точки соприкосновения, и не стремиться к перезагрузке межгосударственных отношений, речь там пойдет только о конфигурации «красных линий». И ни о чем больше.

Средняя оценка: 4.8 (голоса: 25)

Видео