Елена Панина: Жители Дальнего Востока чувствуют себя брошенными и оторванными от России

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time18 авг 2020remove_red_eye293

 

Премьер-министр Михаил Мишустин несколько дней провел на Дальнем Востоке. В Хабаровск он не заехал, хотя и встретился в Благовещенске с врио губернатора Дегтяревым. Но все прекрасно понимают, что именно события в Хабаровском крае как в увеличительном стекле отразили проблемы всего Дальнего Востока. Да, поток протестных выступлений в Хабаровске, всколыхнувших Дальний Восток, пошел на спад. Однако недальновидно в этой ситуации сделать вид, что «все рассосалось».

Глубинные причины народного недовольства не только в Фургале. И причины эти остаются неизменными уже почти 30 лет. Не будет преувеличением сказать, что жители Дальнего Востока чувствуют себя брошенными и оторванными от России. Не случайно после уничтожения Советского Союза население края сокращается опережающими темпами. Люди продолжают оттуда уезжать, не видя перспективы.

А ведь в XX веке Дальний Восток был одним из самых бурно развивающихся регионов нашей страны. В СССР из него хотели сделать «советскую Калифорнию» и рассматривали Дальний Восток как «окно в Азию», важнейший геополитический фактор присутствия нашей страны на Тихом океане.

В 1930-е годы Дальний Восток пережил невероятный скачок в своем развитии. Все знают о строительстве Комсомольска-на-Амуре, который стал центром высокотехнологического промышленного кластера на Тихоокеанском побережье. За 20 лет, с 1919 до 1939 года, население Дальнего Востока увеличилось в 2,6 раза, а к 1991 году более чем в 5 раз. Всплеском в развитии края стало строительство Байкало-Амурской магистрали с 1974 года, которая должна была стать началом нового этапа в жизни Дальнего Востока и всего Советского Союза.

Промышленное развитие сопровождалось культурным подъемом. Многие коренные народы Дальнего Востока именно в 1930-е годы обрели собственную письменность, началось формирование их национальной интеллигенции. За советский период у местных народов появились свои врачи, учителя, артисты. Кто из живших в 1970-е годы не помнит Кола Бельды с его знаменитой песней «Увезу тебя в тундру»?

Одним словом, на Дальнем Востоке проводилась целостная и целенаправленная государственная политика. Капитальные вложения в регион рассматривались как стратегические вложения в БУДУЩЕЕ НАШЕЙ СТРАНЫ.

Все в одночасье рухнуло в 1990-е. Стратегические вложения в будущее России тогдашним руководством страны было названо неэффективной дотационной политикой. Дальнему Востоку предложили выживать, как он сможет. Естественно, что дальневосточная экономика рухнула. Крах здесь был намного сильнее, чем во многих других областях России.

Дальний Восток стал регионом экономического бедствия. Люди в массовом порядке покидали и продолжают покидать без того слабозаселенный край. В 1991 г. население Дальнего Востока составляло 8 млн человек, в 2018 году оно оценивалась менее чем 6,2 млн. Правда в 2019 оно резко выросло на два с лишним миллиона, но за счет присоединения к округу Бурятии и Забайкалья. Да, отток населения замедлился, тем не менее, согласно данным 2018 года около 40% жителей Дальнего Востока рассматривают варианты переезда. Это говорит о том, что степень социально-экономического неблагополучия здесь по-прежнему высока.

Нельзя сказать, что для изменения ситуации ничего не делается. Есть государственная программа социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа до 2025 года, «дальневосточный гектар», «дальневосточная ипотека». В регионе запущено 450 инвестпроектов опережающего социально-экономического развития. В ходе поездки Мишустин открыл построенный мост через Амур, который соединил Благовещенск с Китаем.

Однако жители Дальнего Востока не ощущают целостного развития, которое бы влияло на их повседневную жизнь. Они пока не видят, как новые проекты позволят им жить лучше. Не хватает комплексности в развитии. Примечательно, что на открытии моста через Амур на это указал сам Мишустин: мост построили, а необходимое число пограничных переходов не создали.

Мы очередной раз натыкаемся на отсутствие стратегии. Что такое Дальний Восток для России с точки зрения будущего страны? И каким мы хотим видеть это будущее? Без ответов на эти вопросы ресурсы, направляемые на развитие Дальнего Востока, отдачи не дадут.

Елена Панина - директор Института Русских стратегий

Средняя оценка: 5 (голоса: 4)