В Белоруссии началось строительство «потёмкинской конституции»

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time18 окт 2020remove_red_eye1 006

13 октября в Бресте прошло собрание новой «дискуссионной площадки» под интересным названием «Берестейский диалог». Надо сказать про название. С одной стороны, оно перекликается с печально известным «Минским диалогом». Кроме того, диалог не «Брестский», а «Берестейский». Если кто не знает, белорусские националисты настаивают не только на смене языка общения с русского на белорусский, но и на переименовании многих населённых пунктов. Минск у них «Менск», а Брест – «Берасцё».

Впрочем, хотя звоночек прозвенел, пока «берестейские» говорили на русском. Были приглашены «политологи», чиновники и работники системы высшего образования. Гвоздём программы стал известный «батькин эксперт», любитель позиговать и попозировать в нацистской форме Александр Шпаковский.

Говорили о конституционной реформе и партстроительстве. Приверженность собравшихся демократии можно оценить по тому факту, что на собрание допустили не всех журналистов, а только благонадёжных. Корреспонденты городской газеты «Вечерний Брест» и негосударственного издания «Брестская газета» в зал допущены не были.

С Бреста начали по алфавиту, или работа уже идёт давно, сказать сложно. О чём говорили, обсуждать не стоит. Понятно, что такие собрания нужны для отбора тех, кто согласится изображать «народ» в «конституционном процессе». Кто-то из этих людей попадёт в имитационный процесс по наивности, а кто-то рассматривает это как старт своей карьеры в государственных органах.

По всей видимости, Лукашенко всё-таки понял, что без конституционной реформы не обойтись, но, как всегда, он перехитрит всех и отделается имитацией. Методика выбрана старая и известная. Ещё Гоголь описал её в «Вечерах на хуторе близ Диканьки».

Там есть сцена, когда казаки приходят к императрице жаловаться на притеснения, но не могут сформулировать мысль. А хитрая царица находит среди них того, кто точно знает, что ему надо, и это можно предоставить ему без проблем. То есть – купить его. Это – кузнец Вакула, который хочет всего лишь царицыны черевички для своей возлюбленной. И весь «диалог» с «удовлетворением требований» казаков в итоге сводится к выдаче Вакуле пары бывшей в употреблении обуви.

Можно написать для Белоруссии самую прекрасную в мире конституцию. Но любые законы действуют только тогда, когда в обществе и в государстве существуют силы, способные наказать тех, кто закон нарушает. Как видим, белорусское гражданское общество начало просыпаться, но пока ещё это «общественное мнение» не обладает той достаточной силой, чтобы чиновники его начали его бояться как на «загнивающем» Западе.

И следует понимать то, что никого в Белоруссии такими «диалогами» не обмануть. Абсолютно все знают им цену. Весь этот «конституционный процесс» выглядит не более убедительно, чем обычный белорусский официоз, уже давно набивший всем оскомину за 26 лет. Привычные телешоу с руганью президента в адрес нерадивых чиновников, и бравурные реляции об «успехах» белорусской экономики. Никто, ещё раз – никто в Белоруссии на эту имитацию не купится.

Средняя оценка: 4.4 (голоса: 13)