Слом стратегии Анаконды: к вступлению Ирана в ЕАЭС

Активизация сотрудничества с Ираном может принести России десятки миллиардов долларов
Аватар пользователя Владислав Ткачев
account_circleВладислав Ткачевaccess_time24 фев 2021remove_red_eye6 699
print 24 2 2021
 

Спикер парламента Ирана Мохаммад Бакер Калибаф заявил, что его страна готовится к вступлению в ЕАЭС. Если подобное случится, это будет означать коренное переформатирование целей и задачей союза. ЕАЭС перестанет рассматриваться как сугубо постсоветский интеграционный проект и станет претендовать на задачу консолидации экономического потенциала всего евразийского континента.

Тем не менее, даже если рассматривать развитие торгово-экономического сотрудничества исключительно с Ираном, Россия при грамотном подходе может получить существенные выгоды. Потенциал российско-иранских экономических отношений не раскрыт и на треть.

Несмотря на то, что иранская экономика по ВВП (ППС) только в два раза уступает турецкой, торговый оборот между Россией и Ираном не дотягивает и до двух миллиардов долларов в год. С Турцией – более 20 млрд. Причиной этому является целый комплекс факторов, начиная от отсутствия бесперебойно работающей системы взаиморасчетов, заканчивая неразвитостью транспортно-логистической инфраструктуры.

Вместе с этим, Иран может «принести» российской экономике миллиарды долларов. Тегеран не нуждается в наших энергоносителях. Соответственно, экспорт в эту страну носит несырьевой неэнергетический характер. Особый потенциал имеется в продаже отечественного высокотехнологичного оборудования, производителям которого жизненно важно найти новые рынки сбыта.

Нефть в обмен на товары

Несколько лет назад Москвой и Тегераном разрабатывалась программа «нефть в обмен на товары». Ее суть заключалась в том, что Иран продает России свою санкционную нефть с существенным дисконтом. Взамен получает российские промышленные товары. Речь шла об оборудовании для электростанций, транспорте, железнодорожной инфраструктуре. Потенциальные цифры программы назвались оптимистичные. Иранская сторона заявляла о 50 млрд. долларов оборота за 5 лет.

При этом возникает справедливый вопрос: зачем России иранская нефть, когда мы имеем собственную? Здесь варианта использования персидского «черного золота» два.

Первый касается внутреннего потребления. Нарастив импорт иранской нефти для нужд собственной экономики, Россия высвобождает большие объемы отечественных углеводородов, которые можно направить на экспорт. Таким образом, в страну попадет дополнительно несколько миллиардов долларов валютной выручки.

Второй вариант заключается в перепродаже иранской нефти на рынок АТР. В настоящий момент Россия активно занимается поставками тяжелой венесуэльской нефти в Китай и Индию. Причем, в индийском варианте сырье идет на нефтеперерабатывающие заводы компании Nayara Energy, половина которой принадлежит «Роснефти». Организация поставок иранских углеводородов на рынок стран АТР через российские трейдинговые контакты также является перспективным проектом.

Взаиморасчеты по подобной схеме предполагалось вести в рублях, которые поступали бы на специальные счета в финансовых организациях и могли бы быть использованы иранской стороной исключительно при закупках российских товаров.

Таким образом, Россия ничего не теряла. Мы могли существенным образом нарастить экспорт промышленной продукции. Более того, получить дополнительную валютную выручку за счет увеличения продажи отечественных углеводородов. В добавок этому в качестве положительного момента можно привести такой факт, как расширение рублевой зоны, что, безусловно служило бы важным фактором укрепления нашей валюты.

Причины провала

К сожалению, программа «нефть в обмен на товары» так и осталась по большей части на бумаге. За все время Ирану удалось поставить российским компаниям не более 2 млн. баррелей нефти. Это чуть выше 100 млн. долларов.

Причин провала несколько. Во-первых, в Москве определенными кругами проект изначально воспринимался скептически. Основной аргумент состоял в том, что Россия, плотно работая с Ираном, грозит обрушить на себя дополнительный гнев «уважаемых партнеров» с Запада. В свою очередь, это может привести к санкциям. Мы, конечно, понимаем, что санкции будут вводиться против России в любом случае, однако данный аргумент является хорошим козырем системных либералов во власти, видящих Россию частью глобалистского мира.  

Во-вторых, практически сразу же после разработки программы в отношении Ирана были облегчены санкции. После этого Тегеран стал не так остро нуждаться в рынках сбыта своего сырья. Разумеется, иранской стороне было выгоднее продавать нефть за валюту, чем получать взамен российские товары. Как бы то ни было, через некоторое время санкции против Ирана были наложены вновь, но реализация программы «нефть в обмен на товары» осталась в прошлом.

Вступление Ирана в ЕАЭС дает надежду на то, что вышеописанная программа, как и многие другие проекты, будет реализована. К настоящему моменту системные либералы потеряли значительную часть своего влияния на экономическую политику. Да и Ирану снова необходимо продавать нефть.

Средняя оценка: 4.5 (голоса: 13)

Видео