Белорусский протест не сдулся: он перешел в новое качество

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time03 окт 2020remove_red_eye4 835

В последнее время много говорят о том, что протесты в Белоруссии «сдуваются». Меньше людей выходит на улицы, реальных забастовок на важных госпредприятиях нет, и т.д.

Это и так, и не так. Надо понимать, что протесты в Белоруссии, это не внезапная вспышка гнева. Это не так, как в какой-нибудь южной и не в меру религиозной стране, где в результате условного «оскорбления святынь» могут возникнуть серьёзные беспорядки, о которых через месяц-другой уже никто не вспомнит. Так вот – народ в Белоруссии не такой.

Белорусский протест копился все 26 лет. Напомним, что граждане Белоруссии в 1994 году проголосовали за Лукашенко потому, что он пообещал вернуть их если не в СССР, то в Союз с Россией. Не будем сейчас обсуждать реальность таких обещаний, но проголосовали именно за это. Впрочем, Кебич на тех выборах обещал то же самое, но он, в отличие от молодого сокола с Могилёвщины,  был замаран принадлежностью к номенклатуре.

Но уже сразу после выборов начались разочарования. Недовольство и раздражение копилось все эти годы. Оно настоящее. Почему взорвалось только сейчас? Потому что выросло поколение, не помнящее единой русской державы, для них Республика Беларусь не новодел, а единственная реальность, которую они знают.

Другая причина – «мягкая» белорусизация, которую сам Лукашенко проводит примерно с 2010 года. Она проводилась осторожно, с умом. Главный принцип, которым руководствовались государевы белорусизаторы – сделать так, как будто государство ни при чём, и всё происходит само собой.

А ведь раньше, в более благополучные в экономическом смысле времена, использование оппозицией русофобской символики и риторики было важным фактором стабильности режима. Но время прошло, символика нацистских полицаев для молодёжи стала символом борьбы с диктатурой. А Лукашенко не успел стать в глазах молодёжи главным националистом. Белорусский национализм, он, в отличие от украинского, такой городской, книжный.

Да, - митинги пореже, да, - осенняя погода проредит их ещё сильнее. Но глубинное раздражение никуда не уходит. Оно только растёт. Крайней глупостью выглядят утверждения некоторых российских политологов, которые говорят, что сейчас Лукашенко сделает какой-нибудь хитрый «финт ушами», накормит всех тремя рыбами, или ещё что-нибудь, и отношение народа к нему изменится. Нет, никогда. Отношение народа Белоруссии к Лукашенко – дорога с односторонним движением.

На улицы белорусских городов выходят сотни тысяч, но не миллионы, не потому, что остальные за Лукашенко. Остальные тоже вышли бы, но одни боятся, а другие не хотят выходить под знамёнами нацистских холуёв. А пророссийских флагов, флагов, с которыми люди себя отождествляли в 1994 году и все это время – до сих пор нет.

Любые политтехнологии бессильны против воли народа. Они могут только оттянуть конец. Само собой, народ может быть не прав. Голос народа – не «глас божий», что бы ни говорили некоторые. Но если народ чего-то по-настоящему хочет, в конце концов, он это получит. Пусть и на свою голову.

Динамика социальных систем – дело не быстрое, но, в большинстве случаев необратимое. Понимание что с Лукашенко – всё, в среде его чиновников и силовиков растёт. Не то, чтобы там его сильно любили раньше, нет. Поддерживали из прагматических соображений, так как полагали, что удержится. Сейчас уже постепенно приходит понимание, что не удержится. Скоро сдадут. Вопрос – кому?

Средняя оценка: 3.2 (голоса: 49)