Внешнеполитический курс Байдена: новое вино в старые порванные меха

    Как внешнеполитический "Титаник" Байдена разбивается об айсберг по имени Трамп
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time06 дек 2020remove_red_eye2 650
    print 6 12 2020
     

    Джо Байден в США постепенно приближается к статусу официального президента и начинает делать заявления о будущем внешней политики США. В лучших традициях «черное – это белое».

    Как его называют в подконтрольных глубинному государству СМИ, «избранный» президент Соединенных Штатов, объявил о намерении придерживаться некоего многостороннего подхода в политике относительно Ирана, России и Китая. В чем эта многосторонность заключается – он ясности не внес. Однако по прочим его уточнениям упрямо напрашивается известная ассоциация про новое вино и старые меха.

    Например, кандидат от демократов считает необходимым вернуть «близкие отношения» с Ираном и даже вернуться к условиям «ядерной сделки». Но как добиться этого, у Байдена понимания нет. Как непонятно и то, каким образом на его идею повлияет убийство высокопоставленного иранского физика-ядерщика. О каком восстановлении дружбы и доверия тут может идти речь, если позиция США, как выразился Байден, остается неизменной?

    «Мы не можем позволить Ирану получить в свое распоряжение ядерное оружие» - указал «избранный президент Америки». Тогда как именно благодаря наличию собственного ядерного оружия отразить американское внешнеполитическое давление смогла Северная Корея, тем самым наглядно продемонстрировав пример – в каком направлении следует двигаться всем желающим противостоять США.

    Аналогичные вопросы вызывает позиция Байдена по Индо-Тихоокеанскому региону.

    Во-первых, сам термин – индо-тихоокеанский – искусственно придуман Вашингтоном в попытке столкнуть лбами Дели с Пекином ради создания из Индии противовеса КНР. Кстати говоря, довольно неудачной, по своему смыслу.

    Во-вторых, в свете уже запущенного Китаем проекта Всеобъемлющего регионального экономического партнерства, там вообще не осталось «свободных стран», которые бы вообще имело смысл на американскую сторону перетягивать.

    Речь скорее идет о том, сумеют ли США хоть как-то удержать своих бывших стратегических партнеров в регионе, прежде всего Японию, Южную Корею и Филиппины. Проблема заключается в том, что Америке им совершенно нечего предложить в смысле перспективы получения доходов.

    Кстати, с Европой у Вашингтона проблема аналогичного свойства. Победившим в Соединенных Штатах глобалистам остро необходимо максимально расчистить условно американскому, а, по сути, самостоятельному транснациональному капиталу доступ на внутриевропейский потребительский рынок от препон европейских национальных суверенных государств.

    В переводе на русский, ТНК прямо претендуют именно на те деньги, с которых национальные государства Европы вообще живут. О каком восстановлении дружеских отношений тут можно говорить вообще? Байден намерен организовать «сводный хор хищников и травоядных»?

    Что касается России, то тут его позиция вообще напоминает классический сюрреализм. Восстановить отношения с РФ Байден желает одновременно с усилением санкций против «Северного потока-2», против Крыма, против «московской военной угрозы» для молодой украинской демократии, против российского превосходства во многих военных направлениях, и целого списка прочих вещей, на которые, по американской геополитической логике, Россия не имеет абсолютно никакого права.

    Таким образом, получается, что обещания «сделать все по-новому», в реальности означают лишь попытку сформировать красивую картинку в стиле «не так, как было при Трампе».

    Примерно также не очень давно в одной очень демократической стране в президенты выбирали известного комика. Чем все закончилось – известно. Ибо народная мудрость гласит: бесполезно наливать новое вино в старые меха, особенно когда они порваны. Неоднократно проверено временем.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 6)