Сизифов труд Европейского союза

    Об очередном пакете антироссийских санкций.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time16 окт 2022remove_red_eye52 704
    print 16 10 2022
     

    В минувшую среду форум «Российская энергетическая неделя» стал без преувеличения сенсационным.

    Президент Путин — и это на фоне угрожающих речей Брюсселя об очередном пакете санкций и введении «потолочных цен» на российскую нефть — предложил создать в Турции крупнейший газовый хаб. И пока евробюрократы хватали воздух ртами, следя за переворотом шахматной доски в воздухе, стало очевидно, что российский президент не импровизировал, а предложил спланированное стратегическое решение.

    Кого же на этом фоне стала напоминать брюссельская бюрократия?

    Она все больше и больше напоминает древнегреческого царя Сизифа. Он честно пытается вкатить камень на гору, но ему мешает современное воплощение бога Зевса — рациональность. И камень — чем дальше, тем чаще — все падает и падает.

    Евробюрократы, еще принимая восьмой пакет санкций, встали перед кризисом фантазии. Все возможные и даже невозможные санкции против РФ введены, чем еще пригрозить России? Тупик.

    Урсула фон дер Ляйен, выступая перед депутатами Европарламента с зажигательной речью, воинственно сообщила, что «только благодаря мужеству и солидарности Европы она одержит верх, а Путин потерпит неудачу».

    Заявленный госпожой фон дер Ляйен фантазийный мир скорой победы слишком мало сегодня пересекается с реальностью. А вот российские нефтепродукты и энергоносители существуют в реальном мире. Именно по ним у сегодняшней Европы и нет той солидарности, о которой ее чиновники говорят с трибун.

    Факты таковы, что страны Евросоюза, согласно покивав головами по поводу антироссийских санкций, после их введения нарастили закупки нефти и нефтепродуктов у России. Лидерами стали Италия и Германия, увеличившие импорт на 20%, закупка нашей нефти другими странами Европы также существенно возросла.

    Отдельно нужно спросить, куда делась западная солидарность, когда евробюрократия призывает в связи с горячей поддержкой Украины и лично «главного демократа» мира, господина Зеленского, отказаться от российской нефти, а с другой — нефтяные компании США, Канады и Норвегии, пользуясь этим, совершенно недемократично повышают цены при явном одобрении своих правительств.

    В результате чего их доходы выросли в 6–7 раз. Этим вопросом задавались и сами депутаты Европарламента, кажется, с некоторым недоумением осознавая, на чей карман на самом деле работает Брюссель.
    После этого осознания чувство реальности стало возвращаться к некоторым странам ЕС, сообща заигравшимся в Сизифа.

    Принятие восьмого пакета санкций против России показало уровень недовольства. У Болгарии на рынке более 80% российского бензина и дизтоплива, отказ от них попросту невозможен. Венгрия добилась того, чтобы из этого пакета исключили трубопроводную российскую нефть, а Сербия и вовсе выразила желание присоединиться к российскому нефтепроводу «Дружба».

    Бельгия воздержалась при голосовании по восьмому пакету из-за несогласия с ограничениями по импорту стали из России, заявив, что, если ее экономические издержки станут еще выше, это «станет тяжело».

    И тут на сцену форума «Российская энергетическая неделя» вышел Владимир Путин и предложил переместить транзит с «Северных потоков» в пользу потока турецкого. Двумя предложениями российского президента Германия как газовый хаб была практически приговорена.

    Поэтому отвлечемся от враз обездоленных стран ЕС, оставшихся один на один с подступающей зимой в ситуации энергетического кризиса, созданного руками их безответственных политиков. Пока решаются вопросы с «Турецким потоком», обратимся к Востоку. Пекин и Дели нарастили объемы закупки российской нефти более чем в два раза.

    И на комментарии в духе «да потому что Россия продает им нефть с высоким дисконтом» необходимо ответить по существу. Россия действительно продает нефть Китаю и Индии на 30–40% дешевле мировых цен. Себе в убыток? Отнюдь.

    В 2020-м году среднегодовая цена на Urals составляла 42,4 доллара за баррель, сейчас котировки барреля этой марки на международных биржах держатся в районе 94 долларов. Сегодня себестоимость нашей нефти, включая логистику, — 32–35 долларов за баррель. Таким образом, продажа нефти с «восточным» дисконтом нас более чем устраивает, мы ничего не теряем. В этом году нефтегазовые доходы бюджета обещают быть рекордными.

    Конечно, так или иначе, но в долгосрочной перспективе санкции влияют на экономику. И нам не надо расслабляться от благостной картины вышеприведенных цифр. Понимая это, вывод надо делать один.

    А именно: сейчас все наши доходы от высоких цен на энергоресурсы, кроме наращивания оборонного потенциала, что является безусловным приоритетом, необходимо направить на то, чтобы как можно быстрее восполнить пробелы в производстве важнейшей высокотехнологичной продукции.

    Мы лишились ее из-за недальновидной политики предыдущих лет и особо остро ощутили после введения тотальных антироссийских санкций. Высокотехнологичная продукция — это самолеты, автомобили, бытовая и медицинская техника, лекарства и многое другое. Именно из этих составляющих и складывается суверенная экономика.

    Нам в Сизифа играть некогда. У нас много дел.

    Средняя оценка: 4.4 (голоса: 7)