«Нахичеванский транспортный коридор»: угрозы и возможности для России

Мир на Кавказе позволит региону стать экономически эффективной частью транспортного коридора "Север - Юг"
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time10 Май 2021remove_red_eye2 360
print 10 5 2021
 

Оценка ситуации.

Идея создания так называемого «нахичеванского транспортного коридора» родилась и получила оформление в концептуальном виде в результате мирного соглашения между Арменией и Азербайджаном по Нагорному Карабаху. Соглашение было подписано по инициативе России, и «нахичеванский транспортный коридор» – его составная часть (Заявление Президента Азербайджанской Республики, Премьер-министра Республики Армения и Президента Российской Федерации от 10 ноября 2020 г., п.9).

«Нахичеванский транспортный коридор» — это сеть транспортных коммуникаций, расположенных вдоль южной границы Армении с Ираном и идущих на запад Азербайджана. Нахичевань – автономный экстерриториальный анклав Азербайджана на территории Армении со времён СССР.

В советское время регион обладал развитой сетью дорог в сторону от России к Ирану и Турции через Азербайджан и Армению, проходя через Нахичевань. В результате Нагорно-Карабахского конфликта в 1993 году дорожная сеть была перекрыта, что повлекло сухопутную блокаду Армении от России – основного торгового партнёра. После тридцати лет блокады транспортное сообщение восстанавливается.

«Нахичеванский транспортный коридор» позволяет соединить Азербайджан, Армению и Россию с Ираном и Турцией прямым сухопутным сообщением, неподконтрольным США, тем самым вернув регион к степени транспортной связности времён СССР и восстановив региональное геополитическое значение России, Ирана и Турции.

В советский период по нахичеванской жедезнодорожной линии осуществлялись крупные региональные перевозки между Россией, Ираном и Турцией. Перекрытие этой коммуникации стало в своё время крупной геополитической победой США, повлекшей глобальные последствия в Евразии.

Основой «нахичеванского транспортного коридора» является нахичеванская железная дорога, с советского времени связывавшая Ереван (станция Масис), Нахичевань и Баку. Это единственная и кратчайшая сухопутная коммуникация между Россией и Арменией. Разблокирование этой магистрали обнуляет геополитический выигрыш США конца 80-х – начала 90-х и возвращает ситуацию к периоду независимых экономических связей трёх региональных центров силы, соперничающих с США в Евразии. 

Восстановление и развитие «нахичеванского транспортного коридора» усиливает ЕАС, так как облегчает доступ на его рынки для Армении. Также Армения получает железнодорожное сообщение с Ираном и Турцией. Для России «нахичеванский транспортный коридор» означает альтернативный сухопутный маршрут к рынкам Ближнего Востока, и, в первую очередь, к Ирану и Турции, где товарооборот стабильно растёт.

Турция получает доступ к Каспийскому морю через Азербайджан, получив возможность отказаться от использования дорог Грузии и Ирана. Россия, Турция и Иран становятся более независимыми от США, что непременно скажется на их внешней политике.  

Для Азербайджана восстановление «нахичеванского транспортного коридора» означает крупный геополитический приз. Первое: Азербайджан получает транспортный коридор в Турцию и дальше, что облегчает все прочие военно-политические и инфраструктурные проекты между этими двумя странами.

Второе: Азербайджан уходит от риска превращения в вассала Турции и утраты субъектности. Он становится лишь младшим партнёром, но остаётся важным региональным игроком в Закавказье, обусловливая торговые связи Турции, Ирана и России по кратчайшему маршруту.

Третье: из-за возможности подключения Армении к коммуникации, имеющей для неё стратегическое значение, Азербайджан получает влияние на политические процессы в Армении и позицию её элит, прежде всего в вопросах войны и мира в Нагорном Карабахе и его окрестностях.

Речь идёт о риске прихода в Армении к власти сил реванша. В случае победы на выборах они попадают под мощное давление пророссийских групп и прежде всего российского руководства, какое бы оно ни было. Так Азербайджан вовлекает Армению в мирный процесс, фиксируя выгодные условия мира в первую очередь для Азербайджана и препятствуя их пересмотру.

Нынешняя правящая группа в Армении во главе с Пашиняном понимает, что «нахичеванский транспортный коридор» — это перспектива нескольких дорог из Армении как в Россию, так и к Персидскому заливу. Пашинян уже заявил, что это «имеет переломное значение» в истории конфликта Армении и Азербайджана и в корне меняет ситуацию в регионе.

Армения становится транзитной страной и принуждается к миру ещё одним экономическим рычагом, будучи обязанной гарантировать безопасность перевозок по «нахичеванскому транспортному коридору», позволяя тем самым строить новые коммуникации из Азербайджана в Нахичевань и повышая региональную транспортную связность в интересах как Армении, так и всех региональных центров силы.

В настоящее время Азербайджан приступил к разработке ТЭО на строительство дороги от железнодорожной станции города Горадиза (Физулинский район Азербайджана) до Нахичевани, и строительство дороги займет максимум два года. Горадиз входил в состав территорий, занятых армянским ополчением Карабаха, но возвращён Азербайджану в результате боёв осени 2020 года.

В целом проект «нахичеванского транспортного коридора» интегрирован в проект «Север-Юг», соединяющий по суше Санкт-Петербург и индийский Мумбаи, а также интегрированный ранее в этот проект участок линии БТК (Баку-Тбилиси-Карс), соединяющий Азербайджан, Грузию и Турцию и повышающий значимость грузинской логистики.

Все три проекта взаимодополняемы и при некоторой конкурентности отдельных фрагментов в целом являются мощным евразийским логистическим комплексом, способным даже повлиять на отношения между ЕС и США, снижая ресурс влияния Вашингтона на Брюссель и повышая субъектность Германии и Франции.

В интересах снижения зависимости от доступа к краткосрочным кредитным ресурсам США лидеры ЕС ищут путей на Восток, и рост его инвестиционной перспективы объективно ведёт к снижению американского могущества. 

 

Постановка проблемы.

Очевидно, что «нахичеванский транспортный коридор» становится мощным стабилизирующим фактором в регионе, повышая значимость слабых звеньев (Армения и Азербайджан) и создавая зону компромисса геополитических устремлений России, Турции и Ирана.

Однако это серьёзно ущемляет интересы США, и потому следует ждать ответной реакции Вашингтона, который будет всеми силами стремиться сорвать процесс и вернуть ситуацию к состоянию войны. Проигрывает и Грузия, чьи логистические возможности становятся неактуальными, так как «нахичеванский транспортный коридор» на 340 км короче ныне действующей линии «Баку-Тбилиси-Карс».

Одновременно возникают риски для транзитного проекта между Афганистаном, Турцией, Туркменистаном, Азербайджаном и Грузией, названного «Лазуритовый коридор», куда входит комплекс железных и автомобильных дорог от Герата через Ашхабад и порт Туркменбаши на Каспии до Баку с ответвлениями на Поти и Батуми и от Анкары до Стамбула.

«Лазуритовый коридор» - это фрагмент Великого Шёлкового пути, пущенный в эксплуатацию в 2018 году. Однако в связи с низким объёмом и узкой номенклатурой грузов из Афганистана (ковры, сухофрукты, малое количество полудрагоценных и драгоценных камней) по этому логистическому маршруту возможны лишь разовые акции.

Однако «Лазуритовый коридор» - это не экономика, а геополитика. Борьба за вовлечение Афганистана в свою орбиту происходит между США, Британией, Россией и Китаем. В ней участвуют Индия и Пакистан, пытается найти себе место Азербайджан, повышая свой транзитный статус. Суть проекта – объединение Афганистана с Центральной Азией по схеме «5+1», продвигаемой США в целях не допустить в регион Россию и Китай.

Также для США критически важно увеличить контролируемые возможности наркотрафика. Афганистан и Грузия – реперные точки для США, через них они входят в региональную систему Южного Кавказа, ключевую для стабильности в Евразии. Поэтому США всеми силами постараются не допустить снижения транзитного потенциала Грузии. Они будут делать всё возможное, чтобы превратить «нахичеванский транспортный коридор» в новый очаг конфликта.

Объём потерь Грузии от некоторого снижения грузопотока по коридору БТК потенциально можно скомпенсировать увеличением объёмов торговли в регионе в результате его инфраструктурного развития. Однако Грузия отвергает предложения об участии в проектах, где участвует Россия.

Получение же мультипликативного эффекта для Грузии возможно лишь при условии её интегрированности в имеющиеся проекты, а для этого в регионе необходимо сотрудничество и «дружба народов». Если это произойдёт, Грузия утратит нынешнюю зависимость от патронажа США. Влияние же США на транзит с Юга на Запад будет ослаблено, что повысит автономию ЕС.  Понятно, что инциденты с расширением воронки конфликтов в регионе гарантированы.   

У Ирана в отношении восстановления прямого транспортного маршрута из Турции в Азербайджан через территорию Армении возникает конфликт интересов. С одной стороны, для Ирана выгодно усиление возможностей внешней торговли по неподконтрольным США маршрутам, проходящим через территорию Ирана. 

С другой стороны, Иран долгие годы был логистической альтернативой замороженному нахичеванскому маршруту, получая плату за транзит и сохраняя влияние на Баку. Теперь это влияние уменьшается, и всё, что теряет Иран, перетекает к Турции и России.

Больше того, Турция как извечный соперник Ирана, получает выход к Тихому океану, что неизбежно усиливает её геополитический потенциал. Здесь возникает точка пересечения интересов США и Ирана – им обоим не выгодно усиление Турции.

Возможно, этот аспект способен стать темой для сепаратных переговоров Ирана и США на предмет неких возможных координаций, и к влиянию на этот процесс сразу подключатся Израиль, ЕС и Россия. Возникает потенциальный узел интересов и активных переговорных процессов, что будет обеспечиваться целым комплексом сопровождающих и подготовительных действий.

Причём, по умолчанию за всеми действиями участников будет подразумеваться китайский фактор. Продвижение своего видения переговорной ситуации и своих интересов определит целый комплекс тенденций на ближайшее десятилетие.

Восстановление «нахичеванского транспортного коридора» объективно способствует возрождению идеи Транскаспийского газопровода, одной из частей газопровода «Набукко», ранее поддержанного США, но не состоявшегося в задуманном виде. Транскаспийский газопровод – это доставка газа из Туркмении и Казахстана в обход России через Азербайджан в Турцию и Грузию, и дальше в Европу. Две других его части – Трансанатолийский и Трансадриатический газопроводы – уже построены ранее (в 2019 и 2020 г.г.).

С учётом введённых в строй мощностей Турецкого потока и падения спроса на газ в связи с кризисом и эпидемией COVID-19 рентабельность Транскаспийского газопровода под вопросом, но это политический проект, и к нему так или иначе всегда будут пытаться вернуться.

При этом надо учесть, что тогда Транскаспийский газопровод планировался без учёта фактора ввода в действие Северного потка-2 и возросших амбиций Турции. Сейчас реализация Транскаспийского газопровода не только ударит по интересам России и Ирана, но и повысит независимость ЕС.

Это ещё больше увеличит выбор доступных для Европы альтернатив и ослабит влияние США на евразийском векторе. Транскаспийский газопровод объективно несёт в себе потенциальную возможность возникновения дополнительных проблем у США с вассалами и союзниками по НАТО.

Открытие «нахичеванского транспортного коридора» создаёт понижающее давление на цену иранского газа для Турции. Сейчас эта цена $490 за тысячу кубометров иранского газа, но прокладка газопровода через Нахичевань может снизить стоимость до $335. Кроме того, создаются дополнительные возможности для поставок газа из Туркмении в Турцию.

Кроме того, Иран теряет комиссионные доходы от транзита газа из Азербайджана в Нахичевань. Это 15% от цены транзита. К тому же через Иран идут поставки грузовым транспортом из Турции в Среднюю Азию. За проезд каждого турецкого грузовика до границы с Туркменистаном (протяжённость пути 1800 км.) Иран брал $800. Теперь доходы Ирана и его и влияние на Турцию снизятся.

Таким образом, устраняя старые конфликты интересов, «нахичеванский транспортный коридор» создаёт новые. Кроме прогнозируемого сопротивления США и Грузии, усиливаются Турция и Иран, региональные конкуренты и соперники в исламском мире. Причём, их соперничество усиливается в сфере влияния на Азербайджан, являющийся зоной стратегических интересов обеих стран.

Также объективно усиление Турции не в интересах Китая: эти две страны являются жёсткими конкурентами между собой на мировых рынках в сегменте лёгкой промышленности и производстве тканей. Формирование логистического анклава вокруг «нахичеванского транспортного коридора» усиливает ЕАЭС и несколько понижает монопольную роль китайского ОПОП, создавая альтернативные развязки и ослабляя позицию Китая на переговорах с Россией.

 

Выводы.

1. Восстановление мира в Закавказье в первую очередь предусматривает окончательное прекращение войны между Азербайджаном и Арменией по поводу Нагорного Карабаха.

2. Стабильный мир между Арменией и Азербайджаном возможен только при условии общей экономической выгоды и общих спонсорах этого вектора политического процесса.

3. «Нахичеванский транспортный коридор» - проект, способный генерировать общую зону стратегических интересов у главных региональных игроков: России, Ирана, Турции, и тем самым стать стабилизирующим фактором в регионе с глобальными последствиями.

4. Главными бенефициарами «нахичеванского транспортного коридора» становятся Россия, Азербайджан и Армения. Их положение однозначно упрочивается.

5. Двойственное положение получают Турция, Иран, Индия и Китай, впрямую в проекте не участвующий. Их выгоды уравновешиваются повышением издержек.  Они получают расширение возможностей и усиление статуса, но одновременно возрастает зона турбулентностей и политических и экономических рисков от косвенных потерь в виде упущенной выгоды и возросшего сопротивления партнёров и соперников.

6. Косвенным бенефициаром «нахичеванского транспортного коридора» становится ЕС, получая возможность играть на противоречиях и интересах России, Китая, США, Турции, Британии и Ирана.

7. Ухудшают своё положение США и Грузия. США – за счёт того, что участники проекта улучшают свои возможности без участия США, а Грузия – за счёт утраты статуса ключевого звена с золотой акцией для всех участников. Нынешняя политическая элита пришла к власти в Грузии именно на волне ожиданий бонусов и выгод от транзитного статуса, полученного с помощью США.

Снижение этого статуса влечёт рост внутренней напряжённости в Грузии (что отчасти уже имеет место) с последующей сменой политических элит и перспективой победы сил, в меньшей степени зависимых от США.

8. От кого будут зависеть новые элиты Грузии, станет ясно по итогам изменения расклада сил в Евразии – с учётом изменения роли России, Турции и Китая.

9. Заключение союза между Россией и Китаем в долгосрочной перспективе (10–20 лет) скажется на раскладе сил в Закавказье в целом и в Грузии в частности. Если США сохранят свои позиции, элита Грузии останется проамериканской. Если союз России и Китая спроецирует силу на зоны их интересов за пределами своих границ, при определении для Турции красных линий и согласовании стратегий, Грузия будет ориентироваться на восстановление отношений с Россией. В ином варианте этой стране грозит распад.

10. Россия получила возможность для силового влияния на действия участников процесса трансформации расклада сил в Закавказье и далее в Евразии. Дороги «нахичеванского транспортного коридора» будут охраняться погранвойсками ФСБ России. В сочетании с корпусом миротворцев в Нагорном Карабахе это решающий фактор предотвращения попыток дестабилизации обстановки в Карабахе и вокруг стратегической транспортной артерии.

11. Статус России как посредника в карабахском вопросе стал спасением политических элит Армении, Азербайджана и Карабаха. После того, как инфраструктурные проекты заработают, возникнет новая ситуация, и стороны смогут заключить новую сделку, исходя из сложившихся реалий. Главное, что в этой сделке не будут участвовать США.

12. США сделают всё возможное, чтобы обнулить выгоды от проекта для России, Турции и Ирана. Возрастают шансы военных конфликтов в Центральной Азии и на Дальнем Востоке, террористических диверсий в Закавказье. Разрешение межэлитного конфликта в Грузии при решающем участии США становится для Вашингтона условием сохранения контроля над процессами в Закавказье и далее в Евразии.

13. Британия в создавшейся ситуации получает чрезвычайно широкое поле для игры против всех участников, включая США и Афганистан. У Британии в регионе собственные интересы, и заключаются они в первую очередь в раздувании конфликта между всеми соперниками и союзниками. Через конфликт Британия будет вклиниваться в процесс и помогать всем в войне против всех. Только это расчистит поле для участия Британии в борьбе за новые контуры Евразии.

14. Наиболее эффективные действия России по поводу использования проекта «нахичеванский транспортный коридор» для восстановления своей зоны влияния на постсоветском пространстве сводятся к способности быть крайне полезной силой для всех активных игроков, кроме США и Британии. Интересы Турции, Азербайджана, Армении и Ирана не могут быть удовлетворены без согласия и помощи России.

15. Процессы, протекающие сейчас на территории между Арменией и Азербайджаном, носят решающее значение для возникновения двух кластеров глобальной экономики, свободных от прямого влияния США, – это зона соединения ЕАЭС под эгидой России и ОПОП под эгидой Китая.

Между этими кластерами Турция пытается втиснуть свой геополитический проект Великого Турана, без одобрения России и Китая не имеющий перспективы, так как он заточен на китайских уйгуров и российских тюрок. Одновременно началась работа по созданию институтов финансирования, расчётов и вооружённой охраны российско-китайских кластеров. 

Средняя оценка: 4.4 (голоса: 19)

Видео