Возвращение «короля Биби»

    Предпосылки политического кризиса в Израиле.
    Аватар пользователя Константин Черемных
    account_circleКонстантин Черемныхaccess_time10 ноя 2022remove_red_eye8 215
    print 10 11 2022
     

    1.Исходные политико-правовые парадоксы

    1) «Статус-кво Бен Гуриона»: Отказ от разработки конституции Израиля ввиду непреодолимых культурных противоречий между двумя частями общества, образованного т.н.старым ишувом (поселением религиозных иудеев) и новым ишувом (поселением евреев светских, преимущественно социалистических убеждений). В то время как для светского сообщества естественной формой политической жизни была плюралистическая (многопартийная) республика, правоверные евреи (харедим), доля которых возросла ввиду послевоенного бегства в Палестину выживших остатков компактных общин из Причерноморья, Литвы и Белоруссии, могли принять гражданство новой страны исключительно как потенциального (обетованного) царства, т.е. монархии. Номинально решение оставить форму государства открытым вопросом юридически оформлено т.н. «решением Харари» (голосование учредительного состава кнессета от 13.06.1950); фактически оно являлось выражением личной позиции первого премьер-министра государства Израиль Давида Бен-Гуриона.

    2) Дуалистическая конструкция гражданской идентичности и связанных с ней вероисповедных прав еврейской нации (гарантии которых были сформулированы Д.Бен-Гурионом в письме от имени Еврейского агентства в адрес ассоциации «Агудат-Исраэль» от 19.07.1947), логически проистекает из статус-кво. Номинально Израиль - одна из 6 стран (Канада, Новая Зеландия, Сан-Марино, Саудовская Аравия и Великобритания), функционирующая в соответствии с некодифицированной конституцией, состоящей из материального конституционного права (основанного на делах и прецедентах), общего права и положений этих официальных статутов. Фактически 14 базовых законов государства Израиль, составляющих элементы будущей конституции и принятых в разные годы в период с 1960 по 2018 гг., основываются на разнородных правовых источниках: 11 законов- на светском праве, и три закона - о возвращении, об Иерусалиме и о национальном характере государства – на религиозном праве.

    3) Сосуществование светской судебной системы, увенчанной Высшим судом справедливости (БАГАЦ), с комплексом прав, регулируемых раввинатом Израиля и затрагивающих семейное право и элементы жилищного и гражданского права (правила общежития, военный призыв и др.)

    2. Адаптация публичной политики к дуалистической системе идентичности и права

    1) Светский сектор: трансформация протогосударственных партийных традиций (наследий «Поалей-Цион» и «Иргун») в конкуренцию партийных блоков, копирующую европейскую модель, но отличающуюся подходом двух традиций к сосуществованию с палестинскими арабами

    2) Сектор харедим (партии в традиции Агудат-Исраэль): формирование секторальных политических партий, представляющих общины ашкеназских хасидов (Йехуд ха-Тора), литваков (Дегель ха-Тора), мизрахим (ШАС), с разделением сугубо политических и религиозно-правовых функций внутри каждой из подобных партийных структур.

    3) Религиозно-сионистский сектор (партии в традиции Мафдаль): формирование партий, представляющих еврейских поселенцев на осваиваемых (отчужденных или пустующих) территориях.

    4) Арабский сектор: трансформация арабских партий - бывших спутников левого блока МАПАЙ («Прогресс и развитие», «Сотрудничество и братство») с вовлечением региональной исламской традиции («Исламское движение»).

    3. Предпосылки дезадаптации постиндустриального генеза в политической системе

    1) Общий эффект мирового тренда: дистанцирование ценностных приоритетов левоцентристских сил Израиля (ранее составлявших основу правительств) от целеполагания национального и регионального экономического развития (проект канала «Красное море-Мертвое море» и др.); итог – организационное и внутрирегиональное дробление с образованием осколков, частично клонирующих европейские партии нового типа (МЕРЕЦ – член Социнтерна)

    2) Общий эффект мирового тренда: дистанцирование ценностных приоритетов радикальных левых сил от представительства трудовых интересов; интеграция Компартии Израиля («Маки») в арабо-израильский блок «Хадаш».

    3) Частный эффект мирового тренда: «выпадение в осадок» постсоветского исхода («колбасной алии» 1990-х гг.) с формированием политического «русского сектора», доминируемого партией НДИ («Исраэль бейтейну») Авигдора Либермана.

    4) Отраженный эффект мирового тренда: последствия мероприятий фондового сообщества по дерадикализации авраамических религий на Ближнем Востоке – сокращение доли христиан в арабской популяции и арабском политическом секторе, результаты: мусульманизация арабских партийных структур (особенно после демонтажа Армии Южного Ливана); отчуждение друзов от арабов; зарождение «эфиопского сектора».

    5) Отраженный эффект мирового тренда: милитаризация повестки дня правоцентристского спектра с выходом фактора иранской угрозы в политическую плоскость и вовлечением партийного процесса в военно-корпоративную конкуренцию.

    6) Отраженный эффект мирового тренда: вовлечение арабских партийных структур в международные исламские форматы.

    4.Кризис пяти правительств Израиля 2018-2021 гг.: внешние обстоятельства

    1) Фактор прогрессистской идеологической опеки: налаженный в начале 2000-х гг. механизм контроля над левоцентристским спектром израильской политической сцены через Центр ближневосточной политики Brookings Institution (Сабановский центр), с присоединением чикагского теневого сообщества при Б.Обаме.

    2) Мобилизация прогрессистских фондозависимых структур в противостоянии Дональду Трампу и трампизму; ключевая структура влияния в Израиле– New Israel Fund (NIF, организатор антиклерикальной и экологистской протестной кампании лета 2011 года - т.н. «творожной революции»).

    3) Корпоративно-клановые расчеты республиканских конкурентов Д.Трампа в США, в частности, Пола Райана и Никки Хейли, с поиском опорных фигур в Израиле в 2016-2018 гг, результат – фракционирование «Ликуда» и религиозно-сионистской партии «Байт Иехуди» с вычленением из нее партии «Ямина» (прожект Айелет Шакед – дочерняя структура прожекта Никки Хейли).

    4) Опора объединившихся экс-конкурентов из команд Хиллари Клинтон и Джона Керри в 2019-2020 гг. (WestExec Advisors, Diplomacy Works и др. оргструктуры) на фрагмент израильских элит, «совместимый» с планами реанимации проекта иранской сделки (СВПД). Учреждение Democratic Majority for Israel (основатель Марк Мельман – с опытом кампаний Б.Н.Ельцина в 1996, Джона Керри в 2004, Яира Лапида в 2012), с расчетом на продвижение Я.Лапида на пост премьера Израиля).

    5) Сочетанная конъюнктура идеолого-политического шельмования Дональда Трампа в США («комиссия 6 января») и Биньямина Нетаньяху в Израиле («дела N1000, 2000, 3000, 4000») с вовлечением фондового сообщества и секторальных параполитических сетей (семейные фонды, обслуживающие сеть Бнай Брит, в частности Schusterman Foundation).

    6) Казусы «анти-Биби»-стратегий: вынужденный выход из политической игры экс-премьера Израиля Эхуда Барака после озвучивания его имени в контексте «дела Эпштейна» в США; согласие Бени Ганца на должность премьера по очереди с Нетаньяху без спроса Мельмана, вынуждающее Democratic Majority for Israel искать Лапиду других партнеров; согласование амбиций Лапида с расчетами экс-члена «Ликуда» Гидеона Саара, учредившего свою партию «Тиква хадаша», на пост премьера (в 2020 с расчетом на поддержку тогдашнего президента Реувена Ривлина).

    7) «Экспорт революции в Израиль»: операция по «ангажированию» Нафтали Беннета, лидера списка «Ямина» с правым поселенческим электоратом, в пару с Яиром Лапидом (партия «Еш Атид») для создания право-левой коалиции «только не Биби». Утверждение правительства сменных премьеров Нафтали Беннета и Яира Лапида большинством в один голос.

    8) Вторая часть операции – досрочная замена Беннета на Лапида в кресле премьера в канун визита Джо Байдена в Иерусалим и Эр-Рияд, предлог – волнения в спорном квартале Шейх Джаррах в Иерусалиме из-за 8 (восьми) квартир.

    II. Временное правительство Беннета-Лапида (36-е правительство Израиля)

    1. Стороны коалиционного соглашения (от 02.06.2021): «Еш Атид» (Яир Лапид), Кахоль Лаван (Бени Ганц), Ямина (Нафтали Беннет), Авода (Мейрав Михаэли), НДИ (Авигдор Либерман), «Тиква Хадаша» (Гидеон Саар), МЕРЕЦ (Ницан Горовиц), арабская PAAM (Мансур Аббас).

    2. Месседжи для избирателей накануне компромисса:

    «Ямина»: обещание не вступать в коалицию с арабскими партиями;

    МЕРЕЦ: обещание не вступать в коалицию с НДИ;

    НДИ: обещание не вступать в коалицию ни с арабскими партиями, ни с МЕРЕЦ.

    3. Временное правительство Беннета-Лапида: попытки самоутверждения

    1) Внутриполитическое достижение N1: первое в истории Израиля частичное распределение правительственных должностей по полименьшинственному типу по образцу администраций Трюдо и Байдена: гомосексуал Ницан Горовиц - министр здравоохранения, гомосексуал Идан Ролл – замглавы МИД, феминистка Мейрав Михаэли (агитатор за ликвидацию брака как института) – министр экологии, профессиональная инвалид-колясочница Карин Эльхаррар – министр инфраструктуры и др, глухонемая Ширли Пинто – глава комиссии по выбору религиозных судей.

    2) Внутриполитическое достижение N2: разрешение на молитвы у Стены плача любым религиозным деноминациям иудаизма (под давлением актива реформистов из США во главе с феминистками из организации «Женщины стены»).

    3) Внутриполитическое достижение N3: решение суда, обязывающее регистрировать супружеские пары (в том числе гомосексуальные), заключившие брак по видеосвязи (включая брак замглавы МИД Идана Ролла).

    4. Внешнеполитические достижения: самоотчет и действительность

    Версия Лапида

    Умолчание Лапида

    Факт

    Правительство Лапида не допустило возобновления ядерной сделки с Ираном.

     

     

     

     

    Дипотношения с ОАЭ – результат дипломатии Байдена и Лапида.

     

     

    Соглашение с Ливаном о разделе шельфа поможет Европе с энергоносителями, и в этом помог Байден.

     

     

    Израиль не продаст Украине

    «Железный купол».

     

     

     

     

    Израиль не уступит давлению Вашингтона по поводу сотрудничества с

    Китаем.

     

     

     

     

    Израиль вновь закупит подлодки у Германии, несмотря на скандал с Thyssen Krupp из-за якобы коррупционной сделки с

    Нетаньяху.

    Лапид был согласен на любые условия сделки.

     

     

     

     

    Соглашения Авраама подготовлены командой Д.Трампа с помощью Т.Блэра в обмен на сделку по F-35.

     

    В выигрыше компания Total и интересы Франции в Ливане; без участия Макрона сделка бы не состоялась.

     

     

    Израиль пытался продать

    «Железный купол» Румынии (при участии Ирины Невзлиной и Гарри Каспарова).

     

     

    Сделка с Вьетнамом по поставке спутников-шпионов; визит Б.Ганца в Японию; 30% акций старого порта в Хайфе продана Adani (Индия), чтобы «уравновесить» продажу

    нового порта Китаю.

     

     

    Уходя в отставку, А.Меркель не гарантировала условия сделки.

    Белый Дом был готов на возобновление сделки с правительством М.Д.Зарифа, но не Раиси. Израиль не играл никакой роли.

     

     

    ОАЭ предпочли закупку истребителей у Франции.

     

     

     

    Израиль уступил Ливану 330тыс кв м акватории бесплатно.

     

     

     

    Глава Минобороны Румынии уволился.

     

     

     

     

    Посол Израиля вызван в МИД КНР по поводу интервью с тайваньскими активистами в израильских СМИ.

     

     

     

     

    Предложенная цена вдвое больше прежней (2.4млрд вместо 1,2млрд. Зато Нетаньяху разоблачен.

     

     

     

     

    III. Новые проблемы коалиции Лапида-Беннета после объявления (30 июня 2022) новых досрочных выборов

    1. Срок выборов: назначение на 1 ноября 2022 (а не на 9-е, как рассчитывал Мельман), с вынужденным согласием команды Лапида на переговорах с оппозицией ввиду опасений срыва чаемой встречи с Джо Байденом.

    2. Нестыковка в Вашингтоне: расхождения в штабе Демпартии США по тактике взаимодействия с республиканцами-антитрампистами: Патрик Мэлони, глава Демократического конгрессного комитета, подрывает их шансы на праймериз, поддерживая в их округах твердых трампистов, которых считает менее «проходными» в финале выборов в конкуренции с демократами.

    3. Нестыковка в Иерусалиме: расхождение проекта Саара (который обслуживал Стивен Шварц, экс-помощник Джона Маккейна и соучредитель Lincoln Project, объединявшего республиканцев-антитрампистов) с проектом Лапида; учреждение альянса «Государственный лагерь» («Маханэ мамлахти») партиями Саара и Ганца с расчетом на продвижение Ганца (а не Лапида) в премьеры; согласие экс-главы генштаба ЦАХАЛ Гади Айзенкота примкнуть к коалиции «анти-Биби» только в составе «Маханэ мамлахти»; результат – одиночество Лапида в усилиях по сохранению своей коалиции.

    Нарративы «анти-Биби»-мэйнстрима:

    1. Haaretz: педалирование «токсичности» отношений «Ликуда» с новой правой поселенческой партией «Ционут датит» (продукт воссоздания «Байт иехуди» после отделения «Ямины», с присоединением партии «Ноам» раввина Цви Тау).

    2. «Решет» (11 канал): педалирование разногласий «Ликуда» с партиями харедим («Яхадут ха-Тора» и ШАС), в особенности по кандидатурам на экономические министерства в случае успеха

    3. «Детали», 9 канал и другие русскоязычные ресурсы: педалирование роли русского сектора в исходе выборов.

    Особенности кампании «Ликуд» 2022 года:

    а) преобладание в списке Ликуда политиков младшего поколения с агитационным опытом, в том числе однократно участвовавших во временных правительствах (Ярив Левин, Дуди Амсалем, Эли Коэн, Йоав Киш);

    б) включение в список под номером 8 бывшего мэра города Иерусалима Нира Барката, ранее претендовавшего на пост министра финансов, со связями с «колорадско-висконсинским» кланом в США (через Ларри Майзеля);

    в) выход из списка (и из политики) экс-министра энергетики Юваля Штайница с отмежеванием от пролоббированнной Госдепом (спецпосланник Амос Хохштейн) израильско-ливанской сделки по разделу шельфа; перемещение экс-министра транспорта Исраэля Каца на отдаленное место в списке с подозрением на нелояльность;

    г) включение в проходную часть списка лишь одного русскоязычного политика – Юлия Эдельштейна под N18 (другой русскоязычный экс-министр Зеэв Элькин, примкнувший к партии Саара, пытался примирить Саара с Нетаньяху, но не преуспел и остался в Маханэ Мамлахти»;

    д) воздержание, вопреки прогнозам, от приглашения Айелет Шакед («Ямина») обратно в ряды «Ликуд», несмотря на прием в список «Ликуда» перебежчиков из «Ямины» - Идит Сильман и Амихая Шикли.

    Коалиционные телодвижения Я.Лапида:

    а) попытка убеждения лидеров партий «Авода» (Мейрав Михаэли) и МЕРЕЦ («новый старый» председатель – Захава Гальон) в целесообразности объединения списков на общей лево-прогрессистской платформе;

    б) расчеты на договоренности с руководством всех арабских партий;

    в) суетливые фотосессии в подтверждение собственной поддержки со стороны Белого Дома, в том числе ценой реверансов в пользу Палестины в политически безвыигрышный момент (после заявления М.Аббаса о «пятидесяти холокостах» на переговорах с О.Шольцем в Берлине).

    Корректировка медиа-нарратива на второй-третьей неделе октября 2022:

    а) вынужденная констатация конъюнктуры консервативного поворота в Израиле не только в американском (трампистском), но и в трансатлантическом тренде (Италия, Франция, Швеция и др.);

    б ) вынужденная констатация успехов Нетанияху в построении собственной коалиции, включающей «Ционут Датит», и факта приращения (а не торможения или подрыва) импульса «Ликуда» за счет «Ционут Датит» и радикальной антиарабской и анти-прогрессистской активности ее «звезды» Итамара Бен Гвира;

    в) вынужденная констатация провалов Лапида в медиации между МЕРЕЦ и «Аводой» и потенциального сокращения арабского потенциала ввиду вероятного провала партии БАЛАД, вышедшей из ранее устойчивого альянса с ХАДАШ-ТААЛ;

    г) озвучивание опции «широкой коалиции», включающей Б.Нетаньяху и Я.Лапида, несмотря на незавершенное уголовное расследование в адрес Нетаньяху («вернись, я все прощу»);

    д) медиа-мэйнстримные запугивания потенциальной опалой «право-правой» коалиции со стороны демократической администрации в США, особенно в случае предоставления влиятельных министерских должностей крайне правым («Ционут датит»).

    Особенности взаимодействия политменеджерского истэблишмента с русским сектором в канун выборов 1 ноября 2022:

    а) преобладающий тренд – избегание русского сектора как токсичного на фоне российской спецоперации на Украине (по существу, «окучивание» проукраинского и прорусского актива в каждой партии потребовало бы отдельных затратных усилий, помимо предупреждения их столкновений); проявления: серия телепередач о законодателях-женщинах, исключающая экс-депутата Ксению Светлову, интервью с которой было снято, но не показано; интервью Б.Нетанияху лишь с одним из русскоязычных ресурсов (9 каналом), по контрасту с предыдущими выборами;

    б) избегание специальных обещаний для русскоязычного сектора даже на партийных ресурсах, дублирующих агитацию на русском языке;

    в) малое число русскоязычных политиков в партсписках: Юлий Эдельштейн (экс-министр Иерусалима, зять Л.Б.Невзлина) в списке «Ликуд» (N18); Йоэль Развозов, Владимир Беляк и Татьяна Мазарская в списке «Еш Атид»» (N6, 16 и 19), Авигдор Либерман, Евгений Сова и Юлия Малиновская в списке НДИ (1,3,5) и Зеев Элькин в списке «Маханэ Мамлахти» (N7). При этом «Авода» и МЕРЕЦ воздержалась от включения русскоязычных в список; А.Либерман при составлении списка предпочел предоставить проходное 6-е место депутату-друзу Хамеду Амару, а не «русскому» Алексу Кушниру.

    IV. Выборы 1 ноября 2022: Прогнозы и результаты (кнессет – 120 мест, необходимое большинство для победы коалиции партий – 61 мандат)

     

    Прогноз Института Мидгам

     

    Прогноз Института KANTAR

     

    Количество голосов (подсчет 94% голосов) и мест, которое получили партии в итоге

    «Ликуд»

    31 мандат

    31 мандат

    23,46% голосов

    В итоге: 32 мандата

    «Еш Атид»

    25 мандатов

    24 мандата

    17,82%

    В итоге: 24 мандата

    Религиозный сионизм

    13 мандатов

    14 мандатов

    10,67%

    В итоге: 14 мандатов

    Государственный лагерь "Махане Мамлахти" –

    12 мандатов

    11 мандатов

    9,03%

    В итоге: 12 мандатов

    ШАС

    8 мандатов

    8 мандатов

    8,29%

    В итоге: 11 мандатов

    «Яадут ха-Тора»

    7 мандатов

    7 мандатов

    5,97%

    В итоге: 7 мандатов

    «Наш дом Израиль»

     

    6 мандатов

    6 мандатов

    4,42%

    В итоге: 6 мандатов

    «Авода»

    5 мандатов

    5 мандатов

    3,61%

    В итоге: 4 мандата

    «Мерец»

    5 мандатов

    5 мандатов

    В итоге: 0 мандатов

     

    «РААМ»

    4 мандата

    5 мандатов

    4,16%

    В итоге: 5 мандатов

    «ХАДАШ-ТААЛ»

    4 мандата

    4 мандата

    3,87%

    В итоге: 5 мандатов

    Коалиция «Нетаньяху»

    («Ликуд,

    Религигозный сионизм,

    ШАС

    Яадут ха-Тора)

     

    59 (31+13+8+7)

    60 (31+14+8+7)

    64 (32+14+11+7)

    Коалиция Лапида

    («Еш Атид», «Государственный лагерь», «НДИ», «Авода», «Мерец», «ХАДАШ-ТААЛ» / «РААМ»)

     

     

     

    57

    (25+12+6+5+5+4)

    («Еш Атид», «Государственный лагерь», «НДИ», «Авода», «Мерец», «ХАДАШ-ТААЛ)

     

    56

    (24+11+6+5+5+5)

    («Еш Атид», «Государственный лагерь», «НДИ», «Авода», «Мерец», «РААМ»)

     

    46

    (24+12+6+4)

    («Еш Атид», «Государственный лагерь», «НДИ», «Авода»)


    Победившая коалиция Оппозиция

    Нетаньяху (64 места)

    Лапид (46мест)

    Арабский сектор (10мест)

    «Ликуд» - 32 мандата

    «Еш Атид» - 24 мандата

    «РААМ» - 5 мандатов

    «Религиозный сионизм» - 14 мандатов

    «Государственный лагерь» - 12 мандатов

    «ХАДАШ-ТААЛ» - 5 мандатов

    ШАС – 11 мандатов

    «НДИ» - 6 мандатов

     

    «Яадут-ха-Тора» - 7 мандатов

    «Авода» - 4 мандата

     


     

    02.11.2022 Я.Лапид отменяет визит в Шарм-аш-Шейх на климатический саммит COP-27, куда намеревался прибыть независимо от результата выборов.

    04.11.2022 Передовая статья в Times of Israel о целесообразности создания «правительства национального единства».

    06.11.2022 Отставка сменного премьера Нафтали Беннета (занавес!).

    06.11.2022 Э.Макрон вынужден поздравить Б.Нетаньяху с победой.

    07.11.2022 Джо Байден вынужден поздравить Б.Нетаньяху с победой.

    08.11.2022 Слухи о закулисных переговорах президента Израиля Ицхака Герцога с партиями "Еш Атид" и "Махане Мамлахти" о попытке создать правительство национального единства (распространены порталом ynet).

    08.11.2022 И.Герцог опровергает слухи о переговорах по правительству национального единства.

    09.11.2022 Официальное представление результатов выборов президенту Ицхаку Герцогу

    09.11.2022 Консенсус партий победившей коалиции о выдвижении в премьеры Б.Нетаньяху.

    09.11.2022 Разброд между партиями оппозиции: только «Еш атид» и «Авода» выдвигают в премьеры Я.Лапида, НДИ и "Махане Мамлахти" не выдвигают никого.

    V. Потенциальное правительство Нетаньяху:

    Министр финансов –Исраэль Кац, Нир Баркат, Эли Коэн (Ликуд); Арье Дери (ШАС); Бецалель Смотрич (Ционут Датит)

    Министр юстиции - Ярив Левин или Давид Амсалем (Ликуд)_

    Министр иностранных дел - Амир Охана (Ликуд)

    Министр здравоохранения – Йоав Киш (Ликуд)

    Министр транспорта – Мири Регев (Ликуд)

    Министр по делам культуры и спорта – Мики Зоар (Ликуд)

    Министр строительства Ицхак Голдкнопф (Яахуд а-Тора)

    Министр окружающей среды – Гила Гамлиель (Ликуд)

    Спикер кнессета – Дани Данон или Офер Акунис (Ликуд)

    Глава Финансовой комиссии кнессета – Моше Гафни (Яахуд ха-Тора)

    Глава Законодательной комиссии кнессета – Яаков Ашер (Яахуд ха-Тора)

    Предварительные выводы

    1.Совпадение досрочных выборов в Израиле с промежуточными выборами в США, знаменовавшими ожидаемый реванш республиканцев, придал кампании правого блока во главе с партией «Ликуд» экс-премьера Биньямина Нетанияху дополнительный импульс, мультиплицировавший уже сформированную мотивацию политического и идеологического возмездия – помимо поддержки кампании Б.Нетаньяху со стороны Д.Трампа и Республиканской партии, а также партийно-секторальных лоббистских структур (Сионистской организации Америки, Республиканской еврейской коалиции, правого крыла Американо-Израильского комитета по общественным связям (AIPAC).

    2. Избыточная, даже утрированная лояльность в адрес демократической администрации Джо Байдена-Камалы Харрис, демонстрировавшаяся премьером Я.Лапидом на протяжении всей его каденции независимо от результатов политики Белого Дома на Ближнем Востоке, обеспечила решающий электоральный «минус», характеризуя массовое разочарование израильской общественности уровнем американского лидерства.

    3.Провал попытки Белого Дома Байдена-Харрис привести к власти в Иране лояльную администрацию М.Д.Зарифа и последующая закономерная неэффективность переговоров по СВПД, в сочетании с политическим и стратегическим сближением России и Ирана (вплоть до их сотрудничества на Украине) закономерно усугубила феномен «осадного» (оборонительного) менталитета в Израиле, закономерно приносящего электоральный эффект правым и крайне правым партиям.

    4.Старания правительства Я.Лапида выдать соглашение о разделе морского шельфа с Ливаном за политический успех не оправдались ввиду условий компромисса, предполагавших уступку обширной акватории взамен на снятие моратория на добычу газа. Помимо факта преимущественной экономической и геополитической выгоды для третьих сторон, в качестве страны-посредника (Франция) и корпоративных бенефициаров (французская Total и греческая Energean), сделка усугубила идеологический конфликт в правительстве Лапида между министерствами энергетики и экологии, учитывая идеологическую (климатическую) индоктринацию министра Тамары Зандберг.

    5.Слабые политические результаты партии «Авода», наследницы некогда системообразующего блока МАПАЙ, и партии МЕРЕЦ, входящей в Социнтерн, характеризуют пресыщение израильской общественности прогрессистской повесткой дня, закосневшей в догматике и нетерпимости (как писал Ури Мисгав в Haaretz 29 сентября,

    «свободная критическая дискуссия сменилась догматическим диктатом и декламацией лозунгов, повторяющихся в заданном алгоритме (привилегии, распределение по способностям, токсичное окружение, нельзя никого судить, «бумеры») - это самоубийственное движение… огромное количество граждан и избирателей начинает испытывать все большее отчуждение по отношению к этому клубу».

    6. Прочность союза между партией «Ликуд» и религиозными партиями ШАС и «Яхадут ха-Тора», вопреки множеству интриг и слухов о взаимном недоверии и претензиях, стала закономерным ответом на кампанию обвинений в «мракобесии» и на серию целенаправленных инициатив правительства Беннета-Лапида по ограничению полномочий израильского раввината (кашрут, гиюр) в общем контексте прогрессистской программы реформ. Б.Нетаниягу, вернувшийся к власти вопреки мировой светской конъюнктуре, интерпретируется через призму старо-ишувного менталитета как «мелех Биби» («король Биби»).

    7.Высокая популярность возрожденной религиозно-сионистской партии «Ционут ха-Датит» явилась результатом не только усугублением конфликтов между поселенцами и арабским населением (ситуационной политической реакцией), но и жесткой социально-консервативной политической позиции ее актива, противопоставленной прогрессистским (особенно гендерным) новациям. В этом отношении «право-правая» израильская коалиция повторяет прецеденты Венгрии и Италии и служит прецедентом для других стран Европы.

    8. Резкое различие по результатам голосования в Тель-Авиве (первое место – «Еш атид» Я.Лапида) и Иерусалиме (первое место – «Яхадут ха-Тора») иллюстрирует межсекторальную ценностно-смысловую поляризацию общества – «два народа, два государства» не по этнокультурным, а по базовым мировоззренческим критериям.

    9.Относительный успех арабской партии РААМ М.Аббаса, во временном правительстве Лапида-Беннета получившей в распоряжение бюджет развития арабского сектора, также отражает популярность социально-консервативной (мусульманской) линии ее руководства, солидарной с еврейскими религиозными партиями по гендерной тематике.

    10. Русскоязычная община Израиля, расколовшаяся по симпатиям более чем на треть в пользу Украины в период российской спецоперации, самоизолировалась прежде всего в силу своего коллективного пиетета к персоне Авигдора Либермана, вопреки парадоксу между его личным нейтралитетом по украинскому вопросу (ввиду которого он был включен в сайт «Миротворец») и проукраинским настроем большинства общины. Голосование большинства русскоязычных (как и ранее) за список НДИ А.Либермана дополнительно подрывает потенциал секторального влияния, что становится социальной расплатой за психоисторический «смысловой аутизм».

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)