Если победит Байден: к какому будущему надо готовиться России?

Геополитические итоги президентских выборов в США
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time14 дек 2020remove_red_eye1 418
14 12 2020
 

Оценка ситуации.

К настоящему моменту в США произошли три ключевых события, позволяющие сделать вывод об уже неизбежности поражения Трампа на президентских выборах 2020 года в рамках сценария, исключающего некий форс-мажор*.

Несмотря на отсутствие официального и законно признанного итога подсчета голосов, Джо Байден уже объявил себя победителем и начал процедуру перенятия полномочий. Формально она не является законной. Трамп распорядился закрыть ему доступ к документам, составляющим государственную тайну. Однако такой запрет фактически продержался до вечера 13 ноября, после чего республиканцы нашли обходную возможность.

Руководство ФБР, ЦРУ, РУМО и министерства внутренней безопасности США заявило о необходимости знакомить «практически победителя» с текущей обстановкой. Так команда Байдена проверку служб безопасности, необходимую для получения доступа, еще не прошла, то знакомить их с ними будут специально уполномоченные сотрудники соответствующих ведомств на закрытых брифингах.

Тем самым руководители федеральных ведомств прямо нарушили указ своего президента и процедуру транзита власти все равно запустили.

Более того, ряд чиновников стали делать заявления о том, что прямо обманывали Белый дом по поводу реального положения дел в подответственных им вопросах. В частности, спецпосланник по Сирии Джеймс Джеффри признался, что он с коллегами целенаправленно дезинформировал аппарат президента по поводу количества американских военных в Сирии, прямо саботируя распоряжение Трампа об их выводе. Что важно, все подобные заявления никакой логично ожидавшейся дисциплинарной реакции со стороны госаппарата не получили.

Также заканчивается неудачей стратегия республиканцев доказать подтасовки при подсчете голосов в суде – Верховный суд отказался принимать иск Техаса. С одной стороны, команда Трампа заявляет, что у них украдено больше 2,7 млн голосов. Но с другой, лишь в одном случае в суде пытаются оспорить значимый размер вбросов в количестве около 200 тыс. бюллетеней.

Во всех остальных придраться удалось к считанным тысячам подозрительных фактов, даже в случае их судебного признания, сколько-нибудь принципиально изменить итоги не способных. А суды Невады, Джорджии, Пенсильвании и Мичигана принимать к рассмотрению республиканские иски отказались вовсе.

Вследствие чего кража победы у Трампа стала очевидной, но даже ее доказательство остается за пределами возможностей действий государственной системы. В стране происходит, пользуясь бизнес-терминами, классический рейдерский захват государства

Ожидалось, что вечером 13 ноября, Дональд Трамп прервет свое затянувшееся молчание и обратится к нации с каким-то важным призывом, способным кардинально повлиять на происходящее. Такое выступление действительно состоялось, но 45-й президент Америки полностью посвятил его своим успехам в борьбе с эпидемией Covid-19, а также анонсу бесплатной вакцинации всех желающих уже в апреле 2021. По самому главному вопросу текущего момента он допустил единственную оговорку, сказав, что следующую администрацию может возглавить уже не он.

Оставалась последняя надежда на коренной перелом складывающейся тенденции во время запланированного 14 ноября в Вашингтоне «Марша миллионов MAGA» (сокращение от "Make America Great Again"), на котором должны были собраться «миллионы» сторонников Трампа. Как минимум, для выражения моральной поддержки своему лидеру, как максимум – в ожидании, если не прямого приказа, то четкого идейного указания о том, как действовать дальше.

Митинг состоялся, только Трамп в нем участия не принял. Его кортеж лишь красиво проехал мимо толпы, а президент, в красной кепке со своим девизом, просто помахал прохожим рукой из-за бронированного стекла. И отправился играть в гольф — на свою 282-ю игру за время пребывания в должности главы государства.

Бесспорно, гольф в Америке является не просто спортом или развлечением. Прогуливаясь по красиво стриженым газонам игроки, в большинстве своем являющиеся «людьми, принимающими решения» обсуждают разные важные вопросы как бы в не официальной обстановке. Так что нельзя сказать, будто бы Трамп занимался вовсе уж глупостями. Однако момент именно для этой партии оказался выбран крайне неудачно.

За Трампа в Америке проголосовало около 70 млн человек. И пусть в Вашингтоне собрались далеко не все, однако они ожидали от своего кандидата проявления лидерских качеств. Но не дождались. Трамп не выступил.

Таким образом, хотя «Марш миллионов» в Вашингтоне еще продолжается, и местами отмечаются мелкие стычки с противниками, можно констатировать поражение республиканцев на выборах 2020 года. Следующие четыре года руководить Соединенными Штатами будет Джо Байден, как олицетворение триумфа демократов.

 

Постановка проблемы.

Произошедшее заставляет задуматься не столько о геополитическом будущем США, - как минимум краткосрочном, на 2021 – 2024 годы, так и в долгосрочной перспективе, - сколько, в первую очередь, извлечь системный опыт из нынешних событий.

Вопросов, в сущности, всего три: почему проиграл Трамп; как победа Байдена скажется на остальном мире; в чем заключаются ближне- и среднесрочные задачи России, с учетом этих обстоятельств.

Поражение Трампа предопределилось его неспособностью исполнить ключевые обещания 2016 года: «осушить Вашингтонское болото», «вернуть Америку американскому народу», и «вернуть промышленные мощности из Китая (шире из всей ЮВА) домой в США». Причем последнее оказалось следствием провала в решении двух первых пунктов.

Представляя интересы глобального финансового капитала демократы в США признали вполне уместным отказаться от соблюдения духа формальных правил социальной организации общества, механизмов функционирования государственного аппарата и норм публичной политической борьбы. Просто потому, что «для достижения успеха любые средства хороши», а «победителей не судят». В то время как Трамп продолжал рассчитывать на нерушимость базовых принципов.

В консервативной модели американского мировосприятия принято считать, что система в целом организована идеально. Плохие лица, и даже плохие организации, проникнуть в нее могут, но что-либо принципиально изменить в ее устройстве неспособны. Значит достаточно найти и заменить «неправильных» сотрудников на «правильных» и Америка снова вернет себе величие.

На этом возникла принципиальная разница в очертании пространств допустимых решений. У Трампа оно безусловно ограничено сохранением государства, как института, принципов функционирования его механизмов, и самое главное, недопустимости раскола в обществе, тем более чреватого кровопролитием. В то время как демократы не скрывают отношения к США как к обычной банановой республике, в которой, ради достижения цели, допустимо абсолютно все. Тем более если формальные правила их тенденциозного применения не запрещают.

Именно отсюда берут корни голосование по почте, наглый вброс бюллетеней уже после закрытия избирательных участков, тенденциозность использования СМИ, затыкание ртов любым «несогласным», включая собственного президента (особенно в социальных сетях, например в Twitter).

Но самое главное, глобалистам удалось загнать Трампа в логический ситуационный тупик. Остановить рейдерский захват в рамках американской политической и юридической системы невозможно. Львиная ее часть наводнена сторонниками демократов, не только здравый смысл, но даже прямые указания главы государства прямо саботирующими. Принудить систему работать в соответствии с декларируемыми демократическими принципами можно лишь силой. Причем, лежащей за пределами формального правового поля.

Но если к подобному шагу прибегнуть гражданская война становится неизбежной. В форме гораздо более худшей, чем в 1861 – 1865 годах. В то время разница во взглядах пролегала по границам между штатами. Сегодня она нередко пересекает почти каждую семью.

Для Трампа, как консервативного республиканца, подобное оказалось ценой абсолютно неприемлемой. А больше ему наглости и беспринципности демократов противопоставить оказалось нечего. Их электорат, все эти трансгендеры, BLM, антифа, прочие радикальные «нового глобального мира» к Америке относятся тоже как «к этой стране», ничем не отличающейся от прочих бантустанов. Устроить революционный пожар в США они были готовы, а Трамп – нет.

 

Выводы.

В результате победы Байдена Америка не просто вернется к «демократической линии» времен Обамы. Произошедшие события последних лет показали, что соблюдением формальных норм и внешних приличий теперь можно не озабочиваться. В предстоящие четыре года минимум Соединенными Штатами станут управлять демократы практически в однопартийном формате, и непубличные главы финансовых корпораций.

Ключевым инструментом управления останется тенденциозная манипуляция информацией через предвзятые СМИ, жесткий булинг всех хоть в малейшей степени несогласных с «единственно верной точкой зрения», вплоть до запретов на профессию, и полное отсутствие последовательности и какой-либо политической или государственной ответственности за воплощаемые в жизнь, под видом госполитики решения.

Определяющими станут слова президента корпорации «Дженерал моторс» Чарльза Вильсона (1890 – 1961): «что хорошо для Дженерал Моторс, то хорошо и для Америки». Только в более циничной и максимализированной форме.

Формальным фоном новой администрации будет лозунг о необходимости отказа от ошибочной изоляционистской политики Трампа и исправления его стратегических ошибок. России почти наверняка будет предложено сохранить договоренности в рамкам системы соглашений об ограничении стратегических наступательных вооружений и чем-то заменить договор РСМД, из которого Вашингтон уже вышел. А также вернуться к прежней «дотрамповской практике» международных норм.

Однако, при внешней привлекательности, все это изначально позиционируется в качестве сыра в мышеловке. Правящая демократическая элита США ожидает, что Россия не просто пойдет на встречу Америке, а сделает это с позиций примерно середины 90х годов прошлого века. С безоговорочным признанием безоговорочности западного превосходства во всех сферах и аспектах человеческой деятельности (от принципов ведения бизнеса до культуры, искусства и базовых императивов гражданского общества, а также отказом от какой бы то ни было самостоятельности.

С той разницей, что 30 лет назад, для введения каких-либо санкций требовались действительно серьезные основания, а сейчас станет достаточным обвинения в неподобающем отношении к каким-то меньшинствам. А то и вовсе из-за отказа признать себя виновным в чем-то откровенно надуманном. Хотя бы в вине за столетия рабства.

В России никогда не было негров? Не беда. В ряде либеральных западных СМИ уже вбрасывались пробные шары о вине русских белых за столетия содержания в рабстве калмыков и тувинцев. Почему именно их – интересоваться бесполезно. Внятные ответы у обвинителей отсутствуют. Просто надо в стандартной схеме кем-то заменить негров. Без разницы кем, лишь бы каяться за прегрешения по ней должна была Россия.

Важно отметить, что масштаб поздравлений Байдена с победой еще когда неопределившимися оставались около трети голосов выборщиков, со стороны глав европейских государств позволяет заключить о чрезвычайно высокой степени приверженности высших эшелонов правящей элиты Евросоюза к идеям и принципам глобальных демократов США. В том числе в Германии, первые лица которой прямо заявили о неготовности, да и нежелании, их страны еще четыре года существовать «в эпоху Трампа».

Это значит, что в европейском балансе между глобалистами и консерваторами в Евросоюзе доминирование принадлежит глобалистам. С победой Байдена в США, их вес в политическом механизме Европы усилится. Следовательно, радикально возрастают шансы на реализацию «революционных», по их мнению, проектов «водородной энергетики» и введения импортных налогов «на углеродный след». Таким образом, доходность российского экспорта в Европу существенно сократится, а львиную долю его объема, приходящуюся на энергоносители, в первую очередь природный газ, Россия потеряет.

Но хуже другое. Изложенное возвращает глобальный геополитический расклад к исходным позициям начала американо-китайского противостояния примерно 2004 – 2008 годов. В его рамках мир рассматривался как ничейное пространство, победа в котором, достанется той стороне, которая сумеет подмять под свой контроль его подавляющую долю.

Размеры экономик США и КНР примерно одинаковы, что не дает преимуществ ни одной стороне. У Китая больше сконцентрировано мирового производства, у США – больше денег и передовых технологий. Но если Вашингтону удастся заново колонизировать Европу, и благодаря такому укрупнению, подмять под себя экономику Южной и Центральной Америки, Океании, крупнейших монархий Ближнего Востока, то под американским контролем окажется 2/3 мирового ВВП.

Российская доля в 4–5%, на первый взгляд, не является решающей, но наличие в РФ огромных сырьевых и энергетических запасов превращает Москву в последний ключевой фактор, определяющий успех победы в постиндустриальном раунде геополитической конкуренции.

У США появляется мощный стимул попытаться повторить в России попытку цветной революции, как это имело место в 2009–2012 годах, только в более разнузданной, истеричной и циничной форме.

А у Китая возникает риск утраты России как надежного источника сырья и огромного территориального буфера между ним и западным миром. В случае появления угрозы (или даже просто ощущения неизбежности ее появления) захвата России «западом», например, в виде приведения к власти нового правительства радикально прозападной ориентации, а тем более при возникновении реальной перспективы территориального распада РФ, Пекин окажется неизбежно вынужден попытаться решить проблему военным путем. С целью установления своего прямого контроля над сырьевыми запасами Дальнего Востока и Западной Сибири.

Теоретически российское ядерное оружие должно подобное предотвращать, однако апробированные в других странах технологии цветных революций позволяют уничтожать целевые государства без формальной внешней военной агрессии. Примером тому может служить Украина.

* - сокращенная версия доклада Института РУССТРАТ

Средняя оценка: 4.5 (голоса: 11)

Видео