Администрация Байдена-Харрис: кадровые решения в идеологическом и прикладном аспектах

Оптика кампании демократов 2020 года: обычаи и отличия
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time28 фев 2021remove_red_eye5 857
28 2 2021
 

1. Общие закономерности

1.1. Выбор демократической фигуры, противостоящей республиканскому президенту, были итогом элитного спора, в процессе которого выявлялись как внутренние расчеты, отраслевые, групповые и клановые, так и внешние ставки, проявлявшиеся в кулуарной дипломатии (в частности, флирт канцлера Германии Ангелы Меркель с экс-мэром Нью-Йорка в период сессии ГА ООН 2019 года).

1.2. Демократический президентский номинант определился до Конвенции (съезда) партии, что исключило ее состязательность, опасения перед которой традиционно преувеличивалась экспертным сообществом. Состав бюллетеня оппонирующей Демократической партии официально определился за три месяца до выборов, что не расходится с традицией.

1.3. Переходная команда конкурента-демократа сформировалась в срок и включала экс-чиновников и политменеджеров, проявивших себя в прежних кампаниях, из окружения как прежнего президента-демократа, так и кандидата, который был его напарником в течение обеих каденций и получил его своевременную поддержку; в силу предвыборных соображений клановые и групповые трения в истэблишменте и активе Демпартии временно преодолеваются или камуфлируются.

2. Качественные отличия

2.1. Идеологическая конъюнктура. Президентская кампания 2020 года в информационной сфере характеризовалась непрерывной кампанией дискредитации Д.Трампа и его единомышленников, со «сталкиванием лбами» идеологов его команды с партийным истэблишментом и с применением всего диапазона средств дискредитации, включая троллинг, аналогичный применяемому в странах-мишенях, и обсценную лексику из уст творческой интеллигенции; столь же беспрецедентным явлением была глобализация травли как в СМИ, так и в арт-сообществе.

Именно глобальность травли иллюстрировала тот факт, что палеоконсервативно-индустриалистская платформа Республиканской партии, трампизм (термин экс-спикера Палаты представителей Ньюта Гингрича), знаменовала вызов не только (и не столько) Демпартии США, сколько наднациональным институтам, продвигающим редукционистскую (под брендом «прогрессизма», для младшего актива – «пробужденчества», wokeism) повестку дня.

Слом палеоконсервативного реванша востребует активизацию электоральных ресурсов, в том числе через религиозные и расово-этнические сообщества; эту активизацию облегчает прогрессистская трансформация доктрины Ватикана после отречения Бенедикта XVI.  

2.2. Цена вопроса. В течение 60 лет после первой суррогатной прогрессистской революции в США и Западной Европе (1968) прогрессистский истэблишмент сформировал не только идеологическую среду, но и классы идеологов (надстройку, вовлекающую академический и пропагандистский ресурс, и многомиллионную армию активистов) и исполнителей повестки дня, включая внушительный сектор агробизнеса (не только биогаз, но и наркопроизводство), биогенетических, альтернативно-энергетических и информационно-идентификационных технологий.

Поскольку часть этого бизнеса (включая не только ВИЭ, но и индустрия предупреждения и прерывания беременности) зависит от госсубсидий, а его глобальное развитие – от вклада США через институты иностранной помощи, вопрос о власти в США затрагивает как идеалы, так и интересы.

2.3. Идеологические посылы в адрес Демпартии. Кампания сопровождалась беспрецедентным программным давлением от лица не только «мировой науки», пропагандирующей «единственно верную» догматику климатической катастрофы в развитие теории пределов роста, но и непосредственно из уст менеджмента семейных фондов.

В частности, Том Вудруф, старший советник президента Института политики Азиатского общества (старейшей рокфеллеровской структуры после Совета по народонаселению и Исследовательского совета по социальным наукам), накануне утверждения Камалы Харрис кандидатом в вице-президенты на портале The Hill указывал, что Харрис «имеет потенциал стать самым влиятельным вице-президентом США после Эла Гора в глобальной борьбе с изменением климата», ссылаясь на обещание Харрис провести в начале 2021 года саммит крупнейших эмитентов (углекислоты) и на ее особые месседжи в адрес Индии и Китая в этой части; «попытка восстановить совместные климатические усилия с Китаем» формулировалась от имени Asia Society в качестве внешнеполитического императива.

Связь реализации глобальной редукционистской повестки с политической трансформацией (под брендом демократизации) тогда же проводилась экс-замглавы СНБ при Обаме Беном Родсом в программной статье для Foreign Affairs, издания Совета по международным отношениям (CFR), предлагавшей:

а) созыв «саммита демократических стран мира» для «определения национальных обязательств по возрождению сформировавшихся демократий, поддержки прав человека в молодых демократических странах и странах с авторитарным правлением»;

б) международные санкции в адрес стран, продолжающих скатываться к нелиберализму», в частности Венгрии и Турции, с угрозой их исключения из альянсов,

в) пресечения «операций российского влияния» и «подкупа» с раскрытием, без колебаний, незаконно полученных богатств и коррупционные схем нелиберальных лидеров» (на «либеральных лидеров», как и на глобальную номенклатуру, такое требование не распространялось).  

2.4. Включение противоэпидемических усилий в прогрессистский идеологический оборот. Именно те индустриальные сектора, с возрождением которых Дональд Трамп связывал восстановление США как полюсной державы-производителя, не только несут максимальные убытки в период пандемии, но и подвергаются дополнительному давлению глобальных институтов.

Готовность корпораций к следованию прогрессистской повестке, обеспеченная в том числе ротацией руководства, сопровождается стартом инициатив перераспределения под конкурирующими брендами «инклюзивного капитализма», «капитализма участия» и др. при одобрении и прямом участии индоктринированного Св.Престола.

Одновременно легализация легких наркотиков по инициативе руководства ВОЗ одобряется на уровне ООН, что оправдывается в том числе своевременными «данными науки» о целебных противовирусных свойствах марихуаны. В ходе кампании в США итог довыборов в штате Джорджия, определяющих партийный контроль над Сенатом, прямо связывается с интересами марихуанового бизнеса.

Особые заслуги в продвижении нарколегализации приписываются вице-президент-электу Камале Харрис как соавтору профильного закона, также гарантирующего материальную компенсацию для «жертв уголовной системы» в контексте преодоления расовой дискриминации.

Настрой президент-электа Байдена на декриминализацию рекреационной марихуаны записывается в текст статьи Wikipedia «Президентская кампания Байдена» третьим из программных обещаний, вопреки сообщениям о его «дистанции» (gap) с Камалой Харрис по данному вопросу.

Существенно, что редактирование английской Wikipedia осуществляется на фоне введения Wikimedia Foundation «универсального кодекса поведения», квалифицирующего размещение «предвзятого, ложного, неточного или несоответствующего контента» как «вандализм».

2.5. Голосование по почте под противоэпидемическим предлогом, наряду с переписыванием границ округов (джерримэндерингом), наряду с комплексом карантинных мер, параллельно с возложением на президента Трампа и его электоральной базы вины за летальный результат, обеспечивает успех демократического бюллетения, в котором во второй раз в истории США заведомо дементированный президентский кандидат соседствует с здоровым напарником с собственными президентскими амбициями, но впервые избранный вице-президент наделен заведомо одобряемыми глобальной повесткой дня качествами инклюзивности – расовой и гендерной.

При этом приходящие президент и вице-президент получают беспрецедентно позитивное освещение в медиа-мэйнстриме, что проявляется не только в освобождении от неудобных вопросов, но и в елейном захваливании авансом, что республиканские критики сопоставляют с «нелиберальными» режимами, на фоне усиления чистки журналистов, уличенных в расовой/гендерной неполиткорректности, квалификации таких выражений, как «все жизни имеют значение» как мыслепреступлений, и идолизации цветного кандидата в вице-президенты вплоть до установки памятников при жизни.

 

Оптика перехода 2021 года: обычаи и отличия

1. Общие закономерности

1.1. Переток из правительства в синекуры и наоборот. Смена политического цвета Белого Дома – от красного (республиканского) к синему (демократическому), или наоборот, традиционно приводит в действие принцип вращающихся дверей: в новый состав Администрации (исполнительной власти) мобилизуются представители истэблишмента, в период правления партийного оппонента занимавшие должности в стратегических и исследовательских центрах, партийных институтах, лоббистских фирмах (K-Street), медиа-холдингах или корпорациях, являющихся государственными поставщиками (в особенности аэрокосмического сектора), а также профессионалы разведывательного сообщества и дипломатического корпуса, причем последним двух категориям наиболее свойственно продление полномочий или сохранение в новой администрации в пониженном должностном статусе.

Масштаб ротации закономерно значительнее в случае, если партийная смена в Белом Доме совпадает с перехватом большинства той же партии в палатах Конгресса.

Как политические аналитики, так и репортеры, специализирующиеся на отслеживании механизма «вращающихся дверей» (в частности, Алекс Ганджитано на портале The Hill), в период перехода 2020-21 гг. фиксировали обычное для президентского перехода трудоустройство бывших сотрудников уходящей республиканской администрации в бизнесе, юридических фирмах и исследовательском секторе – в частности, экс-глава Национального экономического совета (НЭС) в администрации Трампа, получил должность вице-президента IBM, а его преемник Ларри Кадлоу получил должность в Fox Business.

В свою очередь, в демократическую администрацию Джо Байдена-Камалы Харрис вернулись из бизнес-сектора Джеффри Зиентц, предшественник Гэри Кона в статусе главы НЭС, и его экс-заместитель Брайан Диз; Деннис Макдоно, эк-глава аппарата Белого Дома; Рон Клайн и Брюс Рид, экс-руководители аппарата вице-президента; Алехандро Майоркас, экс-замглавы Департамента внутренней безопасности и др. Ряд других экс-чиновников возвращаются из институтских и фондовых синекур, в частности, Ричард Бернс и Джон Керри – из Carnegie Endowment for Peace.

1.2. Должностные вознаграждения за финансовый вклад в кампанию. Если в администрации Дональда Трампа получили должности бывшие спонсоры (в Белом Доме - Гэри Кон, Карл Айкан, в дипкорпусе – Гордон Сондленд, Льюис Айзенберг, Жоржетт Моссбахер и др.), то в администрации Байдена-Харрис миллиардер Джефф Зиентц, став сопредседателем переходной команды, возвращается в Белый Дом (где служил при Обаме как его бывший донор) на пост советника, а посольские должности, по сообщению Hollywood Reporter, зарезервированы для Боба Айгера и Джефри Катценберга из Disney World (первоначально доноры собственной кампании Камалы Харрис) – соответственно в Китае и Великобритании.

1.3. Расчеты и неудачи. Участие в переходной кампании с расчетом на должность не обязательно вознаграждаются: при формировании администрации Трампа не оправдались должностные амбиции губернатора Нью-Джерси Криса Кристи, который был смещен с должности главы переходной команды сразу же после выборов и заменен на избранного вице-президента Майка Пенса.

Аналогичным образом губернатор штата Нью-Мексико Мишель Лухан-Гришэм, сопредседатель переходной команды, не получила десигнации (предноминации) на чаемый пост главы Департамента здравоохранения или на иную сопоставимую должность в Кабинете. В обоих случаях подоплекой отсева является кланово-земляческий конфликт.

2. Качественные отличия

2.1. В состав Кабинета Байдена-Харрис не выдвинут ни один представитель проигравшей партии – вразрез с традицией, которая соблюдалась и в администрации Трампа, включившего в первый состав Кабинета демократа Дэвида Шулькина на пост главы Департамента по делам ветеранов (должность не статусная, но «вкусная» по масштабу ведомственного бюджета).

Отказ от вовлечения республиканцев в новую демократическую администрацию вступает в противоречия как с призывами к единству в инаугурационной речи президента Байдена, так и рекомендациями статусных экспертов и политменеджеров, и заведомо фрустрирует республиканцев-ренегатов (сенатора Джефри Флейка, конгрессмена Джастина Эмаша и др.), рассчитывавших на вознаграждение за саботаж законодательных инициатив администрации Трампа, подрыв партийной кампании и (или) солидарность с демократами в инициативах импичмента.

Игнорирование республиканцев, вопреки рекомендациям двухпартийных аналитических и лоббистских центров, имеет идеологические, а не только политические причины, что подтверждается конфессиональной дискриминацией – полным отсутствием белых протестантов в новой администрации, несмотря на пиетет Байдена к Джимми Картеру, отраженный даже в инаугурационной речи.

Единственным «рудиментом» (holdover) прежней администрации остается глава ФБР Кристофер Рэй, продление каденции которого - особенно после сообщений об агентурном найме ФБР Энрике Таррио, вашингтонского лидера бело-супрематистской группировки Proud Boys, с ее ключевой ролью в создании картинки «поджога рейхстага» в «беззащитном» Капитолии 6 января – имеет оптику вознаграждения за исполнения грязной, но высокоприоритетной задачи для приходящей администрации.

Столь же беспрецедентен процесс формирования новой администрации в условиях мобилизации сил Нацгвардии, обеспечение безопасности законодательного процесса с помощью которых продлено до середины марта.

2.2. Другая давняя традиция – приглашение в состав кабинета одного из бывших внутрипартийных соперников – была соблюдена как в администрации Трампа-Пенса, где Бен Карсон занимал должность главы Департамента жилищной политики, сохранив ее в течение всей каденции Трампа, несмотря на нападки и клановые интриги, так и в администрации Байдена-Харрис, выбравшей Пита Буттиджича на пост главы Департамента транспорта.

Хотя в обоих случаях мотивация выбора исходила из соображений инклюзивности (Карсон - единственный афроамериканец в кабинете Трампа, Буттиджич – единственный гомосексуал в кабинете Байдена), различие состоит в перспективе выдвижения Буттиджича на пост вице-президента при потенциальном президентстве Камалы Харрис.

В пользу этой опции свидетельствуют ранние отказы конкурентов Байдена от выдвижения в 2024 году с роспуском собственных политструктур – Берни Сандерса, после сделки Шумера-Макконнела получившего председательство в Бюджетном комитете Сената, и Майкла Блумберга, возвращенного на пост бизнес-координатора ООН по климату.

Политменеджер Мэри-Энн Марш в интервью Politico отмечала, что кадровый подход переходной команды Байдена-Харрис, не позволяющий себя проявить бывшим конкурентам (как Хиллари Клинтон при Обаме), «будет еще больше стимулировать разговор вокруг Харрис как де-факто демократического лидера 2024 года», причем Харрис и без этого именно так себя воспринимает: “Показательно видео, на котором она выходит из самолета и спускается по ступенькам по ковру во внедорожник, с видом главнокомандующего».

2.3. Если в администрации Трампа отбор в состав Кабинета учитывал профессиональную квалификацию (за исключением того же Бена Карсона, профессионального хирурга), то переходная команда Байдена-Харрис отводит этот критерий на второй план, что расходится не только с американской традицией, но и вообще с политической практикой президентской республики, приближаясь к европейской парламентской модели.

Расхождение стало очевидным еще при озвучивании шорт-листов на кабинетные должности с обилием совпадений: в частности, прокурор Калифорнии Хавьер Бесерра присутствовал сразу в трех шорт-листах, в итоге став десигнатом (предноминантом) на пост главы департамента здравоохранения. Деннис Макдоно стал первым в истории выбором на пост главы Департамента по делам ветеранов, не служившим в армии, в отличие от первоначального фаворита на эту должность Пита Буттиджига.

2.4. Вопреки стереотипным упрекам в игнорировании карьерных профессионалов, звучавших в адрес обоих глав Госдепартамента (Рекса Тиллерсона и Майка Помпео) в администрации Трампа-Пенса, выбор на высшие посты в Госдепе Байдена-Харрис оказался исключительно политическим, включая двух чиновниц из администрации Обамы (Викторию Нуланд и Узру Зею), получивших прежние назначения также «извне», т.е. не прошедших карьерный путь сотрудника Иностранной службы.

Это явление, зафиксированное в трекере Американской ассоциации иностранной службы (AFSA), является источником фрустрации и демотивирования карьерных дипломатов. Аналогичным образом, выдвижение карьерного дипломата (а не разведчика) Ричарда Бернса на пост директора ЦРУ, особенно в сочетании с «политическим» выбором Эврил Хейнс на пост Директора национальной разведки, фрустрирует разведывательный истэблишмент, целый ряд карьерных представителей которого в шорт-листах на обе должности был проигнорирован.

Исключением стал офис спецпосланника ООН, укомплектованный профессиональными дипломатами во главе с Линдой Томас-Гринфилд, экс-зампомощником госсекретаря и экс-главой Офиса человеческих ресурсов (кадрового управления) Госдепа.

2.5. Вопреки стереотипным упрекам в непотизме (семейственности) в администрации Трампа, ссылавшимся на включение дочери и зятя президента в состав советников Белого Дома («Западного крыла»), и на обещание Байдена избежать семейственности в офисе, для команды Байдена-Харрис семейное продвижение на должности более характерно.

Супругами являются главный юрист Белого Дома Боб Бауэр (вернувшийся на должность, которую занимал при Обаме) и Анита Данн, экс-топ-менеджер кампании, ставшая старшим советником. «Отбраковка» Лаэль Брейнард, члена управляющего совета ФРС, на пост главы Казначейства, сопровождалась выдвижением ее супруга Курта Кэмпбелла на пост директора СНБ по Азии, что имело оптику «компенсации».

Сразу же после назначения Стива Рикетти, директора кампании Джо Байдена, на пост старшего советника Белого Дома, стало известно о трудоустройстве его брата в корпорацию Amazon Джеффа Безоса явно по лоббистским мотивам.

 

Канадская модель инклюзивности: все равно, но некоторые равнее

1. Идеологическая догматика и кадровый отбор

1.1.Двойная ипостась разнообразия

В инаугурационной речи Джо Байдена, где его спичрайтерами озвучена сверхзадача «снова сделать Америку ведущей силой добра в мире», инклюзивность состава администрации обоснована пассажем, сводящем воедино императивы недискриминации и спасения планеты:

«Крик о расовой справедливости, который мы слышим уже около 400 лет, движет нами. Мечта о справедливости для всех больше не будет откладываться. Крик о выживании исходит от самой планеты. Крик, который не может быть более отчаянным или более ясным. А теперь-рост политического экстремизма, превосходства белых, внутреннего терроризма, которому мы должны противостоять и который мы победим.

Чтобы преодолеть эти трудности-восстановить душу и обеспечить будущее Америки-требуется нечто большее, чем просто слова. Она требует того, что самое неуловимое в демократии: Единство. Единство. В январе 1863 года в Вашингтоне Авраам Линкольн подписал Прокламацию об эмансипации. Когда он положил перо на бумагу, президент сказал: "Если мое имя когда-нибудь войдет в историю, то это будет за этот поступок, и вся моя душа в нем.” В нем и вся моя душа».

Существенные смысловые умолчания – о том, что Авраам Линкольн, во-первых, был республиканцем, во-вторых, не спасал планету, - политически презентуются в качестве антитезы администрации Трампа, заклейменной как «раскалывающая общество» (divisive) и благоприятствующая расизму; соответственно, термин «единство» употребляется (и звучит) как синоним недискриминации, в то время как носители других представлений не включаются в адресат речи как пренебрежимая величина (deplorable в лексиконе Хиллари Клинтон).

При этом сведение воедино «крика» расовых меньшинств с «криком планеты» экстраполирует пренебрежимую категорию также на всех американцев, не слышащих «крика природы», т.е. не связывающих глобальное потепление (если оно существует) с антропогенией, а массовые заболевания (в частности пандемию коронавируса) с изменениями климата.

Это сужение внутреннего адресата инаугурационного месседжа было замечено экс-спикером Палаты представителей Ньютом Гингричем в Newsweek, в ее заключении: «Я вижу, как он говорит о единстве и призывает всех нас работать вместе. Но мне интересно, что он подразумевает под словом "мы"».

На практике означенное «мы» акцентируется отсевом не только республиканцев при формировании администрации, но и идейно ненадежных демократов, «не слышащих крика природы» и (или) заподозренные в мизогинии («сексизме») – в частности, Ларри Саммерса, работавший в администрации Обамы.

В то же время в новую администрацию не принимаются представители цветных, работавшие в команде Трампа, даже беспартийных, как главный хирург Джером Адамс, беспартийный (!) главный хирург, в то время как полномочия главного инфекциониста Энтони Фаучи и директора Национального института здоровья Фрэнсиса Коллинза продлены, несмотря на бело-маскулинность обоих чиновников; исключения, следующие наднациональным инструкциям, подтверждают правило.

Программный абсолют инклюзивности в применении к кадровой политике воплощается в формировании администрации по полименьшинственному принципу, ставящему расовое представительство, по аналогии с охраной биологически видов, выше профессиональных критериев.

Исключительно расовый критерий подчеркивался при выборе главы Департамента внутренних дел (курирует государственные земли и недра), где изначальным фаворитом была представитель коренного населения (фактически – индейского игорного бизнеса) Деб Хааланд, и главы Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC), где кандидатура афроамериканца Криса Браммера называлась предпочтительной ввиду «дефицита цветных среди финансовых регуляторов» (фактически Браммер проявил себя в подготовке прессинга демократов Палаты представителей на руководство Facebook).

В Пентагоне обязательства по обеспечению расовой и гендерной инклюзивности и борьбе с расизмом были анонсированы 3 февраля в ВМС, в один день с инструктивным письмом главы Департамента обороны Ллойда Остина об очистке рядов вооруженных сил от «экстремизма», и через три дня после распоряжения Остина об очистке консультативных структур Пентагона от кадров Трампа, что подтвердило прогнозы идеологической чистки в рамках политизации военного сословия, противоречащего Конституции США.

 

P.S.

Выше представлена приблизительно четверая часть текста Доклада «Администрация Байдена-Харрис: кадровые решения в идеологическом и прикладном аспектах». Анализ национального состава актива Демпартии (афроамериканцы, латиносы, евреи, ирландцы-католики, индусы и т.д.), а также анализ непубличной стороны кадрового процесса в новой администрации Байдена-Харрис, будут представлены в полной версии Доклада, которая через некоторое время будет опубликована на сайте Института РУССТРАТ в разделе Премиум (по подписке).

Средняя оценка: 4.7 (голоса: 3)

Видео