Ливия как площадка для отработки сценариев Третьей мировой войны

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time04 окт 2020remove_red_eye1 212

Оценка ситуации*.

Ливия стремительно превращается в Сараево образца 1914 года. Страна стала центром воронки конфликта на юге Европы, в которую вовлечены Турция, европейские страны НАТО, а так же такие флагманы арабского мира, как КСА, ОАЭ, Иордания и Египет. Союзником антитурецкой коалиции в конфликте является и Израиль. Россия является наблюдателем и имеет контакты с обеими сторонами ливийского конфликта, за что периодически получает от них упрёки в помощи противникам.

Инициатором конфликта является Турция. Стратегия неоосманизма, проводимая Эрдоганом, требует закрепления Турции как углеводородной империи. Двоевластие в Ливии и признание ПНС со стороны ООН позволили Эрдогану в  обмен на военную помощь заключить договор с главой ПНС Фаизом Сараджем о праве ведения геологоразведочных работ в районе Средиземного моря, который Ливия считает своим.

Эта зона является районом залегания большой газовой подушки, идущей как к Израилю (месторождение Левиафан), так и к Ливии. В свою очередь имеющиеся договоры о демаркации морских границ между Египтом и Грецией и Греции с ЛНС под руководством Хафтара о разделении морских акваторий и определении прав на шельф отводят эту территорию к зоне Греции.

Юридическая коллизия в территориальном вопросе в южной части Средиземного моря стала поводом для двойных трактовок, чем Турция воспользовалась незамедлительно. Считая ЛНС законным правительством, Турция имеет все основания легитимно отвергать все упрёки в захвате чужой собственности. Понимая юридическую сложность ситуации, нефтяные ТНК воздерживаются от предложений Греции начать геологоразведку на спорной территории.

В настоящее время Турция ведёт бурение и геологоразведку в экономической зоне Греции под прикрытием кораблей турецкого ВМФ. Греция угрожает силой своего ВМФ выдавить Турцию из своей морской зоны, однако пока дальше заявлений дело не идёт.

На суше в конфликт вмешался Египет – на границу с Ливией перебрасываются войска, включая флот, авиацию, артиллерию и бронетехнику. Получено согласие египетского парламента на применение силы в Ливии против Турции. В свою очередь парламент  Турции дал согласие на отправку Эрдоганом войск в Ливию на помощь Сараджу. Проведены совместные морские учения Франции и Египта, имеющие явную антитурецкую направленность. 

Кроме газовой составляющей, Турции в Ливии нужна нефть. Газ и нефть – это единый комплекс ресурсного обеспечения неоосманизма в версии Эрдогана. Доступ к нефтяным полям Ливии и контроль над газовыми месторождениями в Средиземном море со стороны Турции возможен при наличии контроля над ливийскими портами Мисраты и Сирта,  при наличии базы турецких ВВС в Аль-Ватыйе и базы ВМФ в городе Аль-Хомс.

В настоящее время Сирт контролируется армией ЛНА под руководством Хафтара. Если турецкие войска создадут угрозу Сирту, Египет, по словам его представителей, введёт свои войска в Ливию. В Каире считают, что захват Сирта приблизит турецкую военную силу к границам Египта, и Сирт – это черта, переход которой означает вступление Египта в войну с Турцией на территории Ливии.

Таким образом, Турция начала выстраивание военной инфраструктуры, обеспечивающей добычу и экспорт нефти и газа в южном Средиземноморье. Однако тем самым она вторгается с зону присутствия не только интересов Греции и арабских стран, но и Франции и Италии. А это существенно меняет дело, так как две эти европейские страны в Ливии присутствуют давно, обладают глубокими связями с нефтегазовыми ТНК и просто так уступать рынок Турции не намерены.

В СМИ широко освещаются детали конфликта между Турцией и Грецией и Египтом, но конфликт с Францией и Италией имеет намного более серьёзные последствия как для ситуации на Севере Африки, так и для судьбы НАТО. Впервые в истории этого блока создалась ситуация, когда соблазн от передела мира и рынков оказался выше возможностей институтов этой организации улаживать конфликты интересов своих членов.

 

Постановка проблемы.

Италия – страна, которая первой оккупировала Ливию, превратив её в свою колонию. История колониальных отношений Италии и Ливии самая долгая, она длилась с 1912 по 1942 годы. Именно под властью итальянского королевства произошло объединение Ливии – в 1934 году в состав объединённой Ливии вошли Триполитания, Киренаика и Феццан. По сути своим нынешним составом Ливия обязана Италии. Муаммар Каддафи, пришедший к власти в 1969 году, изменил форму правления, но не состав территорий Ливии.

После изгнания Италии из Ливии собственность и имущество ливийских итальянцев (20  тысяч человек) были национализированы. Лишь в середине 80-х годов ХХ века Беттино Кракси и Сильвио Берлускони  удалось восстановить отношения Италии и Ливии и заключить ряд важных межправительственных соглашений с Каддафи.

В 1998 году была заключена Консульская конвенция. В 2000 – Соглашение о защите и поддержке инвестиций и Соглашение по борьбе с терроризмом, организованной преступностью и нелегальной иммиграцией. В 2007 году между Италией и Ливией был принят Протокол о сдерживании нелегальной иммиграции.  Этот вопрос был для Италии особенно важным, так как Ливия в рамках политики панафриканизма отменила визы со всеми африканскими странами, и поток нелегальной миграции ввиду близости Италии был неподконтролен.

В результате в Италии теневой сектор экономики, в котором были задействованы нелегалы, составлял 15,9–17,6 % ВНП, а по данным  Национального института социального обеспечения этот показатель доходил до 30 % ВНП.

Следует отметить два очень существенных момента:

1. Трафик нелегалов из Ливии в Италию совпадает с наркотрафиком из Африки в Европу.

2. Протокол о сдерживании нелегальной иммиграции от 2007 года был в одностороннем порядке отменён Ливией. Причина – появление в 2006 в эфире государственного телеканала руководителя партии Лиги Севера Роберто Кальдероли в футболке с карикатурой на пророка Мухаммеда, занимавшего пост министра реформ в правительстве Берлускони. 

Кальдероли был отправлен в отставку, но попал в правительство после выборов в 2008 году. Каддафи требовал не допускать Кальдероли в правительство, но МИД Италии счёл это вмешательством во внутренние дела и потому отверг требование Ливии. Сотрудничество Ливии и Италии в деле предотвращения нелегальной миграции было разрушено.

Если оценить этот факт с позиций вопроса «кому выгодно», то можно предположительно оценить степень влияния наркомафии Италии на её политические процессы, хотя, безусловно, всё это можно отнести к случайным совпадениям.

Экономическое значение Ливии для Италии очень велико. Четверть всей нефти и десятая часть газа, потребляемые Италией, поступают из Ливии. Имело место слияние финансовых активов Ливии и Италии: нефтяной итальянский гигант « Eni» в Ливии был привилегированной компанией, в крупнейшем банке Италии «UniCredit» доля ливийского капитала составляла 7%, ливийские инвестиции поступали во многие другие компании Италии.

Италия собиралась инвестировать $5 млрд. в обновление ливийской инфраструктуры. Это было запланировано в рамках  исполнения второй части договора о прекращении исторических споров между Италией и Ливией, что явилось несомненной победой дипломатии С.Берлускони. Планировалось строительство автомагистрали от Туниса до Египта и создание нового жилого фонда.  Итальянские компании, занимающиеся добычей углеводородов в Ливии, создавали базу в 20 млрд. евро за счёт уплачиваемых в Ливии с 31 декабря 2008 года по 31 декабря 2028 года налогов.  В обмен Италия брала под контроль борьбу с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и незаконной иммиграцией.

Однако главным камнем преткновения стали планы Италии и Ливии оказывать друг другу военную помощь в случае опасности. В НАТО заявили, что это неприемлемо и подрывает основы членства в альянсе. Однако так как договор не совершал обязательство ненападения, его отменять не стали.

Всем этим планам Италии в Ливии пришёл конец после того, как Ливия была уничтожена в первую очередь при активном участии Франции. Геополитический потенциал Италии в ЕС был подорван кардинально, страна стала европейским аутсайдером, отдав пальму первенства в ЕС Германии и Франции.

Макрон, организуя во Франции встречу Хафтара и Сараджа, демонстративно не пригласил на неё представителей Италии. То есть уже четыре страны - члены НАТО – Италия, Греция, Франция и Турция – в ливийском конфликте выступают как противники.

Причём, если конфликт Италии и Франции ещё удаётся регулировать через институты НАТО, то конфликт Греции и Франции с Турцией уже такому регулированию не поддаётся.

Так, из-за спора Франции, Греции и Турции морская миссия НАТО не работает. Сами страны НАТО игнорируют решение об эмбарго на поставки в Ливию оружия и не только снабжают своих «прокси» всеми видами вооружений, но и создают там военные базы (Турция) и проводят учения с нечленами НАТО (Франция и Египет) против другого члена НАТО (Турция).

При этом США занимают двойственную позицию. Во-первых, этот конфликт им выгоден с точки зрения контроля над Францией.  Вовлечённость Франции в дела в Северной Африке (Тунис, Марокко, Алжир, Ливия) решают три задачи:

а) стабилизируют ситуацию подконтрольности эксплуатации ливийских нефтегазовых полей в пользу США,

б) связывают ресурсы Франции, отвлекая их с ЕС на Африку,

в) потакание, по словам Бжезинского, «преувеличенным претензиям Франции на особый статус лидера».

Кроме того, США через ЦРУ управляют конфликтом в мире ислама,  поддерживая в Ливии и Египте силы ИГИЛ  (организация, запрещённая в РФ).  

Таким образом, ливийский узел являет следующую диспозицию сил:  

1. Турция занимает самую невыгодную позицию – она своими силами напрямую участвует в конфликте. Более того, она сама воюет на три фронта (Сирия, Закавказье, Ливия).

2. Франция и Греция противостоят Турции. Италия в стане союзников антитурецкой коалиции. У Франции с Турцией кроме Ливии острая схватка за Тунис, бывший частью Османской империи и позже ставший протекторатом Франции. 

3. Арабский мир в составе антитурецкой коалиции.

4. Противоречия в мире ислама уже вышли за рамки конфликта шиитов (персы) и суннитов (арабы и турки) и привели к активизации раскола в мире суннитов (арабы против турок).

5. США не рассматриваются сторонами конфликта как посредник. Их предложение прекратить иностранное вмешательство в Ливию и дать работать подконтрольной США ливийской Национальной нефтяной корпорации не  решают ни одной проблемы стран-участниц конфликта в Ливии. Что однозначно оценивается как наступившая слабость гегемона.

Ко всему прочему стоит добавить, что в этой ситуации осталась неосвещённой роль Британии. Которая всегда находится на заднем плане любого мирового конфликта.  В данном случае достаточно будет отметить такой факт: в 2011 году Британия  закрыла своё посольство в Ливии. Британский МИД сообщил, что теперь интересы Британии в Ливии будет представлять Турция.

То есть нынешняя линия Турции в отношении Ливии как минимум санкционирована Британией. Политически неподконтрольным странам функции дипломатического представительства не даются, так как посольство содержит большой компонент разведывательной работы, которую на аутсорсинг не отдать.

Есть ещё один важнейший момент заинтересованности Британии в превращении Турции в свою «прокси-силу» в Ливии. В 2000 году вместе с итальянским концерном «Eni» к ливийским нефтяным проектам была подключена британская «British Petroleum». Это ещё одна из причин активной позиции Франции и Британии по разрушению Ливии: французы и британцы убирали конкурентов. 

Есть ещё один важнейший мотив ливийского столкновения, кроме нефтегазового. Это крупнейшие в мире подземные запасы пресной воды в виде двух морей. Одного на территории Ливии, Египта, Судана и Чада, другого на территории Ливии, Алжира и Туниса – традиционных колоний Франции.  

Размеры только одного первого бассейна оценивают в объёме двух третей Чёрного моря. Контроль над Ливией становится ключевой позицией для доминирования в глобальной политике.

Рост упрёков России в том, что она в Ливии создаёт плацдарм против Запада – верный маркер страха Британии и Франции от включения России в ливийский процесс. Сообщается о наличии в Ливии ракет С-300 и даже «Калибр».

Понятно, что управление такими комплексами могут осуществлять только российские специалисты.  Участие России в любых переговорных форматах по Ливии для Франции и Британии недопустимо, несмотря на взаимный антагонизм этих двух вековечных европейских врагов.

 

Выводы.

1. Конфликты стран НАТО с высокой вероятностью военного столкновения между ними в силу своей беспрецедентности не имеют организационных и правовых инструментов решения. Отсутствует механизм принуждения к выполнению решений  (по словам Столтенберга, «военные НАТО «изучают вопрос»). В то же время само принятие таких решений парализуется страхом перед их невыполнением, что ещё больше усилит кризис НАТО вплоть до нарастания центробежных тенденций.

2. Глобальные основы послевоенного господства США, такие как НАТО, ООН, ЕС, ВТО (система торговых, политических и военных союзов, сплачивающих вассалов вокруг сеньора) проявляют немыслимые 10 лет назад признаки «усталости металла». Кризис всех послевоенных глобальных институтов  набирает обороты, и по мере его нарастания растёт растерянность глобальной элиты перед новыми вызовами.

3. Ливия – удобное поле для войны «по доверенности» на третьей территории между сверхдержавами. Однако как во всяком саморазвивающемся процессе, есть риск перехода кризиса в неуправляемую стадию, и нет механизмов предотвращения такого перехода.

4. Концентрация конфликтующих интересов в Ливии выше имеющихся механизмов их предотвращения и урегулирования. Отсутствуют также и меры принуждения к подчинению той или иной стороны, которая сочтёт себя проигравшей.

5. Особенностью конфликта вокруг Ливии является отсутствие прямого вызова кого-то из вассалов напрямую гегемону. Это конфликт вассалов.  Опасность для гегемона в том, что у него нет способов гашения таких столкновений, в случае, если дипломатические способы не сработают, а экономические и военные санкции прямо ведут к распаду союза.

6. В среднесрочной перспективе России выгоднее поддерживать антитурецкую коалицию,  стремясь уравновесить поставки оружия из Турции. Эскалация конфликта в Ливии до горячей стадии средней интенсивности в интересах России, так как ослабляет всех участвующих в нём геополитических соперников.

Однако в то же время нельзя позволить измениться нынешнему стратегическому раскладу сил. Ни одна сторона не должна получить шансы для скорой победы. Ресурсы всех участников конфликта должны быть связаны им и перемолоты в нём. Для России это уникальная ситуация и воспользоваться ею нужно максимально точно.

 

*Фрагменты Доклада Института Русских стратегий

Средняя оценка: 5 (голоса: 7)