Тайваньское досье-II

    Поворот Байдена к Азии.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time06 окт 2022remove_red_eye90 551
    print 6 10 2022
     

    Стратеги поворота

    Из статьи Дж. Майкла Коула для National Interest от 25.01.2021 (спустя 5 дней после инаугурации Джо Байдена), заголовок: «2021 год: год столкновения Китая и Тайваня?»: Менее чем через неделю после инаугурации новой администрации в Вашингтоне Китай демонстрирует свои мускулы в Тайваньском проливе, декларируя, что хотя Пекин стремится к “перезагрузке” с Вашингтоном при администрации Джо Байдена, его стратегия принуждения демократического островного государства Тайвань, которое он считает своим, будет продолжаться быстрыми темпами. 13 самолетов ВВС и ВМС НОАК проникли в идентификационную зону ПВО Тайваня, а затем – еще 15. Это было больше, чем в сентябре 2020 года, когда 18 самолетов НОАК пересекли срединную линию в Тайваньском проливе и когда китайские официальные лица объявили, что молчаливое согласие о срединной линии больше не применяется.

    Враждебные действия НОАК в Тайваньском проливе уже участились после того, как заклятый враг Пекина, президент Цай Ин-вэнь, была переизбрана рекордным количеством голосов в январе 2020 года, что разрушило все надежды китайского режима на Хань Куо-ю, его предпочтительного кандидата от Гоминьдана.

    Мы можем объяснить последнюю эскалацию НОАК осознанием того, что обязательства США перед Тайванем при Байдене останутся твердыми.

    По мере того, как становятся известны назначения президента Байдена на ключевые посты в аппарате внешней и национальной безопасности, становится ясно, что политика новой администрации в отношении Китая и Тайваня не вернется к тому, что было при Обаме — более снисходительной и основанной на восприятии Китая под менее напористым руководством Ху Цзиньтао.

    Консолидация сил Си Цзиньпина перевернули давние оценки США в отношении Китая, усиливая все более двухпартийное мнение о том, что Китай становится все более авторитарным и дестабилизирующим фактором в международных делах. Хотя президент Трамп привнес в Белый дом определенную идеологию, он не создал более скептическую, если не сказать ястребиную, позицию Вашингтона по отношению к Китаю. Между тем глобальная репутация и известность Тайваня никогда не были лучше, учитывая его борьбу с пандемией и помощь международному сообществу. Глубоко укоренившиеся убеждения и заявления высокопоставленных должностных лиц в Совете национальной безопасности Байдена, таких как Курт Кэмпбелл, Лора Розенбергер и Шанти Калатил, госсекретарь Энтони Блинкен и Эли Ратнер в Пентагоне, среди прочих, не говоря уже о выборе Байдена для пост Торгового представителя США - Кэтрин Тай, являются ранними индикаторами преемственности политики США в Индо-Тихоокеанском регионе. И по умолчанию это подразумевает продолжение и активизацию взаимодействия с Тайванем. Кроме того, обвинения в республиканских кругах и среди сторонников Трампа в том, что Байден будет “мягким” по отношению к Китаю, создадут дополнительное давление на Белый дом, чтобы доказать неправоту таких недоброжелателей; со своей стороны, Конгресс, где поддержка Тайваня достигла исторического максимума, создаст стимулы для исполнительной власти обеспечить поддержку Тайваня. Расчеты Пекина на то, что избрание Байдена вернет отношения к прежнему статус-кво, основывалась на полном неправильном понимании отношения Америки к своему азиатскому сопернику.

    Показательный пример: когда самолеты НОАК угрожали Тайваню, авианосная группа США во главе с USS Theodore Roosevelt вошла в Южно-Китайское море. А в заявлении от 23 января, озаглавленном “Военное давление КНР на Тайвань угрожает региональному миру и стабильности”, Госдепартамент ясно дал понять, что “Соединенные Штаты с обеспокоенностью отмечают продолжающиеся попытки КНР запугать своих соседей, включая Тайвань. Мы призываем Пекин прекратить свое военное, дипломатическое и экономическое давление на Тайвань…. Мы будем вместе с союзниками продвигать общее процветание, безопасность и ценности в Индо-Тихоокеанском регионе, что включает углубление связей с демократическим Тайванем. США сохраняют свои давние обязательства, изложенные в Трех коммюнике, Законе об отношениях с Тайванем и Шести гарантиях. Мы продолжим помогать Тайваню в поддержании достаточного потенциала самообороны. Поведение Пекина исходит из осознания того, что взаимодействие США с Тайванем будет продолжаться при администрации Байдена. Оно также служит внутренней цели, поскольку Пекин, после многих лет очернения Трампа, теперь должен заверить общество в том, что, хотя с приходом Байдена к власти все может пойти не так, как планировалось, Пекин продолжит задавать тон в Тайваньском проливе и регионе. Этот расчет вызывает особую тревогу в свете новых полномочий главы Центральной военной комиссией, данных Си Цзиньпину после внесения поправок в Закон о национальной обороне Китая. Напористость и дестабилизирующие действия Китая станут первым испытанием обязательств США перед Тайванем».

    https://nationalinterest.org/blog/buzz/2021-year-china-and-taiwan-clash-177022

    Автор статьи – сотрудник-нерезидент Глобального Тайваньского института, соавтор книги «Коварная сила: как Китай подрывает глобальную демократию».

    Ключевые кадры поворота

    Кэмпбелл, Курт Майкл (1957-) после бакалавриата Калифорнийского университета в Сан - Диего служил офицером ВМС в Объединенном генштабе в разведывательном подразделении начальника Военно-морских операций, позже получил сертификат по политической философии в Ереванском университете (СССР) и докторскую степень по международным отношениям в Brasenose College Оксфорда. При Б.Клинтоне - зампомощника главы Пентагона по АТР, глава аппарата СНБ, заместитель спецсоветника президента по НАФТА и сотрудник Белого дома в Казначействе. В период Дж.У.Буша - адъюнкт-профессор в Школе управления им. Кеннеди и помощник директора Центра международных отношений Гарварда; директор Программы международной безопасности и председатель кафедры политики национальной безопасности в CSIS. В январе 2007 - соучредитель Центра за новую американскую безопасность (CNAS) совместно с Мишель Флурнуа, был главным исполнительным директором CNAS. Занимал пост директора Aspen Strategy Group и председателя редакционного совета Washington Quarterly, основатель и руководитель консультативной компании StratAsia. При Обаме - помощник госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона (2009-2013) занимался неформальной дипломатией с Индией и Японией; в феврале 2013 соучредитель Asia Group, LLC, (совместно с Ниравом Пателем), ее председатель и гендиректор. Член CFR; член совета директоров IISS (Лондон). Член советов директоров Standard Chartered PLC и Wasatch Group (инвестиции в недвижимость). В 2018-2019 стипендиат в Институте международного лидерства Маккейна. Сотрудник-нерезидент Белферовского центра Гарварда. Автор доклада To Prevail: An American Strategy for the Campaign against Terrorism (с М.Флурнуа, 2001), редактор The Nuclear Tipping Point (Brookings), Hard Power: The New Politics of National Security (с М.О’Хэнлоном), Difficult Transitions: Foreign Policy Troubles at the Outset of Presidential Power с Джеймсом Стейнбергом (Brookings, 2008). В рамках CNAS участвовал в профильном направлении «Климат и нацбезопасность», редактор сборника Climatic Cataclysm: The Foreign Policy and National Security Implications of Climate Change. В 2016 издал монографию The Pivot: The Future of American Statecraft in Asia. В 2020 в Foreign Affairs опубликовал эссе о расширении QUAD до десятки (D10)», «остро необходимого для вопросов торговли, технологий, цепочек поставок и стандартов» и военно-политического формата QUAD. 16 января 2021 утвержден в должности старшего координатора СНБ по Азии, с подчинением старших директоров по Китаю, Южной Азии и России и Центральной Азии.

    Примечания:

    1. Standard Chartered PLC, эмитент гонконгского доллара, в популярной литературе связывается с наследием состояния Бернарда Баруха, советника Управления военной мобилизации при Ф.Д.Рузвельте.

    2. The Pivot- ссылка на лозунг Хиллари Клинтон о перенесении центра тяжести (pivot)внешней политике в Юго-Восточную Азию.

    3. Вице-президент Asia Group Ричард Верма, посол в Индии в 2013-17, назначенный при Нарендре Моди, в мае 2022 избран в состав Президентского консультативного совета по разведке. В состав того же совета выдвинут Гилман Луй (Люй), «американский китаец в четвертом поколении» из Сан-Франциско», соучредитель софтверного разведывательного подрядчика In-Q-Tel, созданного при директоре ЦРУ Джоне Тенете (совместно с Норманом Огустином, экс-президентом и экс-гендиректором Lockheed Martin). https://www.forbes.com/sites/giovannirodriguez/2017/11/14/meet-the-vc-who-sees-a-better-world-in-3d-gilman-louie/?sh=33b271085ece

    Розенбергер Лора, выпускница Университета Пенсильвании, в Госдепе была спецпомощником замгоссекретаря по политическим вопросам Уильяма Дж. Бернса по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона и нераспространению вооружений, занимала пост директора СНБ по Китаю и Корее, координируя политику в отношении Китая и Корейского полуострова, а также в различных позициях, сосредоточенных на АТР, в т.ч. «управление американо–китайскими отношениями и проблемой ядерных программ Северной Кореи». Как руководитель аппарата заместителя госсекретаря Тони Блинкена и позже старший советник замглавы СНБ Тони Блинкена, консультировала по всему спектру политики национальной безопасности; руководила межведомственным Deputies Committee (Комитет заместителей) на базе СНБ. Была советником по внешней политике суперкомитета «Хиллари для Америки». При Д.Трампе принята старшим сотрудником в Германский фонд Маршалла (GMF); в 2017 совместно с Джейми Флаем стала соучредителем Альянса за обеспечение демократии (ASD); сопредседатель Трансатлантической рабочей группы высокого уровня по модерации контента в Интернете и свободе выражения мнений (с Питером Померанцевым), https://www.journalofdemocracy.org/authors/laura-rosenberger/ с 27 января 2021 – старший директор СНБ по Китаю. Участвовала в вебинаре CNAS "Противодействие операциям Китая и российского влияния» и вебинаре Henry Jackson Society «Когда мир не смотрел: как авторитарные государства воспользовались кризисом COVID-19»; в семинаре Азиатской программы Вильсоновского центра 21 мая 2020 «Эволюционирующая роль Тайваня в мировом порядке: американо-тайваньские отношения и ожидания второго срока президента Цай» (совместно с директором Азиатской программы, экс-зампомощника министра обороны по Восточной Азии, экс-сотрудником CNAS Абрахамом Денмарком, гендиректором Тайваньского института исследований национальной обороны и безопасности, экс-старшим советником СНБ Тайваня и профессором Ун-та Хоккайдо Чен-вэй Линем, директором политического отдела TECRO Винсентом Чао, главой Центра по изучению Азии в Школе дипломатической службы Джорджтауна, экс старшим директором СНБ по Азии Ивеном Медейросом, соучредителем Project 2049 Institute Рэндаллом Шрайвером. https://www.wilsoncenter.org/event/taiwans-evolving-role-global-order-us-taiwan-relations-and-expectations-president-tsais В интервью NYT (март 2020) подчеркивала, что «нынешняя тактика дезинформации Пекина- отход от прошлого: китайские чиновники и СМИ перенимают опыт России и практикуют типично российскую тактику распространения множественной, противоречивой дезинформации». https://securingdemocracy.gmfus.org/author/laura-rosenberger/

    Примечания:

    1. В консультативный совет ASD в 2017 году вошли будущий глава СНБ Джейк Салливан, экс-глава департамента внутренней безопасности и соучредитель Трансатлантической комиссии по честности выборов Майкл Чертофф, экс-президент Эстонии, сопредседатель рабочей группы ВЭФ Global Futures Council по технологии блокчейн Т.Г.Ильвес, издатель

    The Weekly Standard, экс-член советов директоров PNAC и Foreign Policy Initiative Билл Кристол, экс-глава аппарата Белого Дома при Клинтоне, основатель Центра американского прогресса (CAP) Джон Подеста, экс-зампомощника госсекретаря по Европе и Евразии, экс-президент Freedom House, ст. директор по правам человека и демократии в Институте Маккейна Дэвид Крамер, директор отдела исследований внешней и оборонной политики Американского института предпринимательства (AEI) Кори Шаке, экс-глава Еврокомандования, декан Флетчеровской Школы права и дипломатии Университета Тафтса Джеймс Ставридис, экс-глава Комитета по разведке Палаты представителей Майкл Роджерс, директор по международной политике центра киберполитики Стэнфорда и член Глобальной комиссии по стабильности киберпространства Мариетье Шааке, экс-зам. технологического директора США в администрации Обамы, вице-президент Google и экс-юридический директор Twitter, председатель совета друзей Global Voices, член консультативного совета Albright Stonebridge Group Николь Вон и др.

    2. Состав спонсоров, как и консультантов ASD, является подчеркнуто двухпартийным: Klarman Family Foundation, William & Flora Hewlett Foundation, Sandler Foundation, Bernard & Ann Spitzer Charitable Trust, Democracy Fund Craig Newmark Philanthropies https://securingdemocracy.gmfus.org/about-us 

    Второй принцип подбора кадров – нелояльность Д.Трампу (Билл Кристол в 2016 году был инициатором выдвижения в президенты Джеймса Мэттиса, в 2018 году – Никки Хейли). Летом 2020 года ASD созвал рабочую группу из 30 экспертов по национальной безопасности и внешней политике «для разработки национальной стратегии для США, чтобы компенсировать автократические достижения в невоенных областях конкуренции».

    3. После перехода Розенбергер в Белый Дом ее должность в ASD занял Дэвид Сальво, экс-дипломат в России и Боснии и Герцеговине, экс-замсоветника госсекретаря по вопросам политики в Европе, Евразии и международной безопасности, «консультировавший переговорщиков Госдепартамента по затяжным конфликтам на Южном Кавказе», работавший над политикой США в отношении НАТО и ОБСЕ, «основной автор политического плана ASD по противодействию авторитарному вмешательству в демократические процессы». Фактически «повседневной» исполнительной работой в ASD руководит Зак Купер. Отдел политики возглавляет Джессика Брандт, экс-спецсоветник президента Brookings, сотрудник Белферовского центра Гарварда, член Консультативного совета американского филиала Ditchley Foundation.

    Калатил Шанти – тайванка по материнской и индуска по отцовской линиям; начинала карьеру как аналитик по Китаю в гонконгском филиале Wall Street Journal; работала во Всемирном банке, была старшим сотрудником по вопросам демократии в USAID, сотрудником Carnegie Endowment for Peace; старшим директором Международного форума демократических исследований Национального фонда демократии (NED), автор книг "Открытые сети, закрытые режимы: влияние Интернета на авторитарное правление" (Фонд Карнеги, совместно с Тейлором К. Боасом, 2003) и "Дипломатия, развитие и безопасность в информационную эпоху" (Институт изучения дипломатии Джорджтаунского университета, 2013). С должности в NED приглашена с СНБ на пост директора по глобальным правам человека. По данным Робби Греймера (Foreign Policy), сыграла ключевую роль в организации Президентского саммита по демократии. Уволилась из Белого Дома с 1 марта 2022г. (об уходе СМИ сообщили 9 февраля); профильные обязанности временно возложены на ее заместителя Роба Бершинского. https://foreignpolicy.com/2022/02/09/human-rights-official-leaving-biden-nsc/

    Ратнер Эли – с 2012г. замдиректора программы по безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона в CNAS; в 2015-2017гг. заместитель советника вице-президента (Байдена) по национальной безопасности, в 2017-2021гг. исполнительный вице-президент и директор по исследованиям CNAS, в марте 2020г. презентовал доклад «Поднимаясь на вызов Китая: Обновление американской конкурентоспособности в Индо-Тихоокеанском регионе»; женат на китаянке; был старшим сотрудником по Китаю в CFR. Сотрудник Национального бюро по азиатским исследованиям. С 2020г. советник WestExec Advisors. Входил в ротационную команду переходной администрации Байдена-Харрис по Пентагону. С января 2021 года спецпомощник главы Пентагона по Китаю; 10 февраля 2021 года возглавил рабочую группу из 15 экспертов для подготовки закрытого доклада для Ллойда Остина по сдерживанию Китая, включая «стратегию; оперативные концепции; технологии и структуру сил; расположение сил и управление силами; разведка; альянсы и партнерства; военные отношения с Китаем». https://www.defensenews.com/pentagon/2021/02/10/biden-announces-new-pentagon-china-task-force/

    Примечания:

    1. WestExec Advisors, соучрежденная будущим госсекретарем Тони Блинкеном и экс-замглавы Пентагона Мишель Флурнуа, объединила лоббистов из кланов М.Олбрайт и Т.Пикеринга, ранее враждовавших по Балканам, Турции и Афганистану. Эли Ратнер относился ко второй клановой группе – как и Ллойд Остин, предпочтенный Флурнуа при выборе главы Пентагона (за счет влияния Raytheon, где он служил в 2017-2021гг.). Переход Ратнера в CNAS в 2017 году, как и создание ASD при GMF, отражал клановую реконфигурацию аналитического аппарата, мобилизованного на почве противостояния команде Трампа; катализирующую роль в этом процессе играли Джейк Салливан и Венди Шерман, в 2015 году представлявшие команду Клинтон в переговорах по СВПД.

    2. Кадровый «перекос» в пользу антикитайского (и протайванского) состава в администрации Байдена-Харрис, анализировался в статье Тайлер Пэйджер и Наташи Бертран в Politico, https://www.politico.com/news/2021/01/28/biden-china-foreign-policy-463674; отмечалось, что Курт Кэмпбелл стал второй по влиянию фигурой в СНБ, с тремя подчиненными ему старшими директорами по Азии (в отличие от старшего координатора по Ближнему Востоку Бретта Макгурка, которому был подчинен только один старший директор), и аналогично, в Пентагоне Остин «назначил трех специальных советников по ключевым вопросам — Китаю, пандемии Covid-19 и климату, а Ближний Восток отсутствовал»; назывались другие ранние назначенцы со специализацией по Китаю: Мира Рапп-Хупер - старший советник по Китаю в Госдепе; Джеффри Прескотт, экс-старший советник по Азии вице-президента Байдена - зампостпреда в ООН, Келли Магсамен, экс-главный заместитель главы СНБ по безопасности в АТР – глава аппарата Ллойда Остина.

    3. Вышеназванный «перекос» был спровоцирован не действиями НОАК в тайваньском проливе 24 января 2021 года, описанными Дж.М.Коулом, а «европейским ударом в спину» - подписанием Всестороннего соглашения об инвестициях ЕС-Китай (CAI) Ангелой Меркель 30 декабря 2020 г.; именно на этом фоне была отклонена кандидатура Томаса Донилона на пост директора ЦРУ, как фигуры, мягкой к Китаю (в 2015г. Донилон был организатором приглашения замглавы Госплана КНР и будущего вице-премьера Лю Хэ на заседание Бильдербергской группы. Характерно, что в 2021-22 из состава Бильдербергской группы были исключены главы европейских компаний, перешедших под прямой или косвенный контроль Китая – экс-гендиректор Syngenta Дж.Мартин Тэйлор, гендиректор фармгруппы Novartis Даниэль Вазелла, экс-гендиректор Siemens и Alcoa Клаус Кляйнфельд (избранный в глобальный консультативный совет гендиректоров при премьере КНР), а также Йозеф Аккерман, главный исполнительный Deutsche Bank с китайскими и российскими связями.

    Ранее на РУССТРАТ: 
    Средняя оценка: 5 (голоса: 1)