Россия в осаде - от Ивана Грозного до наших дней. Часть третья

    «Смутное время» стало, пожалуй, самым черным периодом в русской истории
    Аватар пользователя Михаил Беглов
    account_circleМихаил Бегловaccess_time15 Май 2022remove_red_eye5 287
    print 15 5 2022
     

    Часть первая

    Часть вторая

    «Смутное время» стало, пожалуй, самым черным периодом в русской истории. Все эти пятнадцать или двадцать лет, если все же считать, что оно продлилось с 1598 года по 1618 год, фактически вопрос стоял так - сохранится ли Русь как самостоятельное государство или же станет колониальной окраиной Польши, Швеции а то и, - не удивляйтесь, - Англии. 

    За эти годы на царском престоле сменилось с полдюжины временщиков. Страна пережила несколько нашествий - с запада, севера и юга, тяжелейший голодомор, разгул бандитизма. При этом практически все это время она находилась в состоянии гражданской войны из-за выскакивавших как черти из табакерки самозванцев. На шапку Мономаха поочередно пыталась претендовать целая куча неизвестно откуда появлявшихся «детей лейтенанта Шмидта». Только Лжедмитриев, которые выдавали себя за погибшего при таинственных обстоятельствах младенцем первенца Ивана Грозного, было четыре штуки. 

    Вот такие мы, русские люди, наивные и верим в сказки. Многие вполне серьезно воспринимали разговоры о том, что Дмитрия Иоанновича на самом деле спрятали от злобных бояр, а вот теперь он вырос и должен занять принадлежащее ему по праву место на троне. 

    Уверен, что большинство помнит, что происходило во времена «Великой смуты» хотя бы по школьным учебникам, но все же позволю себе напомнить основную канву событий тех времен – с чего началась и чем закончилась «Великая смута». 
    «Возня бульдогов под ковром», как называл Уинстон Черчилль закулисные дворцовые и прочие политические интриги, началась еще при жизни Иоанна IV. Боярам не нравилось стремление царя ограничить их привилегии, а тем самым возможности самообогащения за счет государственной казны. 

    В одной из Летописей XVII века черным по белому написано, что «царю дали отраву ближние люди», которые, согласно записям некоего дьяка Ивана Тимофеева, «преждевременно прекратили жизнь царя». Опять же проведенное в 1963 году исследование останков царской семьи подтвердило наличие в костях Грозного высокого уровня ртути. 
    Вот так вот. Не даром сказано: избави меня, Боже, от друзей, а с врагами я справлюсь сам. 

    Законный наследник Ивана Грозного - последний из оставшихся в живых сыновей царя - Федор I Иоаннович, прозванный Блаженным, усидел на троне лишь четыре года. Скорее всего, бояре позволили его короновать, поскольку он отличался весьма слабым характером и не представлял для них какой-либо серьёзной угрозы. Сохранилась запись о нем самого Ивана Грозного, по мнению которого Фёдор был «молчальник, более для кельи, нежели для власти державной рождённый». 

    Но в итоге, как и его братья, и отец, он умер при весьма таинственных обстоятельствах. Сгорел буквально за месяц и скоропостижно скончался в январе 1598 года. 

    Отсюда и начинается отсчет «Великой смуты». Феодор Иоаннович умер, не оставив потомства, и с его смертью прекратилась царская династия Рюриковичей на московском престоле. 

    Борис Годунов, наконец, дождался своего часа и в 1598 году он был посажен на трон. За что боролся, на то и напоролся, потому как радоваться было особо нечему - в наследство цареубийце досталась полуразрушенная страна в полном хаосе. 
     

    Ни одно государство не может существовать без сильной верховной власти, чем тут же поспешили воспользоваться ее недруги. В Европе сразу нашлись стервятники, которые захотели отхватить куски русской земли, а, если получится, то и заполучить всю ее территорию. Ну, а дальше все по хрестоматии.

    Первыми, что неудивительно, подсуетились поляки, грезившие созданием великой державы Речи Посполитой, которые для начала решили организовать то, что сейчас называют «прокси-войной». Для этого вытащили на свет божий Лжедмитрия под первым порядковым номером. При поддержке польского короля Сигизмунда III он в 1604 году сколотил из наемников относительно небольшую армию численностью в пять тысяч человек и отправился захватывать Москву. Многие города на пути самозванца поддержали его и сдались без боя, а войско московского воеводы Фёдора Мстиславского было разбито в битве под Новгородом-Северским. 

    Когда отряд Лжедмитрия уже был неподалеку от Москвы, Борис Годунов взял и неожиданно скончался. Ему было всего лишь 53 года. (Законный наследник Бориса Годунова 16-летний Федор Борисович еще раньше был убит вместе с матерью.) В итоге 20 июня 1605 года по старому стилю Лжедмитрий торжественно вступил в Москву и уже 30 июля он был коронован. Но продержался там недолго – его тоже достаточно скоро убили. А царский скипетр вручили Василию Шуйскому. 

    Между тем, поляки в союзе с литовцами, не смирившись с провалом авантюры «Лжедмитрий №1», спустя два года уже в открытую пошли на Русь новой войной, которая продолжалась девять лет. 

    Польско-литовские отряды вели себя на Руси как отъявленные бандиты. Грабежи, насилие, повальные убийства гражданских лиц – сегодня это называют терроризмом и геноцидом. Известен, например, такой трагический эпизод - 17 марта 1611 года польский гарнизон устроил резню в Москве, в результате которой только в Китай-городе погибло 7 тысяч человек.

    Не дремали и наши южные соседи. В том же 1607 году крымские татары впервые за долгое время перешли Оку. Захватывать власть в Московии они не собирались, но разорили центральные русские области весьма основательно и сумели дойти аж до Рязани.

    Так что царским войскам пришлось биться сразу на нескольких фронтах. Василий Шуйский был вынужден даже заключить договор с давним русским недругом Швецией, по которому в обмен на военную помощь ей передавалась стратегически важная крепость «Кукушкин остров» (Корела) на Карельском перешейке вместе со всем уездом.

    В соответствии с договором шведский король Карл IX отправил на Русь 15-тысячный отряд наемников, в составе которого, кстати сказать, были и немецкие пехотинцы. Они, впрочем, повели себя крайне подло. Во время одного из решающих сражений – «Клушинской битвы» 4 июля 1610 года немецкие наёмники перешли на сторону поляков, обеспечив их победу.Таким образом их войскам открылся путь на Москву.

    Немалую сумятицу в стране вызвало появление в 1607 году Лжедмитрия под вторым порядковым номером. И опять повторилась та же самая история – многие в него поверили и часть русских городов присягнула ему на верность. 

    А в Кремле, между тем, происходит очередной переворот, в результате которого Василий Шуйский был низвержен. К власти пришёл совет из семи бояр, а посему этот период называют «Семибоярщина». Новая власть решила, что поляки представляют из себя меньшую из зол, нежели очередной самозванец, и договорилась с ними, что на московский престол будет приглашен польский царевич Владислав. А для этого в ночь в ночь с 20 на 21 сентября 1610 года впустили в столицу польско-литовские войска.

    «Народ безмолвствует» - эта классическая пушкинская фраза из трагедии «Борис Годунов» верна лишь отчасти. Русские люди действительно весьма терпеливы, но рано или поздно и у них заканчивается терпение, а затем начинается то, что тот же Александр Сергеевич назвал русским бунтом - «бессмысленным и беспощадным».

    По всей стране тогда действительно вспыхнули бунты, которые вскоре стали перерастать в восстания. Самое мощное из них на юге возглавил Иван Болотников, бывший «главный воевода» в войске первого Лжедмитрия. Повстанцам даже удалось поначалу дойти до столицы, осада которой продолжалась аж пять недель. Но в решающей битве под Коломенским в декабре 1606 года войско Болотникова все же было разбито.

    Значительная часть Руси не захотела признавать царём католического королевича. В стране появились повстанческие отряды, которые принято называть, как мы помним по учебникам, Ополчениями. 

    Во главе Первого ополчения встал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, к которому присоединились бывшие сторонники Лжедмитрия II. Весной 1611 года его отряду удалось подойти вплотную к Кремлю и освободить Белый город, Земляной город и даже часть Китай-города. Руководило войском некое «временное правительство», которое назвали «Совет всей земли». Но согласия в товарищах не было, и во время спора на одном из военных советов Ляпунов был убит.

    Что было дальше, уверен, знают теперь все, поскольку 4 ноября мы отмечаем День народного единства в честь освобождения Москвы от поляков Вторым ополчением во главе с Мининым и Пожарским в 1612 году. Исходу оккупантов предшествовала длительная осада столицы, продолжавшаяся несколько месяцев. В летописях тех времен сохранилось вот такое описание: «Сидение же было в Москве таким жестоким, что не только собак и кошек ели, но и русских людей убивали. И не только русских людей убивали и ели, но и сами друг друга убивали и ели». Хотите верьте – хотите нет.

    В повествовании о тех годах очень часто встречается слово «осада». Некоторые из них продолжались по много месяцев. В этой связи не могу не заметить: поспешность нужна, как говорится, только при ловле блох, а в военном деле она недопустима. И, как показывает история, блицкриги редко заканчиваются победой. Как спустя несколько столетий, например, провалился гитлеровский план «Барбаросса», по которому СССР должны были покорить за четыре месяца. Это я пишу для тех, кто сетует, что нынешняя «военная специальная военная операция» на Украине идет слишком медленно. 

    Человеческие жизни дороже быстрого успеха, как бы сильно его ни хотелось. И еще надеюсь, что окопавшиеся в подземельях «Азовстали» нацистские крысы не опустились до каннибализма, хотя от этих нелюдей, предложивших менять женщин и детей на продукты, всего можно ожидать.

    После взятия Москвы в начале ноября 1612 года первым делом встал вопрос об избрании нового государя, для чего был созван Земский Собор, на который пригласили по 7 представителей от всех городов русских. Он состоялся в январе 1613 года. В итоге выбор остановили на сыне патриарха Филарета Михаиле Фёдоровиче, который стал первым Романовым на российском троне. Может, я и не прав, но я не помню, чтобы где-то еще в мире главу государства в те времена выбирали вот так вот «всем миром» или, как сейчас сказали бы, демократическим путем.

    Однако и после избрания царя в России не стало спокойнее. К этому времени значительная часть русской земли все еще была ареной военных действий.

    Крымские татары, не встречая отпора, хозяйничали на юге и в центральных частях земли русской. 

    Польско-литовские войска также не спешили уходить восвояси. 

    А шведы, которым уже надоела, видимо, роль «добрых самаритян», разоряли северные русские города и захватили Великий Новгород.

    Война с северным соседом завершилась лишь в 1617 году подписанием крайне невыгодного России так называемого Столбовского мирного договора, по условиям которого страна теряла выход к Балтийскому морю, но, правда, возвращала себе Великий Новгород и еще несколько городов. 

    А остроту польского вопроса удалось приглушить на время только в 1618 году, когда России пришлось подписать не менее омерзительное «Деулинское перемирие», которое признавало все завоевания Польши в период Смуты, но при этом между странами устанавливался мир на 14,5 лет. (И не спрашивайте, почему именно на 14,5, а не 15, скажем. Торговались как на рынке!)

    Подписание этого перемирия, как считается, и положило окончательно конец «Великой Смуте».
    Но на самом деле могло бы быть и куда хуже. Дело в том, что этот термин «смутные времена» относится и к тому, что происходило в те годы в Европе, по которой прокатилась волна восстаний и бунтов. А в двух ведущих странах произошли смены династий. Во Франции коронуют Бурбонов, в Англии до власти дорвались Стюарты. Развалились старые государства, образовались новые. Так что им было просто не до Руси. 

    Всем, да не всем. В те годы англичане, обосновавшиеся в русских городах еще со времен Ивана Грозного, довольно активно вели себя в России. Их купцы самовольно создавали торговые фактории в провинциях, наемники (англичане, шотландцы, ирландцы) сражались в войсках Лжедмитриев и Шуйского. Так что о богатом потенциале земли русской они были прекрасно осведомлены. И в Лондоне появилось сразу несколько проектов, предлагавших английскому монарху Якову I стать… русским царем. 

    Один из них подготовил английский капитан Томас Чемберлен (ох, уж эти Чемберлены, сколько гадостей сия фамилия наделала России) служил наемником в войсках Василия Шуйского. Вернувшись в Англию, он в 1612 году написал проект интервенции на русский Север и представил его королю. 

    «Если бы Его Величество получил предложение суверенитета над той частью Московии, которая расположена между Архангельском и Волгою, и над водным путем по этой реке до Каспийского или Персидского моря или, по крайней мере, протекторат над нею и полную свободу для английской торговли, это было бы самым счастливым предложением, когда-либо сделанным для нашего государства, с тех пор как Колумб предлагал Генриху VII открытие для него Вест-Индии», - витиевато написал Чемберлен, утверждавший при этом, что эти его идеи получили поддержку части московского дворянства. Для реализации своего плана он предлагал отправить в Россию войско и флот. 

    Похожие предложения содержал и проект французского капитана Маржерета, также бывшего наемника в царской армии, а по совместительству шпиона английского посланника в России Джона Мерика. Поляков он не любил, а потому направил английскому королю письмо, в котором призывал осуществить "святое и выгодное предприятие" - разрушить планы польского короля, а для этого направить в Россию трехтысячное войско. 

    «Если Ваше Величество не пожелает завоевать территорию полностью, то Вы можете заключить соглашение, которое Вас устроит, даже избрать правителя России, угодного Вам и на Ваших условиях», - заявлял француз.
    Были и другие аналогичные предложения, которые в начале XX века обнаружили в Британском Музее. 

    Эти «прожекты» живо заинтересовали Якова I, который весной 1613 года, вопреки мнению Тайного Совета, отправил в Московию своих посланников, дабы разведать обстановку и предложить боярам и дворянам английский протекторат. Но уже по прибытии корабля в Архангельск в июне 1613 года посланники узнали, что в Москве коронован Михаил Романов. Им ничего не оставалось, как сделать хорошую мину при плохой игре и передать от своего короля поздравления новому царю.

    Подводя итог этому «черному периоду» в русской истории, приходится признавать, что он привел к огромным территориальным потерями для России. Под басурман-чужестранцев на долгие десятилетия ушел контроль над Смоленском. Шведы отхватили себе значительную часть Карелии. 

    Смутное время привело к глубокому хозяйственному упадку. Во многих уездах исторического центра государства размер пашни сократился в 20 раз, а численность крестьян в четыре раза. Сократилась и численность населения, которая в ряде районов даже к 1640 году была всё ещё ниже уровня XVI века. 

    Но при этом русские продолжили освоение Сибири и были основаны Архангельск, Тобольск, Царицын, Тюмень, Саратов, Старый Оскол, Воронеж. Был учрежден Московский патриархат во главе с первым патриархом Иовом. А еще была отлита Царь-пушка, которая стоит и по сей день в Кремле как символ мастерства русских литейщиков. Из нее, кстати сказать, никогда не стреляли.

    А самое главное – Русь сумела сохранить свою государственность и даже укрепить ее, благодаря избранию Михаила Романова. 

    Видимо, наш ген содержит некую, подобную птице Феникс способность к возрождению и самоочищению. А полякам, и шведам, и крымским татарам Россия чуть позднее сполна отплатила за оскорбления тех лет, и, благодаря династии Романовых, наступил «золотой век» Руси. Но об этом в следующем комментарии. 

    Средняя оценка: 5 (голоса: 17)